[an error occurred while processing this directive] Семья как объект антинаркотической профилактической работы

Rambler's Top100

АНТИНАРКОТИЧЕСКАЯ РАБОТА В СЕМЬЕ

ТРУДНЫЕ ДЕТИ > [an error occurred while processing this directive]ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ > АНТИНАРКОТИЧЕСКАЯ РАБОТА В СЕМЬЕ


ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ
РАБОТА В СЕМЬЕ
НАРКОЛОГИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ПОДРОСТКОВОЙ СРЕДЕ
ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА. СТАДИИ ВОЗРАСТНОГО РАЗВИТИЯ
ДИАГНОСТИКА И ДИНАМИКА СЕМЕЙНЫХ ПРОБЛЕМ
НАРУШЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ У ДЕТЕЙ С РИСКОМ НАРКОТИЗАЦИИ
ФАКТОРЫ РИСКА ФОРМИРОВАНИЯ ЗАВИСИМОСТИ
СЕМЬЯ И СОЗАВИСИМОСТЬ
ДИСФУНКЦИОНАЛЬНАЯ И АСОЦИАЛЬНАЯ СЕМЬЯ. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ПОДДЕРЖКА ДЕТЕЙ
ПОМОЩЬ СПЕЦИАЛИСТАМ ПРИ РАБОТЕ С СЕМЬЕЙ
ПРИЛОЖЕНИЯ (ПРОГРАММЫ) ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ
 

ГЛАВА 3.

СОЦИАЛЬНАЯ ДИНАМИКА И ДИАГНОСТИКА СЕМЕЙНЫХ ПРОБЛЕМ

Ключевые проблемы семейного консультирования

В настоящее время складывается положение, когда каждая отдельная семья остается один на один с проблемой наркотизации своих детей и вынуждена действовать вслепую. При этом "неблагополучные семьи" демонстрируют образцы злоупотребления алкоголем и наркотиками; в дисфункциональных, конфликтных семьях, вследствие запутанности семейных отношений, доминирует стремление ограничиться эпизодическим вмешательством, установкой переложить "бремя" ответственности за приобщение детей к наркотикам на врачей, милицию, учителей. В благополучных семьях преобладает тревога за складывающуюся ситуацию, которая нередко сочетается с конфронтацией по отношению к влиянию сверстников и друзей ребенка по классу и по двору, т.е. доминирует установка на изоляцию от детско-подростковой среды, что фактически невозможно и не предупреждает "экспериментов" с наркотиками или злоупотребления ими.

Можно утверждать, что семья в настоящее время испытывает дефицит компетентности по вопросам формирования у детей антинаркотических установок, ценностей здорового образа жизни, по взаимодействию со специалистами при необходимости консультативной психолого-педагогической, специализированной медицинской и социально-правовой помощи. Однако, педагоги, школьные психологи, социальные работники часто занимают отстраненную позицию по отношению к случаям наркотизации учащихся. Во многом это связано с тем, что они испытывают затруднения в работе с такими детьми, так как слабо разработано методическое обеспечение компетентного отношения к данной проблеме. Социальный портрет современной семьи в России характеризуется определенными демографическими показателями: численность семей, коэффициент брачности и разводимости, число детей, проживающих в неполных семьях. Численность семей в России по переписи 1989 года составила 40 млн. 246 тыс., в том числе полных семей с детьми - 45%, супружеских пар без детей - 22%.

Следует выделить следующие устойчивые тенденции:

- рост числа семей с 1-2 детьми, когда практически не воспроизводится репродуктивная функция семьи;

- уменьшение числа ежегодно заключаемых браков (1990 год - 8,9 в перерасчете на 1000 населения; в 1995 г. - 7,3, 1997 - 6,3);

- увеличение числа разводов (1990 год - 3,8 на 1000 населения; в 1995 г. -4,6; 1997 г. - 3,79)

Одновременно в целом по стране суммарный коэффициент рождаемости сократился с 2,0 до 1,28 и доля однодетных семей выросла с 29,7% до 31%. В соответствии с динамикой разводов с 1989 по 1995 год в 1,14 раза возросла доля неполных семей с одним родителем с детьми до 18 лет.

Приведенные показатели указывают на определенные кризисные явления в институте традиционной полной семьи. В рамках этих кризисных явлений укорачивается период полноценной и оптимальной семейной социализации, ослабляется роль родительского авторитета, нарушаются ценности устойчивой полной семьи как социальной нормы. В целом это приводит к тому, что семья утрачивает свой социализирующий потенциал по воспитанию детей. По мнению ведущих специалистов, занимающихся ключевыми проблемами сохранения семьи, описанные социологические характеристики отражают новые формы семейного поведения, которые включают в себя " сексуальную, контрацептивную и бракоразводную революции" (Антонов А.И., Сорокин Н.А., 2000, с. 101). По мнению Т.Б. Дмитриевой социальная динамика современной семьи характеризуется негативными тенденциями особенно, если смотреть на нее глазами детей, находящихся в особо трудных жизненных обстоятельствах (Дмитриева Т.Б., 2000). Это подтверждается следующими статистическими данными. Продолжает расти число детей, проживающих в неполных семьях (в 94% это семьи без отца). Стабильно растет внебрачная рождаемость, которая достигла 25,3 % детей от всех родившихся. Тревожной является социальная статистика, констатирующая эмоциональную депривацию детей и жестокое обращение с ними. В 1998 г. было выявлено 110 930 детей, оставшихся без попечения родителей, в 1999 - 113 913. В целом, по данным Министерства образования России, число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей составляло в 1996 году 572,4 тыс. чел., в 1997 г. - 624,9 тыс. чел., а в 1998 г. - 650 тыс. чел., в 1999 - 674 тыс. человек. В отделениях внутренних дел (ОВД) на социально-профилактическом учете состоит свыше 200 тыс. лиц, не выполняющих своих родительских обязанностей. Число детей, отобранных у родителей при лишении их родительских прав, возросло с 42 693 в 1998 г. до 46 515 человек в 1999 г. За каждым из этих семейных случаев стоит необходимость не только социально-правовой помощи пострадавшим детям, но и комплексной медико-психологической реабилитационной работы с ними.

Следовательно, настоящее время характеризуется таким положением, когда каждая отдельная семья остается один на один с проблемами своих детей (уходы из дома и бродяжничество, алкоголизация и наркотизация, нарушения сексуальной ориентации и другие, грозящие риском проблемного развития нарушений поведения) и вынуждена действовать вслепую. При этом "неблагополучные семьи" демонстрируют образцы злоупотребления алкоголем и наркотиками; в дисфункциональных, конфликтных семьях, вследствие запутанности семейных отношений, доминирует стремление ограничиться эпизодическим вмешательством в проблемное поведение детей. В благополучных семьях, как правило, преобладает тревога за складывающуюся ситуацию, которая нередко сочетается с конфронтацией по отношению к влиянию сверстников, друзей ребенка по классу и по двору, т.е. доминирует установка на изоляцию от детско-подростковой среды, что фактически невозможно и не предупреждает различных форм проблемного, рискованного поведения и саморазрушающих "экспериментов" с наркотиками или злоупотребления ими.

Семья сегодня испытывает дефицит компетентности по вопросам формирования у детей позитивных социальных, в том числе антинаркотических установок; по взаимодействию со специалистами при необходимости консультативной психолого-педагогической, специализированной медицинской и социально-правовой помощи. Одновременно педагоги, школьные психологи, социальные работники испытывают затруднения в работе с такими семьями, так как слабо разработано методическое обеспечение компетентного отношения к проблемному поведению детей.

Наш подход к помощи к помощи семье и детям, которые столкнулись с наркологической ситуацией, основан на следующих базовых положениях:

методической основой организации помощи семье является концепция активной антинаркотической профилактической работе в образовательной среде. В рамках этой концепции профилактическая помощь адресуется всем группам несовершеннолетних, начиная с младшего школьного возраста, и их родителям. Такая помощь ориентирована прежде всего на работу в семье, в школе, в местах досуга, т.е. в тех основных сферах, где протекает жизнедеятельность ребенка;

активная антинаркотическая профилактическая работа должна основываться на практическом опыте в области семейной психологии и семейной терапии;

активная антинаркотическая профилактическая работа базируется на дифференцированном отношении к детям с учетом их возраста, личностных свойств, характера семейных отношений, а также степени вовлечения в мир наркотиков и наркотизацию;

в основе антинаркотической профилактической работы лежит принцип междисциплинарного взаимодействия специалистов, основанный на согласовании общих усилий специалистов различных областей - учителей, воспитателей, школьных психологов, социальных педагогов при проведении профилактической работы в семьях и в образовательном учреждении.

Целостный подход к семье и опыт семейной терапии показывает, что семья системно, включая реакцию всех ее членов, реагирует на факт употребления ребенком наркотика. Реакция семьи зависит от характерных для нее сложившихся внутрисемейных отношений и доминирующего психологического климата. Основу реакции семьи составляет формирующийся новый стиль отношений и поведения родителей на известие об употреблении ребенком наркотиков. Эта реакция может способствовать прекращению их употребления или фиксировать психологическую зависимость и закреплять различные формы аддиктивного поведения детей, провоцировать срывы при формирующейся ремиссии. В семьях детей, экспериментирующих с наркотиками или принимающих их, развиваются специфические особенности внутрисемейных отношений, которые необходимо учитывать при комплексном и системном воздействии на личность ребенка с наркотическими проблемами. Оказание профилактической помощи должно начинаться с диагностики внутрисемейных отношений.

Типология семьи и семейных проблем.

Витальной, т.е. жизненно необходимой средой для развития и воспитания ребенка несомненно является семья. В самом общем виде перед решением вопросов, связанных с обращением к семье с вопросами консультации или оказания помощи, необходимо достаточно четко ориентироваться в таких базовых понятиях как здоровая (функциональная) семья, конфликтная (дисфункциональная) семья, асоциальная семья с наркологическими проблемами и противоправным поведением членов семьи, распавшаяся семья.

Для здоровой семьи характерна сильная родительская позиция с ясными семейными правилами; гибкие, открытые взаимоотношения между младшими и взрослыми членами семьи с четкими "образцами" отношений и поведения; сохранные, эмоционально теплые связи между поколениями, которые составляют основу "семейной памяти". Друзья семьи - родителей и детей - свободно входят во внутрисемейное пространство, принимаются в нем без риска "быть отвергнутыми". Опору семьи создают взаимно солидарные и поддерживающие друг друга родители. Они же обеспечивают и чувство безопасности для детей.

Для конфликтной (дисфункциональной) семьи типичны "запутанные отношения" между членами семьи, например, семья с мужчиной-отцом (отчимом), который находится на периферии семейного поля; семья с разъединенными, конфликтно существующими родителями; семья с хронической неприязнью между отдельными членами семьи, старшим и средним поколениями, между родственниками по материнской и отцовской линиям. В такой семье у членов семьи постоянно наблюдаются проблемы с алкоголем; особенно у женщин, часто встречаются психосоматические, т.е. связанные с психогенными причинами, нарушения со стороны соматического здоровья, поэтому могут отмечаться "хронические, трудно излечимые заболевания", вина за которые перекладывается на "не болеющих" членов семьи, в том числе детей. Характерные черты поведения взрослых и детей в такой семье:

- общение между ними находится на низком уровне, в нем отсутствуют забота, юмор, радость от общения;

- в межличностных отношениях доминируют разъединение, неприязнь, взаимное перекладывание вины; активное нежелание членов семьи обсуждать внутрисемейные проблемы с кем-либо из окружающих, поэтому семья активно избегает поддержки со стороны школы, служб социальной защиты, просто соседей;

- по отношению к семейным проблемам легко возникают состояниями тревоги и паники; часто наблюдается тенденция разрешать возникающие проблемы на эмоциональном уровне.

В конфликтной (дисфункциональной) или дисгармоничной семье проявляется несоответствие между словами и действиями; между одними посланиями со стороны родителей типа: "Я тебя люблю" и другими - отталкивающими: "Уйди, надоел, не мешайся", что вызывает противоречивость чувств и реакций со стороны ребенка. Дети переживают тревогу перед неопределенностью будущего, они могут тяготиться домом, подолгу задерживаются вне его. Нередко дети проецируют причину ссор на себя, что приводит к формированию заниженной самооценки. Еще более тревожной является ситуация, когда при семейном разладе дети начинают выступать с одним из родителей против другого. Ребенок становится дезориентированным в выборе эмоциональных отношений и это надолго определяет его последующие установки.

Для распавшейся семьи характерно соединение неприязненных отношений с застывшими, уходящими в прошлое конфликтами. Достаточно часто такая ситуация утяжеляется тем, что члены "распавшейся семьи" вынуждены по-прежнему проживать совместно, что усугубляет конфликтность и делает отношения патологически зависимыми. Не менее конфликтным по своим последствиям является и тот вариант, когда поведение ребенка, связанное с употреблением алкоголя или наркотиков, помогает сохранить порочный замкнутый круг отношений. Например, каждый раз, когда сын приходит с запахом алкоголя или признаками наркотического опьянения, мать звонит отдельно живущему супругу и требует от него вмешательства. Не исключено, что за этим стоит неосознаваемое подростком желание восстановить распавшиеся отношения. Во многих случаях можно наблюдать, что дети и подростки могут прибегать к использованию наркотических средств для своеобразного "шантажа" и демонстрации своих ожиданий от взрослых. При этом они, как правило, не осознают, что таким образом лишь пытаются изменить конфликтную семейную ситуацию.

Для асоциальной семьи с наркологическими проблемами и противоправным поведением членов семьи характерны:

- сочетание затяжных, конфликтных внутрисемейных отношений с криминологической и наркологической отягощенностью;

- нарастающая социальная изоляция с выключением семьи из доверительных или поддерживающих отношений с другими семьями в доме, микрорайоне.

Дети, проживающие в такой семье, испытывают различные формы давления: разъединенность и эмоциональное отвержение со стороны родителей, заброшенность и насилие, чувство вины и стыда за поведение других членов семьи, например, алкоголизирующихся матери, отца. Они вынуждены соизмерять свое поведение и свои отношения с "двойным стандартом правил" - аморальным как нормой поведения внутри своей семьи и моральными требованиями, определенными правилами поведения вне семьи - в школе, в общении с другими. В такой ситуации дети стремятся перенести стиль внутрисемейных "образцов поведения" на свои взаимоотношения с окружающими, навязать его, если не встречают отпора. Следует исходить из положения, что дети с повышенным риском проблем в развитии и поведении, с наклонностью к злоупотреблению психоактивными веществами могут быть "болевой точкой" любой семьи. Несомненно их больше в дисфункциональных и асоциальных семьях. Следует также сказать, что семьи с "проблемными детьми" могут быть из всех слоев общества и, несмотря на это, их связывают общие трудности детей, доставляющих беспокойство.

3.3. Особенности воспитания и родительского отношения.

Вторым вопросом, который встает перед специалистом, обращающимся к анализу семейных отношений, является вопрос о характере семейного воспитания. Речь идет о том, сколько сил, времени и внимания уделяется родителями озабоченному отношению к ребенку; в какой мере их отношение нацелено на удовлетворение значимых для ребенка потребностей в питании, одежде, предметах развлечения, а также в общении с родителями, в их любви и внимании. Выделяются следующие формы неадекватного семейного воспитания.

Гиперпротекция (доминирующая).

Этот стиль воспитания можно назвать директивным и он характеризуется постоянным контролем над любыми проявлениями поведения ребенка с недоверием к "правильности" его самостоятельных поступков, что рождает подозрительность, стойкую конфликтность и агрессивность со стороны безоговорочно доминирующего родителя. Подавляющий стиль воспитания порождает упреки в неблагодарности, слабоволии. При употреблении подростком наркотиков с его стороны быстро формируются выраженные формы протестно-вызывающего поведения, облегченно закрепляется патологическая лживость.

Гиперпротекция (потворствующая)

При этом стиле воспитания родители или один из них (чаще мать) уделяют ребенку чрезмерно много внимания, сил и времени; его воспитание становится главным делом жизни. Достаточно часто это сочетается с некритичным удовлетворением любых потребностей ребенка. Одновременно у таких матерей, может доминировать неосознанное желание отодвинуть в неопределенное будущее потребность ребенка к самостоятельному поведению в сочетании со стремлением как можно дольше контролировать любой его выбор "во имя избегания неблагоприятных последствий". Со стороны отца чаще отмечается отношение с чертами пассивности со стремлением не вмешиваться. При факте употребления наркотиков детьми в семье с таким стилем отношений со стороны матери, как правило, возникают реакции со страхом потери ребенка и чувством вины, вслед за которыми может усилиться готовность идти на поводу ребенка. Со стороны отца обычными являются полярные реакции, когда реакции недоумения "почему это случилось с моим ребенком", сменяются попытками отвержения материнского стиля отношений, установления тотального контроля с угрозами наказания, что встречает протестные реакции как со стороны ребенка, втягивающегося в употребление психоактивных веществ, так и часто со стороны матери. В итоге фиксируются запутанные и непоследовательные отношения. В этом случае ребенку "становится все можно" и он, не задумываясь, пренебрегает любыми запретами. При таком воспитательном отношении родители не могут установить рамок в поведении ребенка и в своих требованиях. У детей с чертами стеничности в складе личности такая позиция вызывает гротескно усиленные реакции оппозиции и эмансипации. Ребенок ведет себя своевольно, сам определяет круг своих друзей, время возвращения вечером, характер своего времяпровождения. У менее стеничных детей усиливаются проявления тревожно-мнительных и конформных черт.

Воспитание с возложением на ребенка повышенной моральной ответственности.

При таком воспитательном подходе количество и качество требований к ребенку (чаще девочке) достаточно велико и, как правило, оправдывается необходимостью "строгого контроля поведения", развития таких значимых черт как "отсутствие распущенности". При этом высокие запросы к ребенку сочетаются с пониженным вниманием к его актуальным интересам и потребностям. Требования к ребенку не соотносятся с его возможностями, не соответствуют полноценному развитию его личности и часто сопровождаются риском психической травматизации. В складе личности стимулируются черты педантичности, строгого следования установленному порядку в сочетании с неуверенностью в себе и зависимостью. Риск наркотизации, как правило, входит в структуру подростковой реакции эмансипации от влияния родителей и пассивного отношения к более активной позиции сверстников, которые раньше начали экспериментировать с наркотиками.

Гипопротекция со стороны одного из родителей.

При этом стиле отношений, который является типичным как для дисфукциональной (конфликтной), так и распавшейся семьи, родитель - чаще отец не уделяет внимания ребенку. До него "не доходят руки", "не хватает времени". Ребенок остается предоставленным сам себе и своим проблемам. Обычно это сопровождается невниманием или пренебрежением потребностями ребенка. Одновременно, также как и при потворствующей гиперпротекции, может отмечаться недостаточность требований императивного характера. За этим нежеланием или неспособностью устанавливать какие-либо рамки в поведении стоит невнимание к ребенку, желание не нести за него ответственности. В этих случаях ребенок ведет себя своевольно, воспринимает семью как обузу. При начале наркотизации ребенка семейный кризис, как правило, усиливается и один из супругов, чаще отец, отвергается и ему приписывается ответственность за наркотизацию ребенка. Наркотизирующийся подросток и более активно вовлеченная в его проблемы мать могут образовывать своеобразную "пару" против отца, который считается всеми остальными членами большой семьи, включая прародителей, главной причиной наркотизации (уклонялся от воспитания, не хочет обсуждать проблему, отвергает материнский стиль отношения и пр.). За этой позицией может стоять неспособность устанавливать какие-либо рамки в новых отношениях с наркотизирующимся ребенком, неосознанное желание не нести ответственности за его вовлечение в употребление наркотиков.

Неустойчивый стиль воспитания.

Этот стиль характеризуется резкой и неожиданной для ребенка сменой отношений с переходами от строгости к потворству или от значительного внимания к эмоциональному отвержению. Родители могут признавать неустойчивость в своих воспитательных требованиях, но, как правило, недооценивают тяжесть и негативный характер последствий такого отношения. Как правило, неустойчивый стиль воспитания формирует в характере ребенка черты упрямства.

Эмоциональное отвержение, гипоопека и жестокое обращение.

Эти особенности отношения к ребенку характеризуются его неприятием. В основе может лежать неосознаваемое отождествление родителями ребенка с отрицательными моментами в собственной жизни. При эмоциональном отвержении и гипоопеке на первый план выходит невнимание к ребенку, который воспринимается как помеха в жизни. При жестоком обращении эмоциональное отвержение сочетается с маломотивированными и неоправданно суровыми наказаниями в виде лишения удовольствий, избиений и наказаний. Такой стиль воспитания ведет к задержанному психическому развитию, к формированию невротических расстройств, а также усилению черт эмоционально-волевой неустойчивости или импульсивности в характере.

Неустойчивый стиль воспитания и эмоциональное отвержение часто становятся причинами саморазрушающего поведения ребенка с употреблением наркотиков, потому что они не формируют у него способностей к продуктивному выходу из ситуаций, когда его актуальные потребности не удовлетворяются. Еще одной причиной часто становится наличие скрытой или явной психотравмирующей ситуации и отсутствие у подростка способов психологической защиты, позволяющих ему справляться эмоциональным напряжением.

Негармоничное воспитание может быть обусловлено и внутренними личностными проблемами родителей. Непонимание или недостаточный учет этой стороны семейных отношений часто приводит к прямолинейным попыткам разъяснительной работы, что оказывается, как правило, неэффективным. При ответе на эти вопросы необходимо учитывать следующие положения:

при нарушенных супружеских отношениях между родителями (развод, неудовлетворенность лично-интимными отношениями) мать, реже отец неосознанно желают, чтобы ребенок стал для них чем-то "большим", замещающим их неудовлетворенную потребность в привязанности и любви. Например, мать отказывается от возможности повторного замужества и стремится отдать ребенку все свои чувства. При этом наблюдается неосознанное стремление строить отношения с ребенком через потворствующую или доминирующую гиперпротекцию. Такая установка может проявляться в высказываниях, что "ребенок - смысл всей жизни", в страхе перед его быстрым взрослением и в желании поддерживать и сохранять в характере ребенка черты незрелости, постоянной потребности в помощи;

мать или отец переносят на ребенка особенности собственного личностного отношения или свои черты, которые внутренне не желают признавать, например, вспыльчивость, упрямство, эгоцентричность, слабоволие. Они упрекают, "борются" с такими проявлениями в его поведении, отрицая их в себе. В основе такого подхода лежит неприятие индивидуального мира ребенка, переходящее в эмоциональное отвержение. Иногда за таким отношением может лежать "приписывание" ребенку черт, которые выражают "мужской" или "женский" характер. В этом случае, например, отец, предпочитая женские свойства, неосознанно не принимает и осуждает поведение мальчика в семье (эмоциональное отвержение) и находит достоинства у дочери - его сестры, "благотворит" ее (потворствующая гиперпротекция);

мать или отец проявляют неразвитость родительских чувств, отсутствие по отношению к ребенку мотивов любви, долга, потребности "реализовать или продолжить себя в ребенке". При неразвитости родительского чувства воспитательное отношение обычно характеризуется чертами эмоционального отвержения ребенка в сочетании с высказываниями, что родительские обязанности ограничивают жизнь, "не дают ее устроить". Одновременно может доминировать стремление оставлять ребенка на попечение бабушки и дедушки, постоянное выражение раздражительности или недовольства поведением ребенка или повышенный уровень требований к нему без понимания его потребностей и интересов.

Ответы на вопросы о типе семьи, о характере семейного воспитания, о личных проблемах родителей, которые определяют особенности воспитательного подхода, приводят к пониманию семьи как живой системы, которая имеет свою историю, традиции, "семейную память" и динамику. В связи с этим включение ребенка в наркотизацию несомненно сопровождается реакцией всей семьи на это явление и вызывает в ней кризисное состояние.

Особенности личностных изменений ребенка при неправильном воспитании

Неустойчивый тип отличается наибольшим риском приобщения к алкоголю и наркотикам. У таких подростков страдают волевые качества: они не способны к систематическому труду, поэтому учеба в школе для них в тягость. Им не под силу организовать даже собственный досуг, однако при этом имеется высокая потребность в получении удовольствия, развлечениях, которые не должны требовать интеллектуального напряжения. Больше всего их привлекают уличные компании. Как правило, знакомство с алкоголем и наркотиками происходит в кругу сверстников. Они легко втягиваются в совершение антисоциальных действий под влиянием авторитетного для них окружения.

Гипертимный тип - "неугомонные", с детства стремятся командовать сверстниками, склонны к озорству. Первые трудности в школе возникают вследствие неусидчивости, недисциплинированности, отвлекаемости, неаккуратности. Они переносят условий регламентации поведения. Настроение у них чаще всего хорошее. Часто выражена акселерация, к 15-16 годам вполне сложена фигура взрослого. В подростковом возрасте стремятся освободиться от опеки (реакции эмансипации). Попытки их "проработать" на собрании только ухудшают ситуацию. Они не способны к усидчивому, монотонному труду, но хорошо справляются с работой в условиях "аврала", "штурма". Круг интересов может быть широкий, но неустойчивый. Рано пробуждается половое чувство, стремление к интимной жизни. В неформальных группах они "заводилы". Склонны к злоупотреблению алкоголем, хотя предпочитают неглубокие опьянения. У них повышенный интерес ко всему новому - отсюда наркотизация из любопытства. Предпочитают употреблять стимуляторы, часто меняют препараты с целью экспериментирования.

Демонстративный тип отличается повышенной потребностью в признании окружающих. Они капризны, эгоистичны, требовательны в отношении удовлетворения своих притязаний, склонны к преувеличению своих способностей в глазах окружающих. Претендуют на лидерство, но не имеют для этого способностей. Самое большое наказание для такого подростка - лишить его внимания окружающих. Подобно гипертимным подростки, они склонны к употреблению стимуляторов, а также алкоголя и опиатов. Если не удается привлечь к себе внимание социально одобряемым способом, то они могут сделать это при помощи "страшных" рассказов о себе, при этом лгут вдохновенно, придумывают детали не существовавших событий, чем могут ввести в заблуждение даже опытных людей. В силу этих причин они способны преувеличить свой наркоманический опыт.

Возбудимый (взрывчатый) тип характеризуется сильными влечениями и эмоциями, которые нередко проявляются "эффектом парового котла". Нередко с раннего детства отмечаются черты садизма: мучают животных, с наслаждением издеваются над теми, кто слабее. С самого начала испытывают потребность в выраженном опьянении, которое нередко проявляется не в ощущении удовольствия, а в разрядке отрицательных эмоций с разрушительными действиями. В младшем возрасте склонны к употреблению одурманивающих средств (бензин, клей), в более взрослом - наркотиков. Течение болезни (алкоголизма, наркомании, токсикомании) принимает часто злокачественный характер.

Несколько реже к употреблению алкоголя и наркотиков прибегают подростки, характеризующиеся повышенной тревожностью, замкнутостью, а также склонные к депрессивному настроению. Для них мотивом употребления является свойство психоактивных веществ повысить активность, общительность, улучшить настроение.

Значимые для родителей признаки ранней алкоголизации и наркотизации детей.

1. Ребенок в семье отстраняется от родителей, часто и надолго исчезает из дома или же запирается в своей комнате. Расспросы, даже самые деликатные, вызывают у него вспышку гнева.

2. У него меняется круг общения, прежние друзья исчезают, новые предпочитают как можно меньше контактировать с Вами, почти ничего не сообщают о себе.

3. Ваш "семейный" дом постепенно превращается в "штаб-квартиру" - часто звонит телефон, Ваш ребенок в присутствии посторонних не разговаривает открыто, а использует намеки, жаргон, условные "коды".

4. Меняется характер ребенка. Его не интересует то, что раньше имело значение: семья, учеба, увлечения. Появляется раздражительность, вспыльчивость, капризность, эгоизм, лживость.

5. Его состояние немотивированно меняется: он то полон энергии, весел, шутит, то становится пассивен, вял, иногда угрюм, плаксив.

6. У ребенка появляются финансовые проблемы. Он часто просит у Вас деньги, но объяснить, на что они ему нужны, не может, или объяснения малоубедительны. Из дома постепенно исчезают деньги и вещи. Сначала это может быть незаметно, пропажи в семье объясняются случайностью (потеряли, забыли куда положили). Потом уже исчезновение (видеотехники, например) трудно скрыть.

7. Иногда Вы наблюдаете необычное состояние Вашего ребенка: оно может быть похоже на опьянение, но без запаха алкоголя. Может быть нарушена координация движений, речь, появляется нелепый смех, зрачки расширены или сужены. Конкретные признаки опьянения зависят от вида вещества.

Для большей убедительности в начале первых проб с наркотиками можно использовать так называемые "стрип-тесты", которые продаются в аптеках и представляют собой полоски, типа лакмусовой бумаги. Их надо погрузить с исследуемую мочу, результат проявится через 5 минут в виде изменения окраски. Одни тесты рассчитаны на один вид наркотика, другие выявляют пять видов. Чувствительность метода достаточно высока: наркотик выявляется даже спустя три дня после прекращения его прима.

ВНИМАНИЕ! ПЕДИАТР СЕРГЕЙ ВАЛЕРЬЕВИЧ КРЮКОВСКИЙ МОЖЕТ ВЫЕХАТЬ К ВАМ НА ДОМ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ДИАГНОСТИКИ ПРИСУТСТВИЯ НАРКОТИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ В МОЧЕ У РЕБЕНКА МЕТОДОМ ИММУНОХРОМАТОГРАФИИ (ТЕСТ-ПОЛОСКИ). 238-42-59 или 8-916-328-27-79

Данный материал включен в программу дистанционного обучения педагогов и школьных психологов МО РФ. Его разрешено копировать и использовать в некоммерческих целях. При перепечатке текста или его фрагментов ссылка на авторов и источник обязательна. Вы можете заказать и приобрести книгу в МО РФ. Выходные данные: Семья как объект антинаркотической профилактической работы. М.: Министерство Образования РФ, 2002 - 290 с.

[an error occurred while processing this directive]


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
ЗАПИСЬ НА ПРИЕМ К ДЕТСКОМУ ВРАЧУ-ПСИХОТЕРАПЕВТУ д.м.н. ПЕРЕЖОГИНУ Л. О. 8-495-695-0229 (регистратура)