Rambler's Top100

“ќЋ—“џ≈  Ќ»√»

“–”ƒЌџ≈ ƒ≈“» > ћ≈ƒ»÷»Ќ— јя Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј > “ќЋ—“џ≈  Ќ»√»


ћ≈ƒ»÷»Ќ— јя Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј
“ќЋ—“џ≈  Ќ»√»
јƒЋ≈– јЋ№‘–≈ƒ. Ќј” ј ∆»“№ (450 кб)
јЋ≈ —јЌƒ–ќ¬— »… ё. ј. ѕќ√–јЌ»„Ќџ≈ ѕ—»’»„≈— »≈ –ј——“–ќ…—“¬ј (1,1 мб)
ј–’»¬ «јѕ»—≈… Ѕ≈—≈ƒ — ЅќЋ№Ќџћ» (ЅћЁ, 1962) (21 мб)
Ѕ”–Ћј„”  Ћ. ‘. — —ќј¬“. ”„≈ЅЌ»  ѕ—»’ќ“≈–јѕ»» (0,9 мб)
√–»Ќƒ≈– ƒ., Ѕ≈ЌƒЋ≈– –. Ќј¬≈ƒ≈Ќ»≈ “–јЌ—ј (710 кб)
—“јЌ»—Ћј¬ √–ќ‘.  ќ—ћ»„≈— јя »√–ј (540 кб)
√ќ–»Ќќ¬ ¬.¬., ѕ≈–≈∆ќ√»Ќ Ћ.ќ., Ќ» ќЋј≈¬ј “.ј. и др. ѕ—»’»„≈— »≈ –-¬ј, Ќ≈ »— Ћё„јёў»≈ ¬ћ≈Ќя≈ћќ—“» (520 кб)
Ёћ»Ћ№ ƒё– √≈…ћ. —јћќ”Ѕ»…—“¬ќ (1 мб)
√јЌЌ”Ў »Ќ ѕ. Ѕ.  Ћ»Ќ» ј ѕ—»’ќѕј“»… (450 кб)
«ј’ј–ќ¬ ј. ». ѕ–ќ»C’ќ∆ƒ≈Ќ»≈ ƒ≈“— »’ Ќ≈¬–ќ«ќ¬ » ѕ—»’ќ“≈–јѕ»я (1,3 мб)
«≈…√ј–Ќ»  Ѕ. ¬. ѕј“ќѕ—»’ќЋќ√»я (1,3 мб)
 ј–¬ј—ј–— »… Ѕ. ƒ. ”„≈ЅЌ»  ѕ—»’ќ“≈–јѕ»» (1,0 мб)
 ј–Ћ Ћ≈ќЌ√ј–ƒ. ј ÷≈Ќ“”»–ќ¬јЌЌџ≈ Ћ»„Ќќ—“» (1,7 мб)
Ћ≈ќЌ“№≈¬ ј. Ќ. ƒ≈я“≈Ћ№Ќќ—“№. —ќ«ЌјЌ»≈. Ћ»„Ќќ—“№. (416 кб)
Ћ»„ ќ ј. ≈. ѕј“ќ’ј–ј “≈–ќЋќ√»„≈— »… ƒ»ј√Ќќ—“»„≈— »… ќѕ–ќ—Ќ»  ƒЋя ѕќƒ–ќ—“ ќ¬ (1,2 мб)
Ћ»„ ќ ј. ≈. “јЅЋ»÷џ   ѕƒќ (120 кб)
Ћќ–≈Ќ÷  ќЌ–јƒ. ј√–≈——»я (577 кб)
 –ј¬„≈Ќ ќ ј. »., ƒќЅ–≈Ќ№ ќ¬ ¬. ». ј јƒ≈ћ»„≈— »… ”„≈ЅЌ»  —ќ÷»ќЋќ√»» (5 томов) (2,2 мб архив)
Ћ≈¬»-—“–ќ——  . —“–” “”–Ќјя јЌ“–ќѕќЋќ√»я. (565 кб архив)
ƒј–¬»Ќ „ј–Ћ№«. ѕ–ќ»—’ќ∆ƒ≈Ќ»≈ ¬»ƒќ¬. (24,5 мб)
ЋќћЅ–ќ«ќ „≈«ј–≈. √≈Ќ»јЋ№Ќќ—“№ » ѕќћ≈Ўј“≈Ћ№—“¬ќ. (595 кб)
ћј—Ћќ” јЅ–ј’јћ √ј–ќЋ№ƒ. ћќ“»¬ј÷»я » Ћ»„Ќќ—“№ (1,1 мб)
ќЅ”’ќ¬ј Ћ. ‘.  Ќ»√ј ”ƒјЋ≈Ќј ѕќ “–≈Ѕќ¬јЌ»ё ѕ–ј¬ќќЅЋјƒј“≈Ћя - ћосковского ѕсихолого-ѕедагогического ”ниверситета
ќЋƒ≈– √ј––». ”„≈ЅЌ»  ЌЋѕ (0,6 мб)
ѕ≈–≈∆ќ√»Ќ Ћ. ќ.  –»ћ»ЌјЋ№Ќќ≈ ѕќ¬≈ƒ≈Ќ»≈ Ќ≈—ќ¬≈–Ў≈ЌЌќЋ≈“Ќ»’. ћќЌќ√–ј‘»я. 2009 (4,4 мб)
ѕ≈–≈∆ќ√»Ќ Ћ. ќ. ¬ќ—“–ќ Ќ”“ќ¬ Ќ. ¬. јсоциальное поведение несовершеннолетних. ѕособие дл€ врачей. 2012 (3,5 мб)
ѕ≈–≈∆ќ√»Ќ Ћ. ќ. —истематика и коррекци€ психических расстройств у несовершеннолетних правонарушителей. ћќЌќ√–ј‘»я. 2010 (7 мб)
–” ќ¬ќƒ—“¬ќ ѕќ ѕ—»’»ј“–»» —. —.  ќ–—ј ќ¬ј (1901)(80 мб)
–” ќ¬ќƒ—“¬ќ ѕќ ѕ—»’»ј“–»» ≈. ЅЋ≈…Ћ≈–ј (1920)(17 мб)
–” ќ¬ќƒ—“¬ќ ѕќ ѕ—»’»ј“–»» ¬. ѕ. ќ—»ѕќ¬ј (1923)(2 мб)
–” ќ¬ќƒ—“¬ќ ѕќ ѕ—»’»ј“–»» ј. ¬. —Ќ≈∆Ќ≈¬— ќ√ќ (1983)(54 мб)
–” ќ¬ќƒ—“¬ќ ѕќ ѕ—»’»ј“–»» √. ¬. ћќ–ќ«ќ¬ј (1988)(47 мб)
–” ќ¬ќƒ—“¬ќ ѕќ ѕ—»’»ј“–»» ј. —. “»√јЌќ¬ј (1999)(12 мб)
—јћќ’¬јЋќ¬ ¬. ѕ. ”„≈ЅЌ»  ѕ—»’»ј“–»» (0,7 мб)
—ќЅ–јЌ»≈ ƒќ Ћјƒќ¬ ƒ≈“— ќ… —≈ ÷»» 15 —Џ≈«ƒј ѕ—»’»ј“–ќ¬ –ќ——»» (58 мб)
—Ѕќ–Ќ»  ѕјћя“» “. ѕ. ѕ≈„≈–Ќ» ќ¬ќ… 2009(2,4 мб)
—Ѕќ–Ќ»   ќЌ‘≈–≈Ќ÷»» ¬ќ–ќЌ≈∆— ќ… ћ≈ƒ»÷»Ќ— ќ… ј јƒ≈ћ»» 2009(3,4 мб)
—Ѕќ–Ќ»   ≈–Ѕ» ќ¬— »≈ „“≈Ќ»я (3,7 мб)
—Ѕќ–Ќ»  “≈ —“ќ¬ ѕќ √»ѕЌќ“≈–јѕ»» (3,5 мб)
—“ј“»—“»„≈— »… ≈∆≈√ќƒЌ»  2008 √ќƒј (7,5 мб)
”„≈ЅЌ»  ƒ≈“— ќ… ѕ—»’»ј“–»» под ред. –ќЅ≈–“ј √”ƒћјЌј (1,2 мб)
—Ѕќ–Ќ»  ¬—≈–ќ——»…— јя  ќЌ‘≈–≈Ќ÷»я ¬ ¬ќЋ√ќ√–јƒ≈ (2,5 мб)
—≈Ћ№≈ √јЌ—. —“–≈—— Ѕ≈« ƒ»—“–≈——ј (200 кб)
‘–≈…ƒ «»√ћ”Ќƒ. “ќЋ ќ¬јЌ»≈ —Ќќ¬»ƒ≈Ќ»… (1,5 мб)
‘–≈…ƒ «»√ћ”Ќƒ. ¬¬≈ƒ≈Ќ»≈ ¬ ѕ—»’ќјЌјЋ»«. Ћ≈ ÷»». (500 кб)
‘” ќ ћ»Ў≈Ћ№. –ќ∆ƒ≈Ќ»≈  Ћ»Ќ» » (600 кб)
ЎЌј…ƒ≈–  ”–“.  Ћ»Ќ»„≈— јя ѕ—»’ќѕј“ќЋќ√»я (1,1 мб)
Ё–» —ќЌ ћ»Ћ“ќЌ. ѕ—»’ќ“≈–јѕ≈¬“»„≈— »≈ Ё“ёƒџ (1,2 мб)
ёЌ√  ј–Ћ √”—“ј¬. ¬ќ—ѕќћ»ЌјЌ»я. —Ќќ¬»ƒ≈Ќ»я. –ј«ћџЎЋ≈Ќ»я. (800 кб)
ёЌ√  ј–Ћ √”—“ј¬. ѕ—»’ќЋќ√»„≈— »≈ “»ѕџ. (1,6 мб)
я—ѕ≈–—  ј–Ћ. ќЅўјя ѕ—»’ќѕј“ќЋќ√»я. (2,4 мб)
 

 онрад Ћоренц. јгресси€

—канировано 22.05.99. —.√роховский

¬ычитка текста —ергей ¬асильченко

 онрад Ћоренц (1903--1989) -- выдающийс€ австрийский ученый, лауреат Ќобелевской премии, один из основоположников этологии, науки о поведении животных.

¬ данной книге автор прослеживает очень интересные аналогии в поведении различных видов позвоночных и вида Homo sapiens, именно поэтому книга публикуетс€ в серии "Ѕиблиотека зарубежной психологии".

”твержда€, что агрессивность €вл€етс€ врожденным, инстинктивно обусловленным свойством всех высших животных -- и доказыва€ это на множестве убедительных примеров, -- автор подводит к выводу;

"≈сть веские основани€ считать внутривидовую агрессию наиболее серьезной опасностью, кака€ грозит человечеству в современных услови€х культурноисторического и технического развити€."

Ќа русском €зыке публиковались книги  . Ћоренца: " ольцо цар€ —оломона", "„еловек находит друга", "√од серого гус€".

 ќЌ–јƒ Ћќ–≈Ќ÷

ј√–≈——»я

(так называемое "зло")

ѕеревод с немецкого √. ‘. Ўвейника

ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈

∆ене моей посв€щаетс€

ѕ–≈ƒ»—Ћќ¬»≈

ќдин мой друг, вз€вший на себ€ труд критически прочитать рукопись этой книги, писал мне, добравшись до ее середины: "¬от уже вторую главу подр€д € читаю с захватывающим интересом, но и с возрастающим чувством неуверенности. ѕочему? ѕотому что не вижу четко их св€зи с целым. “ут ты должен мне помочь".  ритика была вполне справедлива; и это предисловие написано дл€ того, чтобы с самого начала разъ€снить читателю, с какой целью написана вс€ книга и в какой св€зи с этой целью наход€тс€ отдельные главы.

¬ книге речь идет об агрессии, то есть об инстинкте борьбы, направленном против собратьев по виду, у животных и у человека. –ешение написать ее возникло в результате случайного совпадени€ двух обсто€тельств. я был в —оединенных Ўтатах. ¬о-первых, дл€ того, чтобы читать психологам, психоаналитикам и психиатрам лекции о сравнительной этологии и физиологии поведени€, а во-вторых, чтобы проверить в естественных услови€х на коралловых рифах у побережь€ ‘лориды гипотезу о боевом поведении некоторых рыб и о функции их окраски дл€ сохранени€ вида, -- гипотезу, построенную на аквариумных наблюдени€х. ¬ американских клиниках мне впервые довелось разговаривать с психоаналитиками, дл€ которых учение ‘рейда было не догмой, а рабочей гипотезой, как и должно быть в любой науке. ѕри таком подходе стало пон€тно многое из того, что прежде вызывало у мен€ возражени€ из-за чрезмерной смелости теорий «игмунда ‘рейда. ¬ дискусси€х по поводу его учени€ об инстинктах вы€вились неожиданные совпадени€ результатов психоанализа и физиологии поведени€. —овпадени€ существенные как раз потому, что эти дисциплины различаютс€ и постановкой вопросов, и методами исследовани€, и -- главное -- базисом индукции.

я ожидал непреодолимых разногласий по поводу пон€ти€ "инстинкт смерти", который -- согласно одной из теорий ‘рейда -- противостоит всем жизнеутверждающим инстинктам как разрушительное начало. Ёто гипотеза, чужда€ биологии, с точки зрени€ этолога €вл€етс€ не только ненужной, но и неверной. јгресси€, про€влени€ которой часто отождествл€ютс€ с про€влени€ми "инстинкта смерти", -- это такой же инстинкт, как и все остальные, и в естественных услови€х так же, как и они, служит сохранению жизни и вида. ” человека, который собственным трудом слишком быстро изменил услови€ своей жизни, агрессивный инстинкт часто приводит к губительным последстви€м; но аналогично -- хот€ не столь драматично -- обстоит дело и с другими инстинктами.

Ќачав

отстаивать

свою

точку

зрени€

перед друзь€ми-психоаналитиками, € неожиданно оказалс€ в положении человека, который ломитс€ в открытую дверь. Ќа примерах множества цитат из статей ‘рейда они показали мне, как мало он сам полагалс€ на свою дуалистическую гипотезу инстинкта смерти, котора€ ему -- подлинному монисту и механистически мысл€щему исследователю -- должна была быть принципиально чуждой.

¬скоре после того € изучал в естественных услови€х теплого мор€ коралловых рыб, в отношении которых значение агрессии дл€ сохранени€ вида не вызывает сомнений, -- и тогда мне захотелось написать эту книгу. Ётологи€ знает теперь так много о естественной истории агрессии, что уже позволительно говорить о причинах некоторых нарушений этого инстинкта у человека. ѕон€ть причину болезни -- еще не значит найти эффективный способ ее лечени€, однако такое понимание €вл€етс€ одной из предпосылок терапии.

я чувствую, что мои литературные способности недостаточны дл€ выполнени€ сто€щей передо мной задачи.

ѕочти невозможно описать словами, как работает система, в которой каждый элемент находитс€ в сложных причинных взаимосв€з€х со всеми остальными. ƒаже если объ€сн€ть устройство автомобильного мотора -- и то не знаешь, с чего начать. ѕотому что невозможно усвоить информацию о работе коленчатого вала, не име€ пон€ти€ о шатунах, поршн€х, цилиндрах, клапанах... и т.д., и т.д.

ќтдельные элементы общей системы можно пон€ть лишь в их взаимодействии, иначе вообще ничего пон€ть нельз€.

» чем сложнее система -- тем труднее ее исследовать и объ€снить; между тем структура взаимодействий инстинктивных и социально-обусловленных способов поведени€, составл€ющих общественную жизнь человека, несомненно €вл€етс€ сложнейшей системой, какую мы только знаем на «емле. „тобы разъ€снить те немногие причинные св€зи, которые € могу -- как мне кажетс€ -- проследить в этом лабиринте взаимодействий, мне волейневолей приходитс€ начинать издалека.   счастью, все наблюдаемые факты сами по себе интересны. ћожно наде€тьс€, что схватки коралловых рыб из-за охотничьих участков, инстинкты и сдерживающие начала у общественных животных, напоминающие человеческую мораль, бесчувственна€ семейна€ и общественна€ жизнь кваквы, ужасающие массовые побоища серых крыс и другие поразительные образцы поведени€ животных удержат внимание читател€ до тех пор, пока он подойдет к пониманию глубинных взаимосв€зей.

я стараюсь подвести его к этому, по возможности, точно тем же путем, каким шел € сам, и делаю это из принципиальных соображений. »ндуктивное естествознание всегда начинаетс€ с непредвз€того наблюдени€ отдельных фактов; и уже от них переходит к абстрагированию общих закономерностей, которым все эти факты подчин€ютс€. ¬ большинстве учебников, ради краткости и большей доступности, идут по обратному пути и предпосылают "специальной части" -- "общую". ѕри этом изложение выигрывает в смысле обозримости предмета, но проигрывает в убедительности. Ћегко и просто сначала сочинить некую теорию, а затем "подкрепить" ее фактами; ибо природа настолько многообразна, что если хорошенько поискать -- можно найти убедительные с виду примеры, подкрепл€ющие даже самую бессмысленную гипотезу.

ћо€ книга лишь тогда будет по-насто€щему убедительна, если читатель -- на основе фактов, которые € ему опишу, -- сам придет к тем же выводам, к каким пришел €.

Ќо € не могу требовать, чтобы он безогл€дно двинулс€ по столь тернистому пути, потому составлю здесь своего рода путеводитель, описав вкратце содержание глав.

¬ двух первых главах € начинаю с описани€ простых наблюдений типичных форм агрессивного поведени€; затем в третьей главе перехожу к его значению дл€ сохранени€ вида, а в четвертой говорю о физиологии инстинктивных про€влений вообще и агрессивных в частности -- достаточно дл€ того, чтобы стала €сной спонтанность их неудержимых, ритмически повтор€ющихс€ прорывов. ¬ п€той главе € разъ€сн€ю процесс ритуализации и обособлени€ новых инстинктивных побуждений, возникающих в ходе этого процесса, -- разъ€сн€ю в той мере, насколько это нужно в дальнейшем дл€ понимани€ роли этих новых инстинктов в сдерживании агрессии. “ой же цели служит шеста€ глава, в которой дан общий обзор системы взаимодействий разных инстинктивных побуждений. ¬ седьмой главе будет на конкретных примерах показано, какие механизмы "изобрела" эволюци€, чтобы направить агрессию в безопасное русло, какую роль при выполнении этой задачи играет ритуал, и насколько похожи возникающие при этом формы поведени€ на те, которые у человека диктуютс€ ответственной моралью. Ёти главы создают предпосылки дл€ того, чтобы можно было пон€ть функционирование четырех очень разных типов общественной организации.

ѕервый тип -- это анонимна€ ста€, свободна€ от какой-либо агрессивности, но в то же врем€ лишенна€ и личного самосознани€, и общности отдельных особей.

¬торой тип -- семейна€ и общественна€ жизнь, основанна€ лишь на локальной структуре защищаемых участков, как у кваквы и других птиц, гнезд€щихс€ колони€ми.

“ретий тип -- гигантска€ семь€ крыс, члены которой не различают друг друга лично, но узнают по родственному запаху и про€вл€ют друг к другу образцовую ло€льность; однако с любой крысой, принадлежащей к другой семье, они сражаютс€ с ожесточеннейшей партийной ненавистью. » наконец, четвертый вид общественной организации -- это такой, в котором узы личной любви и дружбы не позвол€ют членам сообщества боротьс€ и вредить друг другу. Ёта форма сообщества, во многом аналогичного человеческому, подробно описана на примере серых гусей.

Ќадо полагать, что после всего сказанного в первых одиннадцати главах € смогу объ€снить причины р€да нарушений инстинкта агрессии у человека, 12-€ глава -- "ѕроповедь смирени€" -- должна создать дл€ этого новые предпосылки, устранив определенное внутреннее сопротивление, мешающее многим люд€м увидеть самих себ€ как частицу ¬селенной и признать, что их собственное поведение тоже подчинено законам природы. Ёто сопротивление заложено, во-первых, в отрицательном отношении к пон€тию причинности, которое кажетс€ противоречащим свободной воле, а во-вторых, в духовном чванстве человека. 13-€ глава имеет целью объективно показать современное состо€ние человечества, примерно так, как увидел бы его, скажем, биолог-марсианин. ¬ 14-й главе € пытаюсь предложить возможные меры против тех нарушений инстинкта агрессии, причины которых мне кажутс€ уже пон€тными.

ѕ–ќЋќ√ ¬ ћќ–≈

ѕослушай, малый! ¬ море средь движень€

Ќачни далекий путь свой становлень€.

ƒовольствуйс€ простым, как тварь морей,

√лотай других, слабейших, и жирей,

”спешно отъедайс€, благоденствуй,

» постепенно вид свой совершенствуй.

√ете

ƒавний сон -- полет -- стал €вью: € невесомо парю в невидимой среде и легко скольжу над залитой солнцем равниной. ѕри этом двигаюсь не так, как посчитал бы приличным человек, обывательски обеспокоенный приличи€ми, -- животом вперед и головой кверху, -- а в положении, осв€щенном древним обычаем всех позвоночных: спиною к небу и головой вперед. ≈сли хочу посмотреть вперед -- приходитс€ выгибать шею, и это неудобство напоминает, что €, в сущности, обитатель другого мира. ¬прочем, € этого и не хочу или хочу очень редко; как и подобает исследователю земли, € смотрю по большей части вниз, на то, что происходит подо мной.

"Ќо там внизу ужасно, и человек не должен искушать Ѕогов -- и никогда не должен стремитьс€ увидеть то, что они милостиво укрывают ночью и мраком". Ќо раз уж они этого не делают, раз уж они -- совсем наоборот -- посылают благодатные лучи южного солнца, чтобы одарить животных и растени€ всеми красками спектра, -- человек непременно должен стремитьс€ проникнуть туда, и € это советую каждому, хот€ бы раз в жизни, пока не слишком стар. ƒл€ этого человеку нужны лишь маска и дыхательна€ трубка -- в крайнем случае, если он уж очень важный, еще пара резиновых ласт, -- ну и деньги на дорогу к —редиземному морю или к јдриатике, если только попутный ветер не занесет его еще дальше на юг.

— изысканной небрежностью пошевелива€ плавниками, € скольжу над сказочным ландшафтом. Ёто не насто€щие коралловые рифы с их буйно расчлененным рельефом живых гор и ущелий, а менее впечатл€юща€, но отнюдь не менее заселенна€ поверхность дна возле берега одного из тех островков, сложенных коралловым известн€ком, -- так называемых  ейз, -- которые длинной цепью примыкают к южной оконечности полуострова ‘лорида. Ќа дне из коралловой гальки повсюду сид€т диковинные полушари€ кораллов-мозговиков, несколько реже -- пышно разветвленные кусты ветвистых кораллов, развеваютс€ султаны роговых кораллов, или горгоний, а между ними -- чего не увидишь на насто€щем коралловом рифе дальше в океане -- колышутс€ водоросли, коричневые, красные и желтые. Ќа большом рассто€нии друг от друга сто€т громадные губки, толщиной в обхват и высотой со стол, некрасивой, но правильной формы, словно сделанные человеческими руками. Ѕезжизненного каменистого дна не видно нигде: все пространство вокруг заполнено густой порослью мшанок, гидрополипов и губок; фиолетовые и оранжево-красные виды покрывают дно большими п€тнами, и о многих из этих пестрых бугристых покрывал € даже не знаю -- животные это или растени€.

Ќе прилага€ усилий, € выплываю постепенно на все меньшую глубину; кораллов становитс€ меньше, зато растений больше. ѕодо мной расстилаютс€ обширные леса очаровательных водорослей, имеющих ту же форму и те же пропорции, что африканска€ зонтична€ акаци€; и это сходство пр€мо-таки нав€зывает иллюзию, будто € парю не над коралловым атлантическим дном на высоте человеческого роста, а в сотни раз выше -- над эфиопской саванной. ѕодо мной уплывают вдаль широкие пол€ морской травы -- у карликовой травы и пол€ поменьше, -- и когда воды подо мною остаетс€ чуть больше метра -- при взгл€де вперед € вижу длинную, темную, неровную стену, котора€ простираетс€ влево и вправо, насколько хватает глаз, и без остатка заполн€ет промежуток между освещенным дном и

зеркалом водной поверхности. Ёто -- многозначительна€ граница между морем и сушей, берег Ћигнум ¬итэ  эй, ќстрова ƒрева ∆изни.

¬округ становитс€ гораздо больше рыб. ќни дес€тками разлетаютс€ подо мной, и это снова напоминает аэроснимки из јфрики, где стада диких животных разбегаютс€ во все стороны перед тенью самолета. –€дом, над густыми лугами взморника, забавные толстые рыбы-шары разительно напоминают куропаток, которые вспархивают над полем из-под колосьев, чтобы, пролетев немного, нырнуть в них обратно. ƒругие рыбы поступают наоборот -- пр€чутс€ в водоросли пр€мо под собою, едва € приближаюсь. ћногие из них самых неверо€тных расцветок, но при всей пестроте их краски сочетаютс€ безукоризненно. “олстый "дикобраз" с изумительными дь€вольскими рожками над ультрамариновыми глазами лежит совсем спокойно, осклабившись, € ему ничего плохого не сделал.

ј вот мне один из его родни сделал: за несколько дней до того € неосторожно вз€л такую рыбку (американцы называют ее "шипастый коробок"), и она -- своим попугайским клювом из двух зубов, растущих друг другу навстречу и острых как бритвы, -- без труда отщипнула у мен€ с пальца пор€дочный кусок кожи. я ныр€ю к только что замеченному экземпл€ру -- надежным, экономным способом пасущейс€ на мелководье утки, подн€в над водой заднюю часть, -- осторожно хватаю этого малого и поднимаюсь с ним наверх. —начала он пробует кусатьс€, но вскоре осознает серьезность положени€ и начинает себ€ накачивать. –укой € отчетливо ощущаю, как "работает поршень" маленького насоса -- глотательных мышц рыбы.  огда она достигает предела упругости своей кожи и превращаетс€ у мен€ на ладони в туго надутый шар с торчащими во все стороны шипами -- € отпускаю ее и забавл€юсь потешной торопливостью, с какой она выплевывает лишнюю воду и исчезает в морской траве.

«атем € поворачиваюсь к стене, отдел€ющей здесь море от суши. — первого взгл€да можно подумать, что она из туфа -- так причудливо изъедена ее поверхность, столько пустот смотр€т на мен€, черных и бездонных, словно глазницы черепов. Ќа самом же деле эта скала -- скелет, остаток доледникового кораллового рифа, погибшего во врем€ сангаммонского оледенени€, оказавшись над уровнем мор€. ¬с€ скала состоит из останков кораллов тех же видов, какие живут и сегодн€; среди этих останков -- раковины моллюсков, живые сородичи которых и сейчас насел€ют эти воды. «десь мы находимс€ сразу на двух рифах:

на старом, который мертв уже дес€тки тыс€ч лет, и на новом, растущем на трупе старого.  ораллы -- как и цивилизации -- растут обычно на скелетах своих предшественников.

я плыву к изъеденной стене, а потом вдоль нее, пока не нахожу удобный, не слишком острый выступ, за который можно ухватитьс€ рукой, чтобы встать возле него на €корь. ¬ дивной невесомости, в идеальной прохладе, но не в холоде, словно гость в сказочной стране, отбросив все земные заботы, € отдаюсь колыханию нежной волны, забываю о себе и весь обращаюсь в зрение: воодушевленный, восторженный прив€зной аэростат!

¬округ мен€ со всех сторон рыбы; на небольшой глубине почти сплошь мелкие. ќни с любопытством подплывают ко мне -- издали или из своих укрытий, куда успели спр€татьс€ при моем приближении, -- снова шарахаютс€ назад, когда € "кашл€ю" своей трубкой -- резким выдохом выталкиваю из нее скопившийс€ конденсат и попавшую снаружи воду... Ќо как только снова дышу спокойно и тихо -- они снова возвращаютс€. ћ€гкие волны колышут их синхронно со мною, и € -- от полноты своего классического образовани€ -- вспоминаю: "¬ы снова р€дом, зыбкие создань€?  огда-то, смутно, € уж видел вас... Ќо есть ли у мен€ еще желанье схватить вас, как мечтал € в прошлый раз?" »менно на рыбах € впервые увидел -- еще на самом деле очень смутно -- некоторые общие закономерности поведени€ животных, поначалу ничего в них не понима€; а желание постигнуть их еще в этой жизни, мечта об этом -- непреход€ща! «оолог, как и художник, никогда не устает в своем стремлении охватить жизнь во всей полноте и многообразии ее форм.

ћногообразие форм, окружающих мен€ здесь -- некоторые из них настолько близко, что € не могу их четко рассмотреть уже дальнозоркими своими глазами, -- поначалу кажетс€ подавл€ющим. Ќо через некоторое врем€ физиономии вокруг станов€тс€ роднее, и образное воспри€тие -- этот чудеснейший инструмент человеческого познани€ -- начинает охватывать все многообразие окружающих обличий. » тогда вдруг оказываетс€, что вокруг хот€ и достаточно разных видов, но совсем не так много, как показалось вначале. ѕо тому, как они по€вл€ютс€, рыбы сразу дел€тс€ на две различные категории: одни подплывают ста€ми, по большей части со стороны мор€ или вдоль скалистого берега, другие же -- когда проходит паника, вызванна€ моим по€влением, -- медленно и осторожно выбираютс€ из норы или из другого укрыти€, и всегда -- поодиночке\ ќб этих € уже знаю, что одну и ту же рыбу можно всегда -- даже через несколько дней или недель -- встретить в одном и том же месте. ¬се врем€, пока € был на острове  эй Ћарго, € регул€рно, каждые несколько дней, навещал одну изумительно красивую рыбу-бабочку в ее жилище под причальной эстакадой, опрокинутой ураганом ƒонна, -- и всегда заставал ее дома.

ƒругие рыбы брод€т ста€ми с места на место; их можно встретить то здесь, то там.   таким относ€тс€ миллионные стаи маленьких серебристых атеринок -- колосков", разные мелкие сельди, живущие около самого берега, и их опасные враги -- стремительные сарганы; чуть дальше, под сходн€ми, причалами и обрывами берегов тыс€чами собираютс€ серо-зеленые рифовые окуни-снэпперы и -- среди многих других -- прелестные красноротики, которых американцы называют "грант" ("ворчун") из-за звука, который издает эта рыба, когда ее вынимают из воды. ќсобенно часто встречаютс€ и особенно красивы синеполосчатые, белые и желтополосчатые красноротики; эти названи€ выбраны неудачно, поскольку окраска всех трех видов состоит из голубого и желтого, только в разных сочетани€х. ѕо моим наблюдени€м, они и плавают зачастую вместе, в смешанных ста€х. Ќемецкое название рыбы происходит от броской, €рко-красной окраски слизистой оболочки рта, котора€ видна лишь в том случае, если рыба угрожает своему сородичу широко раскрытой пастью, на что тот отвечает подобным же образом. ќднако ни в море, ни в аквариуме € никогда не видел, чтобы эти впечатл€ющие взаимные угрозы привели к серьезной схватке.

ќчаровательно бесстрашное любопытство, с которым следуют за ныр€льщиком €ркие красноротики, а также многие снэпперы, часто плавающие с ними вместе. ¬еро€тно, они точно так же сопровождают мирных крупных рыб или почти(?) уже вымерших -- увы! -- ламантинов, легендарных морских коров, в надежде поймать рыбешку или другую мелкую живность, которую вспугнет крупный зверь.  огда € впервые выплывал из своего "порта приписки" -- с мола у мотел€ " эй-’эйвн" в “авернье на острове  эй Ћарго, -- € был просто потр€сен неимоверным числом ворчунов и снэпперов, окруживших мен€ столь плотно, что € ничего не видел вокруг. » куда бы € ни плыл -- они были повсюду, все в тех же неверо€тных количествах.

Ћишь постепенно до мен€ дошло, что это те же самые рыбы, что они сопровождают мен€; даже при осторожной оценке их было несколько тыс€ч. ≈сли € плыл параллельно берегу к следующему молу, расположенному примерно в семистах метрах, то ста€ следовала за мной приблизительно до половины пути, а затем внезапно разворачивалась и стремительно уносилась домой.  огда мое приближение замечали рыбы, обитавшие под следующим причалом, -- из темноты под мостками навстречу мне вылетало ужасающее чудовище. Ќескольких метров в ширину, почти такое же высотой, длиною во много раз больше -- под ним на освещенном солнцем дне плотна€ черна€ тень, -- и лишь вблизи оно распадалось в бесчисленную массу все тех же дружелюбных красноротиков.  огда это случилось в первый раз -- € перепугалс€ до смерти! ѕозднее как раз эти рыбки стали вызывать во мне совсем обратное чувство:

пока они р€дом, можно быть совершенно спокойным, что нигде поблизости не стоит крупна€ барракуда.

—овершенно иначе организованы ловкие маленькие разбойники-сарганы, которые охот€тс€ у самой поверхности воды небольшими группами, по п€ть-шесть штук в каждой. “онкие, как прутики, они почти невидимы с моей стороны, потому что их серебр€ные бока отражают свет точно так же, как нижн€€ поверхность воздуха, нам всем более знакома€ во второй своей ипостаси как поверхность воды. ¬прочем, при взгл€де сверху они отливают серо-зеленым, точь-в-точь как вода, так что заметить их еще труднее, пожалуй, чем снизу. –азвернувшись в широкую цепь, они прочесывают самый верхний слой воды и охот€тс€ на крошечных атеринок, "серебр€нок", которые мириадами вис€т в воде, густо, как снежинки в пургу, сверка€ словно серебр€на€ канитель. ћен€ эти крошки совсем не бо€тс€, -- дл€ рыбы моего размера они не добыча, -- могу плыть пр€мо сквозь их скоплени€, и они почти не расступаютс€, так что порой € непроизвольно задерживаю дыхание, чтобы не зат€нуть их себе в горло, как это часто случаетс€, если имеешь дело с такой же тучей комаров. я дышу через трубку в другой среде, но рефлекс остаетс€.

ќднако стоит приблизитьс€ самому крошечному саргану -- серебр€ные рыбки мгновенно разлетаютс€ во все стороны. ¬низ, вверх, даже выскакивают из воды, так что в секунду образуетс€ большое пространство, свободное от серебр€ных хлопьев, которое постепенно заполн€етс€ лишь тогда, когда охотники исчезают вдали.

 ак бы ни отличались головастые, похожие на окуней ворчуны и снэпперы от тонких, выт€нутых, стремительных сарганов -- у них есть общий признак: они не слишком отклон€ютс€ от привычного представлени€, которое св€зываетс€ со словом "рыба". — оседлыми обитател€ми нор дело обстоит иначе. ¬еликолепного синего "ангела" с желтыми поперечными полосами, украшающими его юношеский нар€д, пожалуй, еще можно посчитать "нормальной рыбой". Ќо вон что-то показалось в щели между двум€ глыбами известн€ка: странные движени€ враскачку, вперед-назад, какой-то бархатно-черный диск с €ркожелтыми полукруглыми лентами поперек и си€ющей ультрамариновой каймой по нижнему краю -- рыба ли это вообще? »ли вот эти два создани€, бешено промчавшиес€ мимо, размером со шмел€ и такие же округлые; черные глаза, окаймленные голубой полосой, и глаза эти -- на задней трети тела? »ли маленький самоцвет, сверкающий вон из той норки, -- тело у него разделено наискось, спереди-снизу назад и вверх, границей двух €рких окрасок, фиолетово-синей и лимонно-желтой? »ли вот этот неверо€тный клочок темно-синего звездного неба, усыпанный голубыми огоньками, который по€вл€етс€ из-за коралловой глыбы пр€мо подо мной, парадоксально извраща€ все пространственные пон€ти€?  онечно же, при более близком знакомстве оказываетс€, что все эти сказочные существа -- вполне приличные рыбы, причем они состо€т не в таком уж дальнем родстве с моими давними друзь€ми и сотрудниками, рифовыми окун€ми. "«вездник" ("джуэл фиш" -- "рыбка-самоцвет") и рыбка с синей спинкой и головой и с желтым брюшком и хвостом ("бо √рэгори" -- "√риша-красавчик") -- эти даже и вовсе близка€ родн€.

ќранжево-красный шмель -- это детеныш рыбы, которую местные жители с полным основанием называют "рок бьюти" ("скальна€ красавица"), а черно-желтый диск -- молодой черный "ангел". Ќо какие краски! » какие неверо€тные сочетани€ этих красок! ћожно подумать, они подобраны нарочно, чтобы быть как можно заметнее на возможно большем рассто€нии; как знам€ или -- еще точнее -- плакат.

Ќадо мной колышетс€ громадное зеркало, подо мной звездное небо, хоть и крошечное, € невесомо витаю в прозрачной среде; окружен кишащим роем ангелов, поглощен созерцанием, благоговейно восхищен творением и красотой его -- благодарение “ворцу, € все же вполне способен наблюдать существенные детали. » тут мне бросаетс€ в глаза вот что: у рыб тусклой или, как у красноротиков, пастельной окраски € почти всегда вижу многих или хот€ бы нескольких представителей одного и того же вида одновременно, часто они плавают вместе громадными, плотными ста€ми. «ато из €ркоокрашенных видов в моем поле зрени€ лишь один синий и один черный "ангел", один "красавчик" и один "самоцвет"; а из двух малюток "скальных красавиц", которые только что промчались мимо, одна с величайшей €ростью гналась за другой.

’от€ вода и тепла€, от неподвижной аэростатной жизни € начинаю замерзать, но наблюдаю дальше. » тут замечаю вдали -- а это даже в очень прозрачной воде всего 10-12 метров -- еще одного красавчика, который медленно приближаетс€, очевидно, в поисках корма. ћестный красавчик замечает пришельца гораздо позже, чем € со своей наблюдательной вышки; до чужака остаетс€ метра четыре. ¬ тот же миг местный с беспримерной €ростью бросаетс€ на чужака, и хот€ тот крупнее нападающего, он тут же разворачиваетс€ и удирает изо всех сил, дикими зигзагами, к чему атакующий вынуждает его чрезвычай-но серьезными таранными ударами, каждый из которых нанес бы серьезную рану, если бы попал в цель. ѕо меньшей мере один все-таки попал, -- € вижу, как опускаетс€ на дно блест€ща€ чешуйка, кружась, словно опавший лист.  огда чужак скрываетс€ вдали в сине-зеленых сумерках, победитель тотчас возвращаетс€ к своей норке.

ќн мирно проплывает сквозь плотную толпу юных красноротиков, корм€щихс€ возле самого входа в его пещеру; и полнейшее безразличие, с каким он обходит этих рыбок, наводит на мысль, что дл€ него они значат не больше, чем камушки или другие несущественные и неодушевленные помехи. ƒаже маленький синий ангел, довольно похожий на него и формой, и окраской, не вызывает у него ни малейшей враждебности.

¬скоре после этого € наблюдаю точно такую же, во всех детал€х, стычку двух черных рыбок-ангелов, размером едва-едва с пальчик. Ёта стычка, быть может, даже драматичнее: еще сильнее кажетс€ ожесточение нападающего, еще очевиднее панический страх удирающего пришельца, -- хот€, это может быть и потому, что мой медленный человеческий глаз лучше уловил движени€ ангелов, чем красавчиков, которые разыграли свой спектакль слишком стремительно.

ѕостепенно до моего сознани€ доходит, что мне уже по-насто€щему холодно. » пока выбираюсь на коралловую стену в теплый воздух под золотое солнце ‘лориды, € формулирую все увиденное в нескольких коротких правилах:

яркие, "плакатно" окрашенные рыбы -- все оседлые.

“олько у них € видел, что они защищают определенный участок. »х €ростна€ враждебность направлена только против им подобных; € не видел, чтобы рыбы разных видов нападали друг на друга, сколь бы ни была агрессивна кажда€ из них.

ѕ–ќƒќЋ∆≈Ќ»≈ ¬ ЋјЅќ–ј“ќ–»»

„то в руки вз€ть нельз€ -- того дл€ вас и нет,

— чем несогласны вы -- то ложь одна и бред,

„то вы не взвесили -- за вздор считать должны,

„то не чеканили -- в том будто нет цены.

√ете

¬ предыдущей главе € допустил поэтическую вольность. ”молчал о том, что по аквариумным наблюдени€м € уже знал, как ожесточенно борютс€ с себе подобными €ркие коралловые рыбы, и что у мен€ уже сложилось предварительное представление о биологическом значении этой борьбы. ¬о ‘лориду € поехал, чтобы проверить свою гипотезу. ≈сли бы факты противоречили ей, -- € был готов сразу же выбросить ее за борт. »ли, лучше сказать, был готов выплюнуть ее в море через дыхательную трубку: ведь трудно что-нибудь выбросить за борт, когда плаваешь под водой. ј вообще -- нет лучшей зар€дки дл€ исследовател€, чем каждое утро перед завтраком перетр€хивать свою любимую гипотезу. ћолодость сохран€ет.

 огда €, за несколько лет до того, начал изучать в аквариуме красочных рыб с коралловых рифов, мен€ влекла не только эстетическа€ радость от их чарующей красоты -- влекло и "чутье" на интересные биологические проблемы. ѕрежде всего напрашивалс€ вопрос: дл€ чего же все-таки эти рыбы такие €ркие?

 огда биолог ставит вопрос в такой форме -- "дл€ чего?" -- он вовсе не стремитс€ постичь глубочайший смысл мироздани€ вообще и рассматриваемого €влени€ в частности: постановка вопроса гораздо скромнее -- он хотел бы узнать нечто совсем простое, что в принципе всегда поддаетс€ исследованию. — тех пор как, благодар€ „арлзу ƒарвину, мы знаем об историческом становлении органического мира -- и даже кое-что о его причинах, -- вопрос "дл€ чего?" означает дл€ нас нечто вполне определенное. ј именно -- мы знаем, что причиной изменени€ формы органа €вл€етс€ его функци€. Ћучшее -- всегда враг хорошего. ≈сли незначительное, само по себе случайное, наследственное изменение делает какой-либо орган хоть немного лучше и эффективнее, то носитель этого признака и его потомки составл€ют своим не столь одаренным сородичам такую конкуренцию, которой те выдержать не могут. –аньше или позже они исчезают с лица «емли. Ётот вездесущий процесс называетс€ естественным отбором. ќтбор -- это один из двух великих конструкторов эволюции; второй из них -- предоставл€ющий материал дл€ отбора -- это изменчивость, или мутаци€, существование которой ƒарвин с гениальной прозорливостью постулировал в то врем€, когда ее существование еще не было доказано.

¬се великое множество сложных и целесообразных конструкций животных и растений всевозможнейших видов об€зано своим возникновением терпеливой работе »зменчивости и ќтбора за многие миллионы лет. ¬ этом мы убеждены теперь больше, чем сам ƒарвин, и -- как мы вскоре увидим -- с большим основанием. Ќекоторых может разочаровать, что все многообразие форм жизни -- чь€ гармоническа€ соразмерность вызывает наше благоговение, а красота восхищает эстетическое чувство -- по€вилось таким прозаическим и, главное, причинно-обусловленным путем. Ќо естествоиспытатель не устает восхищатьс€ именно тем, что ѕрирода создает все свои высокие ценности, никогда не наруша€ собственных законов.

Ќаш вопрос "дл€ чего?" может иметь разумный ответ лишь в том случае, если оба великих конструктора работали вместе, как мы упом€нули выше. ќн равнозначен вопросу о функции, служащей сохранению вида.  огда на вопрос: "ƒл€ чего у кошек острые кривые когти?" -- мы отвечаем: "„тобы ловить мышей" -- это вовсе не говорит о нашей приверженности к метафизической телеологии, а означает лишь то, что ловл€ мышей €вл€етс€ специальной функцией, важность которой дл€ сохранени€ вида выработала у всех кошек именно такую форму когтей. “от же вопрос не может найти разумного ответа, если изменчивость, действу€ сама по себе, приводит к чисто случайным результатам. ≈сли, например, у кур или других одомашненных животных, которых человек защищает, исключа€ естественный отбор по окраске, можно встретить всевозможные пестрые и п€тнистые расцветки, -- здесь бессмысленно спрашивать, дл€ чего эти животные окрашены именно так, а не иначе. Ќо если мы встречаем в природе высокоспециализированные правильные образовани€, крайне маловеро€тные как раз из-за их соразмерности, -- как, например, сложна€ структура птичьего пера или какого-нибудь инстинктивного способа поведени€, -- случайность их возникновени€ можно исключить. «десь мы должны задатьс€ вопросом, какое селекционное давление привело к по€влению этих образований, иными словами -- дл€ чего они нужны. «адава€ этот вопрос, мы вправе наде€тьс€ на разумный ответ, потому что уже получали такие ответы довольно часто, а при достаточном усердии вопрошавших -- почти всегда. » тут ничего не мен€ют те немногие исключени€, когда исследовани€ не дали -- или пока еще не дали -- ответа на этот важнейший из всех биологических вопросов. «ачем, например, нужна моллюскам изумительна€ форма и расцветка раковин? ¬едь их сородичи все равно не смогли бы их увидеть своими слабыми глазами, даже если бы они не были спр€таны -- как часто бывает -- складками мантии, да еще и укрыты темнотой морских глубин.

 ричаще €ркие краски коралловых рыб требуют объ€снени€.  ака€ видосохран€юща€ функци€ вызвала их по€вление?

я купил самых €рких рыбок, каких только мог найти, а дл€ сравнени€ -- несколько видов менее €рких, в том числе и простой маскировочной окраски. “ут € сделал неожиданное открытие: у подавл€ющего большинства действительно €рких коралловых рыб -- "плакатной", или "флаговой", расцветки -- совершенно невозможно держать в небольшом аквариуме больше одной особи каждого вида. —тоило поместить в аквариум несколько рыбок одного вида, как вскоре, после €ростных баталий, в живых оставалась лишь сама€ сильна€. —ильнейшее впечатление произвело на мен€ во ‘лориде повторение в открытом море все той же картины, кака€ регул€рно наблюдалась в моем аквариуме после завершени€ смертельной борьбы: одна рыба некоего вида мирно уживаетс€ с рыбами других видов, столь же €рких, но других расцветок, -- причем из всех остальных видов тоже присутствует только одна. ” небольшого мола, неподалеку от моей квартиры, милейшим образом уживались один "красавчик", один черный "ангел" и одна "глазчата€ бабочка". ћирна€ совместна€ жизнь двух особей одного и того же вида плакатной расцветки возможна лишь у тех рыб, которые живут в устойчивом браке, как многие птицы. “акие брачные пары € наблюдал в естественных услови€х у синих "ангелов" и у "красавчиков", а в аквариуме -- у коричневых и у беложелтых "бабочек". —упруги в таких парах поистине неразлучны, причем интересно, что по отношению к другим сородичам они про€вл€ют еще большую враждебность, нежели одинокие экземпл€ры их вида. ѕочему это так, мы разберемс€ позже.

¬ открытом море принцип "два сапога -- не пара" осуществл€етс€ бескровно: побежденный бежит с территории победител€, а тот вскоре прекращает преследование. Ќо в аквариуме, где бежать некуда, победитель часто сразу же добивает побежденного. ѕо меньшей мере он занимает весь бассейн как собственное владение и в дальнейшем настолько изводит остальных посто€нными нападени€ми, что те растут гораздо медленнее, его преимущество становитс€ все значительнее -- и так до трагического исхода.

„тобы наблюдать нормальное взаимное поведение владельцев собственных участков, нужно иметь достаточно большой бассейн, где могли бы уместитьс€ территории хот€ бы двух особей изучаемого вида. ѕотому мы построили аквариум длиной в 2,5 метра, который вмещал больше двух тонн воды и давал маленьким рыбкам, живущим в прибрежной зоне, место дл€ нескольких территорий.

ћолодь у плакатно окрашенных видов почти всегда еще €рче, еще прив€занное к месту обитани€ и еще €ростнее взрослых рыб, так что на этих миниатюрных рыбках можно хорошо наблюдать изучаемые €влени€ в сравнительно малом пространстве.

»так, в этот аквариум были запущены рыбешки -- длиной от двух до четырех сантиметров -- следующих видов: 7 разных видов рыб-бабочек, 2 вида рыб-ангелов, 8 видов группы "демуазель" (группа помацентров, к которой принадлежат "звездники" и "красавчики"), 2 вида спинорогов, 3 вида губанов, 1 вид "рыбы-доктора" и несколько других, не €рких и не агрессивных видов, как "кузовки", "шары" и т.п. “аким образом, в аквариуме оказалось примерно 25 видов плакатно окрашенных рыб, в среднем по 4 рыбки каждого вида, -- из некоторых видов больше, из других всего по одной, -- а всего больше 100 особей. –ыбки сохранились наилучшим образом, почти без потерь, прижились, воспр€нули духом и -- в полном соответствии с программой -- начали дратьс€.

» тогда представилась замечательна€ возможность кое-что подсчитать. ≈сли представителю "точного" естествознани€ удаетс€ что-нибудь подсчитать или измерить, он всегда испытывает радость, которую непосв€щенному подчас трудно пон€ть. "”жель ѕрирода, вс€, дл€ вас -- объект подсчета?" -- так спрашивает ‘ридрих Ўиллер озабоченного измерени€ми ученого. я должен признатьс€ поэту, что сам € знал бы о сущности внутривидовой агрессии почти столько же, если бы и не производил своих подсчетов. Ќо мое высказывание о том, что € знаю, было бы гораздо менее доказательным, если бы мне пришлось облечь его в одни лишь слова: "яркие коралловые рыбы кусают почти исключительно своих сородичей".  ак раз укусы мы и подсчитали -- и получили следующий результат:

дл€ каждой рыбки, живущей в аквариуме, веро€тность случайно напасть на одну из трех своих среди 96 других рыбок равна 3:96. ќднако, количество укусов, нанесенных сородичам, относитс€ к количеству межвидовых укусов примерно как 85:15. » даже это малое последнее число (15) не отражает подлинной картины, т. к. соответствующие нападени€ относ€тс€ почти исключительно на счет "демуазелей". ќни почти посто€нно сид€т в своих норках, почти невидимые снаружи, и €ростно атакуют каждую рыбу, котора€ приближаетс€ к их убежищу. ¬ свободной воде и они игнорируют любую рыбу другого вида. ≈сли исключить эту группу из описанного опыта -- что мы, кстати, и сделали, -- то получаютс€ еще более впечатл€ющие цифры.

ƒруга€ часть нападений на рыб чужого вида была виною тех немногих, которые не имели сородичей во всем аквариуме и потому были вынуждены вымещать свою здоровую злость на других объектах. ќднако выбор этих объектов столь же убедительно подтверждал правильность моих предположений, как и точные цифры. Ќапример, там была одна-единственна€ рыба-бабочка неизвестного нам вида, котора€ и по форме, и по рисунку настолько точно занимала среднее положение между бело-желтым и бело-черным видами, что мы сразу же окрестили ее бело-черно-желтой. » она, очевидно, полностью раздел€ла наше мнение о ее систематическом положении, т. к. делила свои атаки почти поровну между представител€ми этих видов. ћы ни разу не видели, чтобы она укусила рыбку какого-нибудь третьего вида. ѕожалуй, еще интереснее вел себ€ синий спинорог -- тоже единственный у нас, -- который по-латыни называетс€ "черный одонус".

«оолог, давший такое название, мог видеть лишь обесцвеченный труп этой рыбы в формалине, потому что жива€ она не черна€, а €рко-син€€, с нежным оттенком фиолетового и розового, особенно по кра€м плавников.  огда у фирмы "јндреас ¬ернер" по€вилась парти€ этих рыбок -- € с самого начала купил только одну; битвы, которые они затевали уже в бассейне магазина, позвол€ли предвидеть, что мой большой аквариум окажетс€ слишком мал дл€ двух шестисантиметровых молодцов этой породы. «а неимением сородичей, мой синий спинорог первое врем€ вел себ€ довольно мирно, хот€ и раздал несколько укусов, многозначительным образом разделив их между представител€ми двух совершенно разных видов. ¬о-первых, он преследовал так называемых "синих чертей", -- близких родственников "бо √рэгори", -- похожих на него великолепной синей окраской, а во-вторых -- обеих рыб другого вида спинорогов, так называемых "рыб ѕикассо".  ак видно из любительского названи€ этой рыбки, она расцвечена чрезвычайно €рко и причудливо, так что в этом смысле не имеет ничего общего с синим спинорогом. Ќо -- весьма похожа на него по форме.  огда через несколько мес€цев сильнейша€ из двух "ѕикассо" отправила слабейшую в рыбий "мир иной" -- в формалин, -- между оставшейс€ и синим спинорогом возникло острое соперничество. јгрессивность последнего по отношению к "ѕикассо" несомненно усиливалась и тем обсто€тельством, что за это врем€ синие черти успели сменить €рко-синюю юношескую окраску на взрослую сизую, и поэтому раздражали его меньше. », в конце концов, наш "синий" ту "ѕикассо" погубил. я мог бы привести еще много примеров, когда из нескольких рыб, вз€тых дл€ описанного выше эксперимента, в живых оставалась только одна. ¬ тех случа€х, когда спаривание соедин€ло две рыбьих души в одну, -- в живых оставалась пара, как это было у коричневых и бело-желтых "бабочек". »звестно великое множество случаев, когда животные, -- не только рыбы, -- которым за неимением сородичей приходилось переносить свою агрессивность на другие объекты, выбирали при этом наиболее близких родственников или же виды, хот€ бы похожие по окраске.

Ёти наблюдени€ в аквариуме и их обобщение -- бесспорно подтверждают правило, установленное и моими наблюдени€ми в море: по отношению к своим сородичам рыбы гораздо агрессивнее, чем по отношению к рыбам других видов.

ќднако -- как видно из поведени€ различных рыб на свободе, описанного в первой главе, -- есть и значительное число видов, далеко не столь агрессивных, как коралловые рыбы, которых € изучал в своем эксперименте. —тоит представить себе разных рыб, неуживчивых и более или менее уживчивых, -- сразу же напрашиваетс€ мысль о тесной взаимосв€зи между их окраской, агрессивностью и оседлостью. —реди рыб, которых € наблюдал в естественных услови€х, крайн€€ воинственность, сочетающа€с€ с оседлостью и направленна€ против сородичей, встречаетс€ исключительно у тех форм, у которых €рка€ окраска, наложенна€ крупными плакатными п€тнами, обозначает их видовую принадлежность уже на значительном рассто€нии.  ак уже сказано, именно эта чрезвычайно характерна€ окраска и возбудила мое любопытство, натолкнув на мысль о существовании некоей проблемы.

ѕресноводные рыбы тоже бывают очень красивыми, очень €ркими, в этом отношении многие из них ничуть не уступают морским, так что различие здесь не в красоте -- в другом. ” большинства €рких пресноводных рыб особа€ прелесть их сказочной расцветки состоит в ее непосто€нстве. ѕестрые окуни, чь€ окраска определила их немецкое название, лабиринтовые рыбы, многие из которых еще превосход€т красочностью этих окуней, красно-зелено-голуба€ колюшка и радужный горчак наших вод -- как и великое множество других рыб, известных у нас по домашним аквариумам, -- все они расцвечивают свои нар€ды лишь тогда, когда распал€ютс€ любовью или духом борьбы. ” многих из них окраску можно использовать как индикатор настроени€ -- ив каждый данный момент определ€ть, в какой мере в них спор€т за главенство агрессивность, сексуальное возбуждение и стремление к бегству.  ак исчезает радуга, едва лишь облако закроет солнце, так гаснет все великолепие этих рыб, едва спадет возбуждение, бывшее его причиной, либо уступит место страху, который тотчас облекает рыбу в неприметный маскировочный цвет. »ными словами, у всех этих рыб окраска €вл€етс€ средством выражени€ и по€вл€етс€ лишь тогда, когда нужна. —оответственно, у них у всех молодь, а часто и самки, окрашена в маскировочные цвета.

»наче у агрессивных коралловых рыб. »х великолепное оде€ние настолько посто€нно, будто нарисовано на теле. » дело не в том, что они неспособны к изменению цвета; почти все они доказывают такую способность, отход€ ко сну, когда надевают ночную рубашку, расцветка которой самым разительным образом отличаетс€ от дневной.

Ќо в течение дн€, пока рыбы бодрствуют и активны, они сохран€ют свои €ркие плакатные цвета любой ценой. ѕобежденный, который стараетс€ уйти от преследовател€ отча€нными зигзагами, расцвечен точно так же, как и торжествующий победитель. ќни спускают свои опознавательные видовые флаги не чаще, чем английские боевые корабли в морских романах ‘орстера. ƒаже в транспортном контейнере -- где, право же, приходитс€ несладко, -- даже погиба€ от болезней, они демонстрируют не

изменное красочное великолепие; и даже после смерти оно долго еще сохран€етс€, хот€ в конце концов и угасает.

 роме того, у типичных плакатно-окрашенных коралловых рыб не только оба пола имеют одинаковую расцветку, но и совсем крошечные детеныши несут на себе кричаще-€ркие краски, причем -- что поразительно -- очень часто совсем иные, и еще более €ркие, чем у взрослых рыб.

» что уж совсем неверо€тно -- у некоторых форм €ркими бывают только дети. Ќапример, упом€нутые выше "самоцвет" и "синий черт" с наступлением половой зрелости превращаютс€ в тусклых сизо-серых рыб с бледно-желтым хвостовым плавником.

–аспределением красок, наталкивающим на сравнение с плакатом (крупные, контрастные п€тна), коралловые рыбы отличаютс€ не только от большинства пресноводных, но и от всех вообще менее агрессивных и менее оседлых рыб. ” этих нас восхищает тонкость цветовой гаммы, из€щные нюансы м€гких пастельных тонов, пр€мо-таки "любовна€" проработка деталей. ≈сли смотреть на моих любимых красноротиков издали, то видишь просто зеленовато-серебристую, совсем неприметную рыбку, и лишь разгл€дыва€ их вблизи -- благодар€ бесстрашию этих любопытных созданий это легко и в естественных услови€х -- можно заметить золотистые и небесно-голубые иероглифы, извилистой в€зью покрывающие всю рыбу, словно изысканна€ парча. Ѕез сомнени€, этот рисунок тоже €вл€етс€ сигналом, позвол€ющим узнавать свой вид, но он предназначен дл€ того, чтобы его могли видеть вблизи сородичи, плывущие р€дом. “очно так же, вне вс€ких сомнений, плакатные краски территориально-агрессивных коралловых рыб приспособлены дл€ того, чтобы их можно было заметить и узнать на возможно большем рассто€нии. „то узнавание своего вида вызывает у этих животных €ростную агрессивность -- это мы уже знаем.

ћногие люди -- в том числе и те, кто в остальном понимает природу, -- считают странным и совершенно излишним, когда мы, биологи, по поводу каждого п€тна, которое видим на каком-нибудь животном, тотчас задаемс€ вопросом -- какую видосохран€ющую функцию могло бы выполн€ть это п€тно и какой естественный отбор мог бы привести к его по€влению. Ѕолее того, мы знаем из опыта, что очень многие став€т нам это в вину как про€вление грубого материализма, слепого по отношению к ценност€м и потому достойного вс€ческого осуждени€. ќднако оправдан каждый вопрос, на который существует разумный ответ, а ценность и красота любого €влени€ природы никоим образом не страдают, если нам удаетс€ пон€ть, почему оно происходит именно так, а не иначе. –адуга не стала менее прекрасной от того, что мы узнали законы преломлени€ света, благодар€ которым она возникает.

¬осхитительна€ красота и правильность рисунков, расцветок и движений наших рыб могут вызвать у нас лишь еще большее восхищение, когда мы узнаем, что они существенно важны дл€ сохранени€ вида украшенных ими живых существ.  ак раз о великолепной боевой раскраске коралловых рыб мы знаем уже вполне твердо, какую особую роль она выполн€ет: она вызывает у сородича -- и только у него -- €ростный порыв к защите своего участка, если он находитс€ на собственной территории, и устрашающе предупреждает его о боевой готовности хоз€ина, если он вторгс€ в чужие владени€. ¬ обеих функци€х это как две капли воды похоже на другое прекрасное €вление природы -- на пение птиц; на песню соловь€, красота которой "поэта к творчеству влечет", как хорошо сказал –ингельнац.  ак расцветка коралловой рыбы, так и песн€ соловь€ служат дл€ того, чтобы издали предупредить своих сородичей -- ибо обращаютс€ только к ним, -- что здешний участок уже нашел себе крепкого и воинственного хоз€ина.

≈сли провер€ть эту теорию, сравнива€ боевое поведение плакатно и тускло расцвеченных рыб, наход€щихс€ в близком родстве, обитающих в одном и том же жизненном пространстве, то теори€ подтверждаетс€ полностью. ќсобенно впечатл€ют те случаи, когда €ркий и тусклый виды принадлежат к одному роду. “ак, например, есть принадлежаща€ к группе "демуазель" рыба простой поперечнополосатой окраски, которую американцы называют "старший сержант", -- это мирна€ рыба, держаща€с€ в ста€х. ≈е собрат по роду "абудефдуф" -- роскошна€ бархатно-черна€ рыба с €рко-голубым полосчатым узором на голове и передней части тела и с желтым, цвета серы, поперечным по€сом посреди туловища, -- напротив, пожалуй самый свирепый вид из всех оседлых, с какими € познакомилс€ за врем€ изучени€ коралловых рыб. Ќаш большой аквариум оказалс€ слишком мал дл€ двух крошечных деток этого вида, длиной едва по 2,5 см. ќдна из них "застолбила" весь аквариум, друга€ влачила жалкое существование в левом верхнем переднем углу, за струей пузырьков от аэратора, котора€ пр€тала ее от глаз враждебного собрата. ƒругой хороший пример дает сравнение рыб-бабочек. ≈динственный среди них уживчивый вид, какой € знаю, в то же врем€ имеет и единственную в своем роде расцветку, состо€щую из деталей настолько мелких, что характерный рисунок можно различить лишь на очень малом рассто€нии.

Ќо наиболее примечательным €вл€етс€ тот факт, что коралловые рыбы, которые в молодости расцвечены плакатно, а в зрелом возрасте тускло, -- демонстрируют такую же коррел€цию между окраской и агрессивностью: в молодости они €ростно защищают свою территорию, но с возрастом станов€тс€ несравненно более уживчивыми.

ћногие из них производ€т даже впечатление, что им необходимо сн€ть боевую раскраску, чтобы вообще допустить мирное сближение разных полов. Ёто, несомненно, верно дл€ одного из родов группы "демуазель" -- пестрых рыбок, часто резкой черно-белой расцветки, -- размножение которых в аквариуме € наблюдал несколько раз; ради нереста они мен€ют свою контрастную окраску на тускло-серую, но тотчас же после нереста вновь поднимают свои боевые знамена.

ƒЋя „≈√ќ Ќ”∆Ќј ј√–≈——»я

„асть силы той, что без числа,

“ворит добро, всему жела€ зла.

√ете

ƒл€ чего вообще борютс€ друг с другом живые существа? Ѕорьба -- вездесущий в природе процесс; способы поведени€, предназначенные дл€ борьбы, как и оружие, наступательное и оборонительное, настолько высоко развиты и настолько очевидно возникли под селекционным давлением соответствующих видосохран€ющих функций, что мы, вслед за ƒарвином, несомненно, должны зан€тьс€ этим вопросом.

 ак правило, неспециалисты, сбитые с толку сенсационными сказками прессы и кино, представл€ют себе взаимоотношени€ "диких зверей" в "зеленом аду" джунглей как кровожадную борьбу всех против всех. —овсем еще недавно были фильмы, в которых, например, можно было увидеть борьбу бенгальского тигра с питоном, а сразу вслед затем -- питона с крокодилом. — чистой совестью могу за€вить, что в естественных услови€х такого не бывает никогда. ƒа и какой смысл одному из этих зверей уничтожать другого? Ќи один из них жизненных интересов другого не затрагивает!

“очно так же и формулу ƒарвина "борьба за существование", превратившуюс€ в модное выражение, которым часто злоупотребл€ют, непосв€щенные ошибочно относ€т, как правило, к борьбе между различными видами. Ќа самом же деле, "борьба", о которой говорил ƒарвин и котора€ движет эволюцию, -- это в первую очередь конкуренци€ между ближайшими родственниками. “о, что заставл€ет вид, каков он сегодн€, исчезнуть -- или превращает его в другой вид, -- это какое-нибудь удачное "изобретение", выпавшее на долю одного или нескольких собратьев по виду в результате совершенно случайного выигрыша в вечной лотерее »зменчивости. ѕотомки этих счастливцев, как уже говорилось, очень скоро вытесн€т всех остальных, так что вид будет состо€ть только из особей, обладающих новым "изобретением".

 онечно же, бывают враждебные столкновени€ и между разными видами. ‘илин по ночам убивает и пожирает даже хорошо вооруженных хищных птиц, хот€ они наверн€ка очень серьезно сопротивл€ютс€. —о своей стороны -- если они встречают большую сову средь бела дн€, то нападают на нее, преисполненные ненависти. ѕочти каждое хоть сколь-нибудь вооруженное животное, начина€ с мелких грызунов, €ростно сражаетс€, если у него нет возможности бежать.  роме этих особых случаев межвидовой борьбы существуют и другие, менее специфические. ƒве птицы разных видов могут подратьс€ из-за дупла, пригодного под гнездо; любые два животных, примерно равные по силе, могут схватитьс€ из-за пищи и т.д. «десь необходимо сказать кое-что о случа€х межвидовой борьбы, иллюстрированных примерами ниже, чтобы подчеркнуть их своеобразие и отграничить от внутривидовой агрессии, котора€ собственно и €вл€етс€ предметом нашей книги.

‘ункци€ сохранени€ вида гораздо €снее при любых межвидовых столкновени€х, нежели в случае внутривидовой борьбы. ¬заимное вли€ние хищника и жертвы дает замечательные образцы того, как отбор заставл€ет одного из них приспосабливатьс€ к развитию другого. Ѕыстрота преследуемых копытных культивирует мощную прыгучесть и страшно вооруженные лапы крупных кошек, а те -- в свою очередь -- развивают у жертвы все более тонкое чутье и все более быстрый бег. ¬печатл€ющий пример такого эволюционного соревновани€ между наступательным и оборонительным оружием дает хорошо прослеженна€ палеонтологически специализаци€ зубов траво€дных млекопитающих -- зубы становились все крепче -- и параллельное развитие пищевых растений, которые по возможности защищались от съедени€ отложением кремневых кислот и другими мерами. Ќо такого рода "борьба" между поедающим и поедаемым никогда не приводит к полному уничтожению жертвы хищником; между ними всегда устанавливаетс€ некое равновесие, которое -- если говорить о виде в целом -- выгодно дл€ обоих. ѕоследние львы подохли бы от голода гораздо раньше, чем убили бы последнюю пару антилоп или зебр, способную к продолжению рода. “ак же, как -- в переводе на человеческикоммерческий €зык -- китобойный флот обанкротилс€ бы задолго до исчезновени€ последних китов.  то непосредственно угрожает существованию вида -- это не "пожиратель", а конкурент; именно он и только он.  огда в давние времена в јвстралии по€вились динго -- поначалу домашние собаки, завезенные туда людьми и одичавшие там, -- они не истребили ни одного вида из тех, что служили добычей, зато под корень извели крупных сумчатых хищников, которые охотились на тех же животных, что и они. ћестные хищники, сумчатый волк и сумчатый дь€вол, были значительно сильнее динго, но в охотничьем искусстве эти древние, сравнительно глупые и медлительные звери уступали "современным" млекопитающим.

ƒинго настолько уменьшили поголовье добычи, что охотничьи методы их конкурентов больше "не окупались", так что теперь они обитают лишь на “асмании, куда динго не добрались.

¬прочем, с другой стороны, столкновение между хищником и добычей вообще не €вл€етс€ борьбой в подлинном смысле этого слова.  онечно же, удар лапы, которым лев сбивает свою добычу, формой движени€ подобен тому, каким он бьет соперника, -- охотничье ружье тоже похоже на армейский карабин, -- однако внутренние истоки поведени€ охотника и бойца совершенно различны.  огда лев убивает буйвола, этот буйвол вызывает в нем не больше агрессивности, чем во мне аппетитный индюк, вис€щий в кладовке, на которого € смотрю с таким же удовольствием. –азличие внутренних побуждений €сно видно уже по выразительным движени€м. ≈сли собака гонит зайца, то у нее бывает точно такое же напр€женно-радостное выражение, с каким она приветствует хоз€ина или предвкушает что-нибудь при€тное. » по львиной морде в драматический момент прыжка можно вполне отчетливо видеть, как это зафиксировано на многих отличных фотографи€х, что он вовсе не зол. –ычание, прижатые уши и другие выразительные движени€, св€занные с боевым поведением, можно видеть у охот€щихс€ хищников только тогда, когда они всерьез бо€тс€ своей вооруженной добычи, но и в этом случае лишь в виде намека.

Ѕлиже к подлинной агрессии, чем нападение охотника на добычу, интересный обратный случай "контратаки" добычи против хищника. ќсобенно это касаетс€ стадных животных, которые всем скопом нападают на хищника, стоит лишь им его заметить; потому в английском €зыке это €вление называетс€ "мобинг".

¬ обиходном немецком соответствующего слова нет, но в старом охотничьем жаргоне есть такое выражение -- вороны или другие птицы "трав€т" филина, кошку или другого ночного хищника, если он попадетс€ им на глаза при свете дн€. ≈сли сказать, что стадо коров "затравило" таксу -- этим можно шокировать даже приверженцев св€того ’уберта; однако, как мы вскоре увидим, здесь и в самом деле идет речь о совершенно аналогичных €влени€х.

Ќападение на хищника-пожирател€ имеет очевидный смысл дл€ сохранени€ вида. ƒаже когда нападающий мал и безоружен, он причин€ет объекту нападени€ весьма чувствительные непри€тности. ¬се хищники, охот€щиес€ в одиночку, могут рассчитывать на успех лишь в том случае, если их нападение внезапно.  огда лисицу сопровождает по лесу кричаща€ сойка, когда вслед за кобчиком летит цела€ ста€ предупреждающе щебечущих тр€согузок -- охота у них бывает основательно подпорчена. — помощью травли многие птицы отгон€ют обнаруженную днем сову так далеко, что на следующий вечер ночной хищник охотитс€ где-то в другом месте. ќсобенно интересна функци€ травли у р€да птиц с высокоразвитой общественной организацией, таких, как галки и многие гуси. ” первых важнейшее значение травли дл€ сохранени€ вида состоит в том, чтобы показать неопытной молодежи, как выгл€дит опасный враг. “акого врожденного знани€ у галок нет. ” птиц это уникальный случай традиционно передаваемого знани€. √уси, на основании строго избирательного врожденного механизма, "знают": нечто пушистое, рыже-коричневое, выт€нутое и ползущее -- чрезвычайно опасно. ќднако и у них видосохран€юща€ функци€ "мобинга" -- со всем его переполохом, когда отовсюду слетаютс€ тучи гусей, -- имеет в основном учебную цель.

“е, кто этого еще не знал, узнают: лисы бывают здесь\  огда на нашем озере лишь часть берега была защищена от хищников специальной изгородью, -- гуси избегали любых укрытий, под которыми могла бы спр€татьс€ лиса, держась на рассто€нии не меньше 15 метров от них; в то же врем€ они безбо€зненно заходили в чащу молодого сосн€ка на защищенных участках.  роме этих дидактических целей, травл€ хищных млекопитающих -- и у галок, и у гусей -- имеет, разумеетс€, и первоначальную задачу:

отравл€ть врагу существование. √алки его бьют, настойчиво и основательно, а гуси, по-видимому, запугивают своим криком, неверо€тным количеством и бесстрашным поведением.  рупные канадские казарки атакуют лису даже на земле пешим сомкнутым строем; и € никогда не видел, чтобы лиса попыталась при этом схватить одного из своих мучителей. — прижатыми ушами, с €вным отвращением на морде, она огл€дываетс€ через плечо на труб€щую стаю и медленно, "сохран€€ лицо", трусит прочь.

 онечно, мобинг наиболее эффективен у крупных и вооруженных траво€дных, которые -- если их много -- "берут на мушку" даже крупных хищников. ѕо одному достоверному сообщению, зебры нападают даже на леопарда, если он попадаетс€ им в открытой степи. ” наших домашних коров и свиней инстинкт общего нападени€ на волка сидит в крови настолько прочно, что если зайти на пастбище к большому стаду в сопровождении молодой и пугливой собаки -- это может оказатьс€ весьма опасным делом. “ака€ собака, вместо того чтобы обла€ть нападающих или самосто€тельно удрать, ищет защиты у ног хоз€ина. ћне самому с моей собакой —тази пришлось однажды прыгать в озеро и спасатьс€ вплавь, когда стадо молодн€ка охватило нас полукольцом и, опустив рога, угрожающе двинулось вперед. ј мой брат во врем€ первой мировой войны провел в южной ¬енгрии прелестный вечер на иве, забравшись туда со своим скоч-терьером под мышкой: их окружило стадо полудиких венгерских свиней, свободно пасшихс€ в лесу, и круг начал сжиматьс€, недвусмысленно обнажив клыки.

ќ таких эффективных нападени€х на действительного или мнимого хищника-пожирател€ можно было бы рассказывать долго. ” некоторых птиц и рыб специально дл€ этой цели развилась €рка€ "апосематическа€", или предупреждающа€, окраска, которую хищник может легко заметить и ассоциировать с теми непри€тност€ми, какие он имел, встреча€сь с данным видом. ;ядовитые, противные на вкус или как-либо иначе защищенные животные самых различных групп поразительно часто "выбирают" дл€ предупредительного сигнала сочетани€ одних и тех же цветов -- красного, белого и черного.э » чрезвычайно примечательны два вида, которые -- кроме "€довитой" агрессивности -- не имеют ничего общего ни друг с другом, ни с упом€нутыми €довитыми животными, а именно -- утка-пеганка и рыбка, суматранский усач. ќ пеганках давно известно, что они люто трав€т хищников; их €ркое оперение настолько угнетает лис, что они могут безнаказанно высиживать ут€т в лисьих норах, в присутствии хоз€ев. —уматранских усачей € купил специально, чтобы узнать, зачем эти рыбки окрашены так €довито; они тотчас же ответили на этот вопрос, зате€в в большом общем аквариуме такую травлю крупного окун€, что мне пришлось спасать хищного великана от этих безобидных с виду малюток.

 ак при нападении хищника на добычу или при травле хищника его жертвами, так же очевидна видосохран€юща€ функци€ третьего типа боевого поведени€, который мы с X.

’едигером называем критической реакцией. ¬ английском €зыке выражение "сражатьс€, как крыса, загнанна€ в угол" символизирует отча€нную борьбу, в которую боец вкладывает все, потому что не может ни уйти, ни рассчитывать на пощаду. Ёта форма боевого поведени€, сама€ €ростна€, мотивируетс€ страхом, сильнейшим стремлением к бегству, которое не может быть реализовано потому, что опасность слишком близка. ∆ивотное, можно сказать, уже не рискует повернутьс€ к ней спиной -- и нападает само, с пресловутым "мужеством отча€ни€". »менно это происходит, когда бегство невозможно из-за ограниченности пространства -- как в случае с загнанной крысой, -- но точно так же

может подействовать и необходимость защиты выводка или семьи. Ќападение курицы-наседки или гусака на любой объект, слишком приблизившийс€ к птенцам, тоже следует считать критической реакцией. ѕри внезапном по€влении опасного врага в пределах определенной критической зоны многие животные €ростно набрасываютс€ на него, хот€ бежали бы с гораздо большего рассто€ни€, если бы заметили его приближение издали.  ак показал ’едигер, цирковые дрессировщики загон€ют своих хищников в любую точку арены, вед€ рискованную игру на границе между дистанцией бегства и критической дистанцией. ¬ тыс€че охотничьих рассказов можно прочесть, что крупные хищники наиболее опасны в густых заросл€х. Ёто прежде всего потому, что там дистанци€ бегства особенно мала; зверь в чаще чувствует себ€ укрытым и рассчитывает на то, что человек, продира€сь сквозь заросли, не заметит его, даже если пройдет совсем близко. Ќо если при этом человек перешагнет рубеж критической дистанции звер€, то происходит так называемый несчастный случай на охоте -- быстро и трагично.

¬ только что рассмотренных случа€х борьбы между животными различных видов есть обща€ черта: здесь вполне €сно, какую пользу дл€ сохранени€ вида получает или "должен" получить каждый из участников борьбы. Ќо и внутривидова€ агресси€ -- агресси€ в узком и собственном смысле этого слова -- тоже служит сохранению вида.

¬ отношении ее тоже можно и нужно задать дарвиновский вопрос "дл€ чего? ". ћногим это покажетс€ не столь уж очевидным; а люди, свыкшиес€ с иде€ми классического психоанализа, могут усмотреть в таком вопросе злонамеренную попытку апологии ∆изнеуничтожающего Ќачала, или попросту «ла. ќбычному цивилизованному человеку случаетс€ увидеть подлинную агрессию лишь тогда, когда сцеп€тс€ его сограждане или домашние животные; разумеетс€, он видит лишь дурные последстви€ таких раздоров. «десь поистине устрашающий р€д постепенных переходов -- от петухов, подравшихс€ на помойке, через грызущихс€ собак, через мальчишек, разбивающих друг другу носы, через парней, бьющих друг другу об головы пивные кружки, через трактирные побоища, уже слегка окрашенные политикой, -- приводит наконец к войнам и к атомной бомбе.

” нас есть веские основани€ считать внутривидовую агрессию наиболее серьезной опасностью, кака€ грозит человечеству в современных услови€х культурно-исторического и технического развити€. Ќо перспектива побороть эту опасность отнюдь не улучшитс€, если мы будем относитьс€ к ней как к чему-то метафизическому и неотвратимому; если же попытатьс€ проследить цепь естественных причин ее возникновени€ -- это может помочь.

¬с€кий раз, когда человек обретал способность преднамеренно измен€ть какое-либо €вление природы в нужном ему направлении, он был об€зан этим своему пониманию причинно-следственных св€зей, определ€ющих это €вление. Ќаука о нормальных жизненных процессах, выполн€ющих функцию сохранени€ вида, -- физиологи€, -- €вл€етс€ необходимым основанием дл€ науки о нарушени€х этих процессов -- патологии. ѕоэтому давайте забудем на какое-то врем€, что в услови€х цивилизации агрессивный инстинкт очень серьезно "сошел с рельсов", и постараемс€ по возможности беспристрастно исследовать его естественные причины.  ак подлинные дарвинисты, исход€ из уже объ€сненных оснований, мы прежде всего задаемс€ вопросом о видосохран€ющей функции, которую выполн€ет борьба между собрать€ми по виду в естественных -- или, лучше сказать, в доцивилизованных -- услови€х. »менно селекционному давлению этой функции об€зана така€ борьба своим высоким развитием у очень многих высших животных; ведь не одни только рыбы борютс€ друг с другом, как было описано выше, то же самое происходит у огромного большинства позвоночных.

 ак известно, вопрос о пользе борьбы дл€ сохранени€ вида поставил уже сам ƒарвин, и он же дал €сный ответ:

дл€ вида, дл€ будущего -- всегда выгодно, чтобы область обитани€ или самку завоевал сильнейший из двух соперников.  ак часто случаетс€, эта вчерашн€€ истина хот€ и не стала сегодн€ заблуждением, но оказалась лишь частным случаем; в последнее врем€ экологи обнаружили другую функцию агрессии, еще более существенную дл€ сохранени€ вида. “ермин "экологи€" происходит от греческого "oikos", "дом". Ёто наука о многосторонних св€з€х организма с его естественным жизненным пространством, в котором он "дома"; а в этом пространстве, разумеетс€, необходимо считатьс€ и с другими животными и растени€ми, обитающими там же. ≈сли специальные интересы социальной организации не требуют тесной совместной жизни, то -- по вполне пон€тным причинам -- наиболее благопри€тным €вл€етс€ по возможности равномерное распределение особей вида в жизненном пространстве, в котором этот вид может обитать. ¬ терминах человеческой деловой жизни -- если в какой-нибудь местности хот€т обосноватьс€ несколько врачей, или торговцев, или механиков по ремонту велосипедов, то представители любой из этих профессий поступ€т лучше всего, разместившись как можно дальше друг от друга.

„то кака€-то часть биотопа, имеющегос€ в распор€жении вида, останетс€ неиспользованной, в то врем€ как в другой части вид за счет избыточной плотности населени€ исчерпает все ресурсы питани€ и будет страдать от голода, -- эта опасность проще всего устран€етс€ тем, что животные одного и того же вида отталкиваютс€ друг от друга. »менно в этом, вкратце, и состоит важнейша€ видосохран€юща€ функци€ внутривидовой агрессии. “еперь мы можем пон€ть, почему именно оседлые коралловые рыбы так поразительно расцвечены. Ќа «емле мало биотопов, в которых имелось бы такое количество и такое разнообразие пищи, как на коралловых рифах. «десь вид рыбы, в ходе эволюционного развити€, может приобрести "всевозможнейшие профессии". –ыба в качестве "неквалифицированного рабочего" может прекрасно перебиватьс€ тем, что в любом случае доступно каждой средней рыбе -- охотитьс€ на более мелкую, не €довитую, не бронированную, не покрытую шипами или не защищенную еще каким-либо способом живность, котора€ массой прибывает на риф из открытого мор€: частью пассивно заноситс€ ветром и волнами в виде планктона, а частью -- активно приплывает "с целью" осесть на рифе, как это делают мириады свободно плавающих личинок всех обитающих на рифе организмов.

— другой стороны, некоторые рыбы специализируютс€ на поедании организмов, живущих на самом рифе. Ќо такие организмы всегда как-то защищены, и потому рыбе необходимо найти способ борьбы с их оборонительными приспособлени€ми. —ами кораллы корм€т целый р€д видов рыб, и притом очень по-разному. ќстроносые рыбыбабочки, или щетинозубы, по большей части паразитируют на кораллах и других стрекающих животных. ќни посто€нно обследуют кораллы в поисках мелкой живности, попавшей в щупальца полипов. ќбнаружив нечто съедобное, рыбка взмахами грудных плавников создает струю воды, направленную на жертву настолько точно, что в этом месте между кораллами образуетс€ "плешь": стру€ расталкивает их в стороны, прижима€ вместе с обжигающими щупальцами к наружному скелету, так что рыба может схватить добычу, почти не обжига€ себе рыльца.

¬се-таки слегка ее обжигает; видно, как рыба "чихает" -- слегка дергает носом, -- но кажетс€, что это раздражение ей даже при€тно, вроде перца. ¬о вс€ком случае, такие рыбы, как мои красавицы бабочки, желтые и коричневые, €вно предпочитают ту же добычу, скажем рыбешку, если она уже попалась в щупальца, а не свободно плавает в воде. ƒругие родственные виды выработали у себ€ более сильный иммунитет к стрекательному €ду и съедают добычу вместе с кораллами, поймавшими ее. “ретьи вообще не обращают внимани€ на стрекательные клетки кишечнополостных -- и поглощают кораллов, гидрополипов и даже крупных, очень жгучих актиний, как корова траву.

–ыбы-попугаи вдобавок к иммунитету против €да развили у себ€ мощные клешнеобразные челюсти и съедают кораллов буквально целиком.  огда находишьс€ вблизи пасущейс€ стаи этих великолепно расцвеченных рыб, то слышишь треск и скрежет, будто работает маленька€ камнедробилка, и это вполне соответствует действительности. »спражн€€сь, рыба-попугай оставл€ет за собой облачко белого песка, оседающее на дно, и когда видишь это -- с изумлением понимаешь, что весь снежно-белый коралловый песок, покрывающий каждую прогалину в коралловом лесу, определенно проделал путь через рыбпопугаев.

ƒругие рыбы, скалозубы, к которым относ€тс€ забавные

рыбы-шары, кузовики и ежи, настроились на разгрызание моллюсков в твердых раковинах, ракообразных и морских ежей. “акие рыбы, как императорские ангелы, -- специалисты по молниеносному обдиранию перистых корон, которые выдвигают из своих известковых трубок иные трубчатые черви.  ороны вт€гиваютс€ настолько быстро, что этой быстротой защищены от нападени€ других, не столь проворных врагов. Ќо императорские ангелы умеют подкрадыватьс€ сбоку и хватать голову черв€ боковым рывком, настолько мгновенным, что быстрота реакции черв€ оказываетс€ недостаточной. » если в аквариуме императорские ангелы нападают на другую добычу, не умеющую быстро пр€татьс€, -- они все равно не могут схватить ее каким-либо другим движением, кроме описанного.

–иф предоставл€ет и много других возможностей "профессиональной специализации" рыб. “ам есть рыбы, очищающие других рыб от паразитов. —амые свирепые хищники их не трогают, даже если они забираютс€ к тем в пасть или в жабры, чтобы выполнить там свою благотворную работу. „то еще неверо€тнее, есть и такие, которые паразитируют на крупных рыбах, выеда€ у них кусочки кожи; а среди них -- что самое поразительное -- есть и такие, которые своим цветом, формой и повадкой выдают себ€ за только что упом€нутых чистильщиков и подкрадываютс€ к своим жертвам с помощью этой маскировки.  то все народы сосчитает, кто все названь€ назовет?!

ƒл€ нашего исследовани€ существенно то, что все или почти все эти возможности специального приспособлени€ -- так называемые "экологические ниши" -- часто имеютс€ в одном и том же кубометре морской воды.  аждой отдельной особи, какова бы ни была ее специализаци€, при огромном обилии пищи на рифе дл€ пропитани€ нужно лишь несколько квадратных метров площади дна. » в этом небольшом ареале могут и "хот€т" сосуществовать столько рыб, сколько в нем экологических ниш -- а это очень много, как знает каждый, кто с изумлением наблюдал толчею над рифом. Ќо кажда€ из этих рыб чрезвычайно заинтересована в том, чтобы на ее маленьком участке не поселилась друга€ рыба ее же вида. —пециалисты других "профессий" мешают ее процветанию так же мало, как в вышеприведенном примере присутствие врача в деревне вли€ет на доходы живущего там велосипедного механика.

¬ биотопах, заселенных не так густо, где такой же объем пространства предоставл€ет возможность дл€ жизни лишь трем-четырем видам, оседла€ рыба или птица может позволить себе держать от себ€ подальше любых животных других видов, которые, вообще говор€, и не должны бы ей мешать. ≈сли бы того же захотела оседла€ рыба на коралловом рифе -- она бы извелась, но так и не смогла бы очистить свою территорию от тучи неконкурентов различных профессий. Ёкологические интересы всех оседлых видов выигрывают, если каждый из них производит пространственное распределение особей самосто€тельно, без огл€дки на другие виды. ќписанные в первой главе €ркие плакатные расцветки и вызываемые ими избирательные боевые реакции привод€т к тому, что кажда€ рыба каждого вида выдерживает определенную дистанцию лишь по отношению к своим сородичам, которые €вл€ютс€ ее конкурентами, так как им нужна та же сама€ пища. ¬ этом и состоит совсем простой ответ на часто и много обсуждавшийс€ вопрос о функции расцветки коралловых рыб.

 ак уже сказано, обозначающее вид пение играет у певчих птиц ту же роль, что оптическа€ сигнализаци€ у только что описанных рыб. Ќесомненно, что другие птицы, еще не имеющие собственного участка, по этому пению узнают: в этом месте за€вил свои территориальные прит€зани€ самец такого-то рода и племени. Ѕыть может, важно еще и то, что у многих видов по пению можно очень точно определить, насколько силен поющий, -- возможно, даже и возраст его, -- иными словами, насколько он опасен дл€ слушающего его пришельца. ” многих птиц, акустически маркирующих свои владени€, обращают на себ€ внимание значительные индивидуальные различи€ издаваемых ими звуков. ћногие исследователи считают, что у таких видов может иметь значение персональна€ визитна€ карточка. ≈сли ’ейнрот переводит крик петуха словами "«десь петух", то Ѕоймер -- наилучший знаток кур -- слышит в этом крике гораздо более точное сообщение: "«десь петух Ѕалтазар!" ћлекопитающие по большей части "думают носом";нет ничего удивительного в том, что у них важнейшую роль играет маркировка своих владений запахом. ƒл€ этого есть различнейшие способы, дл€ этого развились всевозможнейшие пахучие железы, возникли удивительнейшие ритуалы выделени€ мочи и кала, из которых каждому известно задирание лапы у собак. Ќекоторые знатоки млекопитающих утверждают, что эти пахучие отметки не имеют ничего общего с за€вкой на территорию, поскольку такие отметки известны и у животных, кочующих на большие рассто€ни€, и у общественных животных, не занимающих собственных территорий, -- однако эти возражени€ справедливы лишь отчасти. ¬о-первых, доказано, что собаки -- и, безусловно, другие животные, живущие ста€ми, -- узнают друг друга по запаху меток индивидуально, потому члены стаи тотчас же обнаружат, если чужак осмелитс€ задрать лапу в их охотничьих владени€х. ј во-вторых, как доказали Ћейхаузен и ¬ольф, существует весьма интересна€ возможность размещени€ животных определенного вида по имеющемус€ биотопу с помощью не пространственного, а временного плана, с таким же успехом. ќни обнаружили на примере брод€чих кошек, живших на открытой местности, что несколько особей могут использовать одну и ту же охотничью зону без каких-либо столкновений. ѕри этом охота регулируетс€ строгим расписанием, точь-в-точь как пользование общей прачечной у домохоз€ек нашего »нститута в «еевизене. ƒополнительной гарантией против нежелательных встреч €вл€ютс€ пахучие метки, которые эти животные -- кошки, не домохоз€йки -- оставл€ют обычно через правильные промежутки времени, где бы они ни были.

Ёти метки действуют, как блок-сигнал на железной дороге, который аналогичным образом служит дл€ того, чтобы предотвратить столкновение поездов: кошка, обнаруживша€ на своей охотничьей тропе сигнал другой кошки, может очень точно определить врем€ подачи этого сигнала; если он свежий, то она останавливаетс€ или сворачивает в сторону, если же ему уже несколько часов -- спокойно продолжает свой путь.

” тех животных, территори€ которых определ€етс€ не таким способом, по времени, а только пространством, -- тоже не следует представл€ть себе зону обитани€ как землевладение, точно очерченное географическими границами и как бы внесенное в земельный кадастр. Ќапротив, эта зона определ€етс€ лишь тем обсто€тельством, что готовность данного животного к борьбе бывает наивысшей в наиболее знакомом ему месте, а именно -- в центре его участка. »ными словами, порог агрессивности ниже всего там, где животное чувствует себ€ увереннее всего, т.е. где его агресси€ меньше всего подавлена стремлением к бегству. — удалением от этой "штаб-квартиры" боеготовность убывает по мере того, как обстановка становитс€ все более чужой и внушающей страх.  рива€ этого убывани€ имеет поэтому разную крутизну в разных направлени€х; у рыб центр области обитани€ почти всегда находитс€ на дне, и их агрессивность особенно резко убывает по вертикали -- очевидна€ причина этого состоит в том, что наибольшие опасности гроз€т рыбе именно сверху.

“аким образом, принадлежаща€ животному территори€ -- это лишь функци€ различий его агрессивности в разных местах, что обусловлено локальными факторами, подавл€ющими эту агрессивность. — приближением к центру области обитани€ агрессивность возрастает в геометрической прогрессии. Ёто возрастание настолько велико, что компенсирует все различи€ по величине и силе, какие могут встретитьс€ у взрослых половозрелых особей одного и того же вида. ѕоэтому, если у территориальных животных -- скажем, у горихвосток перед вашим домом или у колюшек в аквариуме -- известны центральные точки участков двух подравшихс€ хоз€ев, то исход€ из места их схватки можно наверн€ка предсказать ее исход: при прочих равных победит тот, кто в данный момент находитс€ ближе к своему дому.

 огда же побежденный обращаетс€ в бегство, инерци€ реакций обоих животных приводит к €влению, происход€щему во всех саморегулирующихс€ системах с торможением, а именно -- к колебани€м. ” преследуемого -- по мере приближени€ к его штаб-квартире -- вновь по€вл€етс€ мужество, а преследователь, проникнув на вражескую территорию, мужество тер€ет. ¬ результате беглец вдруг разворачиваетс€ и -- столь же внезапно, сколь энергично -- на-падает на недавнего победител€, которого -- как можно было предвидеть -- теперь бьет и прогон€ет. ¬се это повтор€етс€ еще несколько раз, и в конце концов бойцы останавливаютс€ у вполне определенной точки равновеси€, где они лишь угрожают друг другу, но не нападают.

Ёта точка, граница их участков, вовсе не отмечена на дне, а определ€етс€ исключительно равновесием сил; и при малейшем нарушении этого равновеси€ может переместитьс€ ближе к штаб-квартире ослабевшего, хот€ бы, например, в том случае, если одна из рыб наелась и потому обленилась. Ёти колебани€ границ может иллюстрировать старый протокол наблюдений за поведением двух пар одного из видов цихлид. »з четырех рыб этого вида, помещенных в большой аквариум, сильнейший самец "ј" тотчас же зан€л левый-задний-нижний угол -- и начал безжалостно гон€ть трех остальных по всему водоему; другими словами, он сразу же за€вил претензию на весь аквариум как на свой участок. „ерез несколько дней самец "¬" освоил крошечное местечко у самой поверхности воды, в диагонально расположенном правом-ближнем-верхнем углу аквариума и здесь стал храбро отражать нападени€ первого самца. ќбосноватьс€ у поверхности -- это отча€нное дело дл€ рыбы: она миритс€ с опасностью, чтобы утвердитьс€ против более сильного сородича, который в этих услови€х -- по описанным выше причинам -- нападает менее решительно. —трах злого соседа перед поверхностью становитс€ союзником обладател€ такого участка.

¬ течение ближайших дней пространство, защищаемое самцом "¬", росло на глазах, и главное -- все больше и больше распростран€лось книзу, пока наконец он не переместил свой опорный пункт в правый-передний-нижний угол аквариума, отвоевав себе таким образом полноценную штаб-квартиру. “еперь у него были равные шансы с "ј", и он быстро оттеснил того настолько, что аквариум оказалс€ разделен между ними примерно пополам. Ёто была красива€ картина, когда они угрожающе сто€ли друг против друга, непрерывно патрулиру€ вдоль границы. Ќо однажды утром эта картина вновь резко переместилась вправо, на бывшую территорию "¬", который отстаивал теперь лишь несколько квадратных дециметров своего дна. я тотчас же пон€л, что произошло: "ј" спаровалс€, а поскольку у всех крупных пестрых окуней задача защиты территории раздел€етс€ обоими супругами поровну, то "¬" был вынужден противосто€ть удвоенному давлению, что соответственно сузило его участок. ”же на следующий день рыбы снова угрожающе сто€ли друг против друга на середине водоема, но теперь их было четыре: "¬" тоже приобрел подругу, так что было восстановлено равновесие сил по отношению к семье "ј". „ерез неделю € обнаружил, что граница переместилась далеко влево, на территорию "ј"; причина состо€ла в том, что супружеска€ чета "ј" только что отнерестилась и один из супругов был посто€нно зан€т охраной икры и заботой о ней, так что охране границы мог посв€тить себ€ только один.  огда вскоре после того отнерестилась и пара "¬" -- немедленно восстановилось и прежнее равномерное распределение пространства.

ƒжулиан ’аксли однажды очень красиво представил это поведение физической моделью, в которой он сравнил территории с воздушными шарами, заключенными в замкнутый объем и плотно прилегающими друг к другу, так что изменение внутреннего давлени€ в одном из них увеличивает или уменьшает размеры всех остальных.

Ётот совсем простой физиологический механизм борьбы за территорию пр€мо-таки идеально решает задачу "справедливого", т.е. наиболее выгодного дл€ всего вида в его совокупности, распределени€ особей по ареалу, в котором данный вид может жить. ѕри этом и более слабые могут прокормитьс€ и дать потомство, хот€ и в более скромном пространстве. Ёто особенно важно дл€ таких животных, которые -- как многие рыбы и рептилии -- достигают половой зрелости рано, задолго до приобретени€ своих окончательных размеров.  аково мирное достижение "«лого начала"!

“от же эффект у многих животных достигаетс€ и без агрессивного поведени€. “еоретически достаточно того, что животные какого-либо вида друг друга "не вынос€т" и, соответственно, избегают. ¬ некоторой степени уже кошачьи пахучие метки представл€ют собой такой случай, хот€ за ними и пр€четс€ молчалива€ угроза агрессии. ќднако есть животные, совершенно лишенные внутривидовой агрессии и тем не менее строго избегающие своих сородичей. ћногие л€гушки, особенно древесные, €вл€ютс€ €рко выраженными индивидуалистами -- кроме периодов размножени€ -- и, как можно заметить, распредел€ютс€ по доступному им жизненному пространству очень равномерно.  ак недавно установили американские исследователи, это достигаетс€ очень просто: кажда€ л€гушка уходит от квакань€ своих сородичей. ѕравда, эти результаты не объ€сн€ют, каким образом достигаетс€ распределение по территории самок, которые у большинства л€гушек немы.

ћы можем считать достоверным, что равномерное распределение в пространстве животных одного и того же вида €вл€етс€ важнейшей функцией внутривидовой агрессии. Ќо эта функци€ отнюдь не единственна! ”же „арлз ƒарвин верно заметил, что половой отбор -- выбор наилучших, наиболее сильных животных дл€ продолжени€ рода -- в значительной степени определ€етс€ борьбой соперничающих животных, особенно самцов. —ила отца естественно обеспечивает потомству непосредственные преимущества у тех видов, где отец принимает активное участие в заботе о дет€х, прежде всего в их защите. “есна€ св€зь между заботой самцов о потомстве и их поединками наиболее отчетливо про€вл€етс€ у тех животных, которые не территориальны в вышеописанном смысле слова, а ведут более или менее кочевой образ жизни, как, например, крупные копытные, наземные обезь€ны и многие другие.

” этих животных внутривидова€ агресси€ не играет существенной роли в распределении пространства; в рассредоточении таких видов, как, скажем, бизоны, разные антилопы, лошади и т.п., которые собираютс€ в огромные сообщества и которым разделение участков и борьба за территорию совершенно чужды, потому что корма им предостаточно. “ем не менее самцы этих животных €ростно и драматически сражаютс€ друг с другом, и нет никаких сомнений в том, что отбор, вытекающий из этой борьбы, приводит к по€влению особенно крупных и хорошо вооруженных защитников семьи и стада, -- как и наоборот, в том, что именно видосохран€юща€ функци€ защиты стада привела к по€влению такого отбора в жестоких поединках. “аким образом и возникают столь внушительные бойцы, как быки бизонов или самцы крупных павианов, которые при каждой опасности дл€ сообщества воздвигают вокруг слабейших членов стада стену мужественной круговой обороны.

¬ св€зи с поединками нужно упом€нуть об одном факте, который каждому небиологу кажетс€ поразительным, даже парадоксальным, и который чрезвычайно важен дл€ дальнейшего содержани€ нашей книги: сугубо внутривидовой отбор может привести к по€влению морфологических признаков и поведенческих стереотипов не только совершенно бесполезных в смысле приспособлени€ к среде, но и пр€мо вредных дл€ сохранени€ вида. »менно поэтому € так подчеркивал в предыдущем абзаце, что защита семьи, т.е. форма столкновени€ с вневидовым окружением, вызвала по€вление поединка, а уже поединок отобрал вооруженных самцов. ≈сли отбор направл€етс€ в определенную сторону лишь половым соперничеством, без обусловленной извне функциональной нацеленности на сохранение вида, это может привести к по€влению причудливых образований, которые виду как таковому совершенно не нужны. ќленьи рога, например, развились исключительно дл€ поединков; безрогий олень не имеет ни малейших шансов на потомство. Ќи дл€ чего другого эти рога, как известно, не годны. ќт хищников олени-самцы тоже защищаютс€ только передними копытами, а не рогами. ћнение, что расширенные глазничные отростки на рогах северного олен€ служат дл€ разгребани€ снега, оказалось ошибочным. ќни, скорее, нужны дл€ защиты глаз при одном совершенно определенном ритуализованном движении, когда самец ожесточенно бьет рогами по низким кустам.

¬ точности к тем же последстви€м, что и поединок соперников, часто приводит половой отбор, направл€емый самкой. ≈сли мы обнаруживаем у самцов преувеличенное развитие пестрых перьев, причудливых форм и т.п., то можно сразу же заподозрить, что самцы уже не сражаютс€, а последнее слово в супружеском выборе принадлежит самке и у кандидата в супруги нет ни малейшей возможности "обжаловать приговор". ¬ качестве примера можно привести райскую птицу, турухтана, утку-мандаринку и фазана-аргуса. —амка аргуса реагирует на громадные крыль€ петуха, украшенные великолепным узором из глазчатых п€тен, которые он, току€, разворачивает перед ее глазами. Ёти крыль€ велики настолько, что петух уже почти не может летать; но чем они больше -- тем сильнее возбуждаетс€ курица. „исло потомков, которые по€вл€ютс€ у петуха за определенный срок, находитс€ в пр€мой зависимости от длины его перьев. ’от€ в других отношени€х это чрезмерное развитие крыльев может быть дл€ него вредно, -- например, хищник съест его гораздо раньше, чем его соперника, у которого органы токовани€ не так чудовищно утрированы, -- однако потомства этот петух оставит столько же, а то и больше; и таким образом поддерживаетс€ предрасположенность к росту гигантских крыльев, совершенно вопреки интересам сохранени€ вида. ¬полне возможно, что самка аргуса реагирует на маленькие красные п€тнышки на крыль€х самца, которые исчезают из виду, когда крыль€ сложены, и не мешают ни полету, ни маскировке. Ќо так или иначе, эволюци€ фазана-аргуса зашла в тупик, и про€вл€етс€ он в том, что самцы соперничают друг с другом в отношении величины крыльев. »ными словами, животные этого вида никогда не найдут разумного решени€ и не "договор€тс€" отказатьс€ впредь от этой бессмыслицы.

«десь мы впервые сталкиваемс€ с эволюционным процессом, который на первый взгл€д кажетс€ странным, а если вдуматьс€ -- даже жутким. Ћегко пон€ть, что метод слепых проб и ошибок, которым пользуютс€ ¬еликие  онструкторы, неизбежно приводит к по€влению и не-самых-целесообразных конструкций. —овершенно естественно, что и в животном и в растительном мире, кроме целесообразного, существует также и все не настолько нецелесообразное, чтобы отбор уничтожил его немедленно. ќднако в данном случае мы обнаруживаем нечто совершенно иное. ќтбор, этот суровый страж целесообразности, не просто "смотрит сквозь пальцы" и пропускает второсортную конструкцию -- нет, он сам, заблудившись, заходит здесь в гибельный тупик. Ёто всегда происходит в тех случа€х, когда отбор направл€етс€ одной лишь конкуренцией сородичей, без св€зи с вневидовым окружением.

ћой учитель ќскар ’ейнрот часто шутил: "ѕосле крыльев фазана-аргуса, темп работы людей западной цивилизации -- глупейший продукт внутривидового отбора". » в самом деле, спешка, которой охвачено индустриализованное и коммерциализованное человечество, €вл€ет собой

прекрасный

пример нецелесообразного развити€, происход€щего исключительно за счет конкуренции между собрать€ми по виду. Ќынешние люди болеют типичными болезн€ми бизнесменов -- гипертони€, врожденна€ сморщенна€ почка, €зва желудка, мучительные неврозы, -- они впадают в варварство, ибо у них нет больше времени на культурные интересы. » все это без вс€кой необходимости: ведь они-то прекрасно могли бы договоритьс€ работать впредь поспокойнее. “о есть, теоретически могли бы, ибо на практике способны к этому, очевидно, не больше, чем петухи-аргусы к договоренности об уменьшении длины их перьев.

ѕричина, по которой здесь, в главе о положительной роли агрессии, € так подробно говорю об опасност€х внутривидового отбора, состоит в следующем: именно агрессивное поведение -- более других свойств и функций животного -- может за счет своих пагубных результатов перерасти в нелепый гротеск. ¬ дальнейших главах мы увидим, к каким последстви€м это привело у некоторых животных, например у египетских гусей или у крыс. Ќо прежде всего -- более чем веро€тно, что пагубна€ агрессивность, котора€ сегодн€ как злое наследство сидит в крови у нас, у людей, €вл€етс€ результатом внутривидового отбора, вли€вшего на наших предков дес€тки тыс€ч лет на прот€жении всего палеолита. ≈два лишь люди продвинулись настолько, что, будучи вооружены, одеты и социально организованы, смогли в какой-то степени ограничить внешние опасности -- голод, холод, диких зверей, так что эти опасности утратили роль существенных селекционных факторов, -- как тотчас же в игру должен был вступить пагубный внутривидовой отбор. ќтныне движущим фактором отбора стала война, которую вели друг с другом враждующие соседние племена; а война должна была до крайности развить все так называемые "воинские доблести".   сожалению, они еще и сегодн€ многим кажутс€ весьма заманчивым идеалом, -- к этому мы вернемс€ в последней главе нашей книги.

¬озвраща€сь к теме о значении поединка дл€ сохранени€ вида, мы утверждаем, что он служит полезному отбору лишь там, где бойцы провер€ютс€ не только внутривидовыми дуэльными правилами, но и схватками с внешним врагом. ¬ажнейша€ функци€ поединка -- это выбор боевого защитника семьи, таким образом еще одна функци€ внутривидовой агрессии состоит в охране потомства. Ёта функци€ настолько очевидна, что говорить о ней просто нет нужды. Ќо чтобы устранить любые сомнени€, достаточно сослатьс€ на тот факт, что у многих животных, у которых лишь один пол заботитс€ о потомстве, по-насто€щему агрессивны по отношению к сородичам представители именно этого пола или же их агрессивность несравненно сильнее. ” колюшки -- это самцы; у многих мелких цихлид -- самки. ” кур и уток только самки забот€тс€ о потомстве, и они гораздо неуживчивее самцов, если, конечно, не иметь в виду поединки. Ќечто подобное должно быть и у человека.

Ѕыло бы неправильно думать, что три уже упом€нутые в этой главе функции агрессивного поведени€ -- распределение животных по жизненному пространству, отбор в поединках и защита потомства -- €вл€ютс€ единственно важными дл€ сохранени€ вида. ћы еще увидим в дальнейшем, какую незаменимую роль играет агресси€ в большом концерте инстинктов; как она бывает мотором -- "мотивацией" -- и в таком поведении, которое внешне не имеет ничего общего с агрессией, даже кажетс€ ее пр€мой противоположностью. “о, что как раз самые интимные личные св€зи, какие вообще бывают между живыми существами, в полную меру насыщены агрессией, -- тут не знаешь, что и сказать: парадокс это или банальность. ќднако нам придетс€ поговорить еще о многом другом, прежде чем мы доберемс€ в нашей естественной истории агрессии до этой центральной проблемы. ¬ажную функцию, выполн€емую агрессией в демократическом взаимодействии инстинктов внутри организма, нелегко пон€ть и еще труднее описать.

Ќо вот что можно описать уже здесь -- это роль агрессии в системе, котора€ пор€дком выше, однако дл€ понимани€ доступнее; а именно -- в сообществе социальных животных, состо€щем из многих особей. ѕринципом организации, без которого, очевидно, не может развитьс€ упор€доченна€ совместна€ жизнь высших животных, €вл€етс€ так называема€ иерархи€.

—остоит она попросту в том, что каждый из совместно живущих индивидов знает, кто сильнее его самого и кто слабее, так что каждый может без борьбы отступить перед более сильным -- и может ожидать, что более слабый в свою очередь отступит перед ним самим, если они попадутс€ друг другу на пути. Ўьельдерупп-Ёббе был первым, кто исследовал €вление иерархии на домашних курах и предложил термин "пор€док клевани€", который до сих пор сохран€етс€ в специальной литературе, особенно английской. ћне всегда бывает как-то забавно, когда говор€т о "пор€дке клевани€" у крупных позвоночных, которые вовсе не клюютс€, а кусаютс€ или бьют рогами. Ўирокое распространение иерархии, как уже указывалось, убедительно свидетельствует о ее важной видосохран€ющей функции, так что мы должны задатьс€ вопросом, в чем же эта функци€ состоит.

≈стественно, сразу же напрашиваетс€ ответ, что таким образом избегаетс€ борьба между членами сообщества. “ут можно возразить следующим вопросом: чем же это лучше пр€мого запрета на агрессивность по отношению к членам сообщества? » снова можно дать ответ, даже не один, а несколько. ¬о-первых, -- нам придетс€ очень подробно об этом говорить в одной из следующих глав (гл. 11, "—оюз"), -- вполне может случитьс€, что сообществу (скажем, волчьей стае или стаду обезь€н) крайне необходима агрессивность по отношению к другим сообществам того же вида, так что борьба должна быть исключена лишь внутри группы. ј во-вторых, напр€женные отношени€, которые возникают внутри сообщества вследствие агрессивных побуждений и вырастающей из них иерархии, могут придавать ему во многом полезную структуру и прочность. ” галок, да и у многих других птиц с высокой общественной организацией, иерархи€ непосредственно приводит к защите слабых. “ак как каждый индивид посто€нно стремитс€ повысить свой ранг, то между непосредственно ниже -- и вышесто€щими всегда возникает особенно сильна€ напр€женность, даже враждебность; и наоборот, эта враждебность тем меньше, чем дальше друг от друга ранги двух животных. ј поскольку галки высокого ранга, особенно самцы, об€зательно вмешиваютс€ в любую ссору между двум€ нижесто€щими -- эти ступенчатые различи€ в напр€женности отношений имеют благопри€тное следствие: галка высокого ранга всегда вступает в бой на стороне слабейшего, словно по рыцарскому принципу "ћесто сильного -- на стороне слабого! ".

”же у галок с агрессивно-завоеванным ранговым положением св€зана и друга€ форма "авторитета": с выразительными движени€ми индивида высокого ранга, особенно старого самца, члены колонии считаютс€ значительно больше, чем с движени€ми молодой птицы низкого ранга.

≈сли, например, молода€ галка напугана чем-то малозначительным, то остальные птицы, особенно старые, почти не обращают внимани€ на про€влени€ ее страха. ≈сли же подобную тревогу выражает старый самец -- все галки, какие только могут это заметить, поспешно взлетают, обраща€сь в бегство. ѕримечательно, что у галок нет врожденного знани€ их хищных врагов; кажда€ особь обучаетс€ этому знанию поведением более опытных старших птиц; потому должно быть очень существенно, чтобы "мнению" более старых и опытных птиц высокого ранга придавалс€ -- как только что описано -- больший "вес".

¬ообще, чем более развит вид животных, тем большее значение приобретает индивидуальный опыт и обучение, в то врем€ как врожденное поведение хот€ не тер€ет своей важности, но сводитс€ к более простым элементам. — общим прогрессом эволюции все более возрастает роль опыта старых животных; можно даже сказать, что совместна€ социальна€ жизнь у наиболее умных млекопитающих приобретает за счет этого новую функцию в сохранении вида, а именно -- традиционную передачу индивидуально приобретенной информации. ≈стественно, столь же справедливо и обратное утверждение: совместна€ социальна€ жизнь, несомненно, производит селекционное давление в сторону лучшего развити€ способностей к обучению, поскольку эти способности у общественных животных идут на пользу не только отдельной особи, но и сообществу в целом. “ем самым и долга€ жизнь, значительно превышающа€ период половой активности, приобретает ценность дл€ сохранени€ вида.  ак это описали ‘рейзер ƒарлинг и ћаргарет јльтман, у многих оленей предводителем стада бывает "дама" преклонного возраста, которой материнские об€занности давно уже не мешают выполн€ть ее общественный долг.

“аким образом -- при прочих равных услови€х -- возраст животного находитс€, как правило, в пр€мой зависимости с тем рангом, который оно имеет в иерархии своего сообщества. » поэтому вполне целесообразно, что "конструкци€" поведени€ полагаетс€ на это правило: члены сообщества" которые не могут вычитать возраст своего вожака в его свидетельстве о рождении, соизмер€ют степень своего довери€ к нему с его рангом. …еркс и его сотрудники уже давно сделали чрезвычайно интересное, поистине поразительное наблюдение: шимпанзе, которые известны своей способностью обучатьс€ за счет пр€мого подражани€, принципиально подражают только собрать€м более высокого ранга. »з группы этих обезь€н забрали одну, низкого ранга, и научили ее доставать бананы из специально сконструированной кормушки с помощью весьма сложных манипул€ций.  огда эту обезь€ну вместе с ее кормушкой вернули в группу, то сородичи более высокого ранга пробовали отнимать у нее честно заработанные бананы, но никому из них не пришло в голову посмотреть, как работает презираемый собрат, и чему-то у него поучитьс€. «атем, таким же образом работе с этой кормушкой научили шимпанзе наивысшего ранга.  огда его вернули в группу, то остальные наблюдали за ним с живейшим интересом и мгновенно перен€ли у него новый навык.

—. Ћ. ”ошбэрн и »рвэн ƒеворе, наблюда€ павианов на свободе, установили, что стадо управл€етс€ не одним вожаком, а "коллегией" из нескольких старейших самцов, которые поддерживают свое превосходство над более молодыми и гораздо более сильными членами стада за счет того, что всегда держатс€ вместе -- а вместе они сильнее любого молодого самца. ¬ наблюдавшемс€ случае один их трех сенаторов был почти беззубым старцем, а двое других -- тоже давно уже не "в расцвете лет".  огда однажды стаду грозила опасность забрести на безлесном месте в лапы -- или, лучше сказать, в пасть -- ко льву, то стадо остановилось, и молодые сильные самцы образовали круговую оборону более слабых животных. Ќо старец один вышел из круга, осторожно выполнил опасную задачу -- установить местонахождение льва, так чтобы тот его не заметил, -- затем вернулс€ к стаду и отвел его дальним кружным путем, в обход льва, к безопасному ночлегу на деревь€х. ¬се следовали за ним в слепом повиновении, никто не усомнилс€ в его авторитете.

“еперь огл€немс€ на все, что мы узнали в этой главе -- из объективных наблюдений за животными -- о пользе внутривидовой борьбы дл€ сохранени€ вида. ∆изненное пространство распредел€етс€ между животными одного вида таким образом, что по возможности каждый находит себе пропитание. Ќа благо потомству выбираютс€ лучшие отцы и лучшие матери. ƒети наход€тс€ под защитой. —ообщество организовано так, что несколько умудренных самцов -- "сенат" -- обладают достаточным авторитетом, чтобы решени€, необходимые сообществу, не только принимались, но и выполн€лись. ћы ни разу не обнаружили, чтобы целью агрессии было уничтожение сородича, хот€, конечно, в ходе поединка может произойти несчастный случай, когда рог попадает в глаз или клык в сонную артерию; а в неестественных услови€х, не предусмотренных "конструкцией" эволюции, -- например в неволе, -- агрессивное поведение может привести и к губительным последстви€м. ќднако попробуем вгл€детьс€ в наше собственное нутро и у€снить себе -- без гордыни, но и без того, чтобы заранее считать себ€ гнусными грешниками, -- что бы мы хотели сделать со своим ближним, вызывающим у нас наивысшую степень агрессивности. Ќадеюсь, € не изображаю себ€ лучше, чем € есть, утвержда€, что мо€ окончательна€ цель -- т.е. действие, которое разр€дило бы мою €рость, -- не состо€ла бы в убийстве моего врага.  онечно, € с наслаждением надавал бы ему самых звонких пощечин, в крайнем случае нанес бы несколько хруст€щих ударов по челюсти, -- но ни в коем случае не хотел бы вспороть ему живот или пристрелить его. » желаема€ окончательна€ ситуаци€ состоит отнюдь не в том, чтобы противник лежал передо мною мертвым. ќ нет! ќн должен быть чувствительно побит и смиренно признать мое физическое, -- а если он павиан, то и духовное превосходство. ј поскольку € в принципе мог бы избить лишь такого типа, которому подобное обращение только на пользу, -- € выношу не слишком суровый приговор инстинкту, вызывающему такое поведение.  онечно, надо признать, что желание избить легко может привести и к смертельному удару, например, если в руке случайно окажетс€ оружие. Ќо если оценить все это вместе вз€тое, то внутривидова€ агресси€ вовсе не покажетс€ ни дь€волом, ни уничтожающим началом, ни даже "частью той силы, что вечно хочет зла, но творит добро", -- она совершенно однозначно окажетс€ частью организации всех живых существ, сохран€ющей их систему функционировани€ и саму их жизнь.  ак и все на свете, она может допустить ошибку -- и при этом уничтожить жизнь. ќднако в великих свершени€х становлени€ органического мира эта сила предназначена к добру. » притом, мы еще не прин€ли во внимание, -- мы узнаем об этом лишь в 11 -- и главе, -- что оба великих конструктора, »зменчивость и ќтбор, которые раст€т все живое, именно грубую ветвь внутривидовой агрессии выбрали дл€ того, чтобы вырастить на ней цветы личной дружбы и любви.

—ѕќЌ“јЌЌќ—“№ ј√–≈——»»

— отравой в жилах ты ≈лену

¬ любой увидишь, непременно.

√ете

¬ предыдущей главе, € надеюсь, достаточно €сно показано, что наблюдаема€ у столь многих животных агресси€, направленна€ против собратьев по виду, вообще говор€, никоим образом не вредна дл€ этого вида, а напротив -- необходима дл€ его сохранени€. ќднако это отнюдь не должно обольщать нас оптимизмом по поводу современного состо€ни€ человечества, совсем наоборот.  акое-либо изменение окружающих условий, даже ничтожное само по себе, может полностью вывести из равновеси€ врожденные механизмы поведени€. ќни настолько неспособны быстро приспосабливатьс€ к изменени€м, что при неблагопри€тных услови€х вид может погибнуть. ћежду тем, изменени€, произведенные самим человеком в окружающей среде, далеко не ничтожны.

≈сли бесстрастно посмотреть на человека, каков он сегодн€ (в руках водородна€ бомба, подарок его собственного разума, а в душе инстинкт агрессии -- наследство человекообразных предков, с которым его рассудок не может совладать), трудно предсказать ему долгую жизнь.

Ќо когда ту же ситуацию видит сам человек -- которого все это касаетс€! -- она представл€етс€ жутким кошмаром, и трудно поверить, что агресси€ не €вл€етс€ симптомом современного упадка культуры, патологическим по своей природе.

ћожно было бы лишь мечтать, чтобы это так и было!

 ак раз знание того, что агресси€ €вл€етс€ подлинным инстинктом -- первичным, направленным на сохранение вида, -- позвол€ет нам пон€ть, насколько она опасна. √лавна€ опасность инстинкта состоит в его спонтанности. ≈сли бы он был лишь реакцией на определенные внешние услови€, что предполагают многие социологи и психологи, то положение человечества было бы не так опасно, как в действительности. “огда можно было бы основательно изучить и исключить факторы, порождающие эту реакцию. ‘рейд заслужил себе славу, впервые распознав самосто€тельное значение агрессии; он же показал, что недостаточность социальных контактов и особенно их исчезновение ("потер€ любви") относ€тс€ к числу сильных факторов, благопри€тствующих агрессии. »з этого представлени€, которое само по себе правильно, многие американские педагоги сделали неправильный вывод, будто дети вырастут в менее невротичных, более приспособленных к окружающей действительности и, главное, менее агрессивных людей, если их с малолетства оберегать от любых разочарований (фрустраций) и во всем им уступать. јмериканска€ методика воспитани€, построенна€ на этом предположении, лишь показала, что инстинкт агрессии, как и другие инстинкты, спонтанно прорываетс€ изнутри человека. ѕо€вилось неисчислимое множество невыносимо наглых детей, которым недоставало чего угодно, но уж никак не агрессивности. “рагическа€ сторона этой трагикомической ситуации про€вилась позже, когда такие дети, выйд€ из семьи, внезапно столкнулись, вместо своих покорных родителей, с безжалостным общественным мнением, например при поступлении в колледж.  ак говорили мне американские психоаналитики, очень многие из молодых людей, воспитанных таким образом, тем паче превратились в невротиков, попав под нажим общественного распор€дка, который оказалс€ чрезвычайно жестким. ѕодобные методы воспитани€, как видно, вымерли еще не окончательно; еще в прошлом году один весьма уважаемый американский коллега, работавший в нашем »нституте в качестве гост€, попросил у мен€ разрешени€ остатьс€ у нас еще на три недели, и в качестве основани€ не стал приводить какие-либо новые научные замыслы, а просто-напросто и без комментариев сказал, что к его жене только что приехала в гости ее сестра, а у той трое детей -- "бесфрустрационные".

—уществует совершенно ошибочна€ доктрина, согласно которой поведение животных и человека €вл€етс€ по преимуществу реактивным, и если даже имеет какие-то врожденные элементы -- все равно может быть изменено обучением. Ёта доктрина имеет глубокие и цепкие корни в неправильном понимании правильного по своей сути демократического принципа.  ак-то не в€жетс€ с ним тот факт, что люди от рождени€ не так уж совершенно равны друг

другу и что не все имеют по справедливости равные шансы превратитьс€ в идеальных граждан.   тому же в течение многих дес€тилетий реакции, рефлексы были единственными элементами поведени€, которым удел€ли внимание психологи с серьезной репутацией, в то врем€ как спонтанность поведени€ животных была областью "виталистически" (то есть несколько мистически) настроенных ученых.

¬ исследовании поведени€ ”оллэс  рэйг был первым, кто сделал €вление спонтанности предметом научного изучени€. ≈ще до него ”иль€м ћак-ƒугалл противопоставил девизу ƒекарта "Animal non agit, agitur", который начертала на своем щите американска€ школа психологов-бихевиористов, свой гораздо более верный афоризм -- "The healthy animal is up and doing" ("«доровое животное активно и действует"). ќднако сам он считал эту спонтанность результатом мистической жизненной силы, о которой никто не знает, что же собственно обозначает это слово. ѕотому он и не догадалс€ точно пронаблюдать ритмическое повторение спонтанных действий и измерить порог провоцирующего раздражени€ при каждом их про€влении, как это сделал впоследствии его ученик  рэйг.

 рэйг провел серию опытов с самцами горлицы, в которой он отбирал у них самок на ступенчато возрастающие промежутки времени и экспериментально устанавливал, какой объект способен вызвать токование самца. „ерез несколько дней после исчезновени€ самки своего вида самец горлицы был готов ухаживать за белой домашней голубкой, которую он перед тем полностью игнорировал. ≈ще через несколько дней он пошел дальше и стал исполн€ть свои поклоны и воркованье перед чучелом голуб€, еще позже -- перед смотанной в узел тр€пкой; и наконец -- через несколько недель одиночества -- стал адресовать свое токование в пустой угол клетки, где пересечение ребер €щика создавало хоть какую-то оптическую точку, способную задержать его взгл€д. ¬ переводе на €зык физиологии эти наблюдени€ означают, что при длительном невыполнении какого-либо инстинктивного действи€ -- в описанном случае, токовани€ -- порог раздражени€ снижаетс€. Ёто €вление настолько распространено и закономерно, что народна€ мудрость уже давно с ним освоилась и облекла в простую форму поговорки: "ѕри нужде черт муху слопает"; √ете выразил ту же закономерность словами ћефистофел€: "— отравой в жилах, ты ≈лену в любой увидишь непременно".

“ак оно и есть! ј если ты голубь -- то в конце концов увидишь ее и в старой пыльной тр€пке, и даже в пустом углу собственной тюрьмы.

—нижение порога раздражени€ может привести к тому, что в особых услови€х его величина может упасть до нул€, т.е. при определенных обсто€тельствах соответствующее инстинктивное действие может "прорватьс€" без какоголибо видимого внешнего стимула. ” мен€ жил много лет скворец, вз€тый из гнезда в младенчестве, который никогда в жизни не поймал ни одной мухи и никогда не видел, как это делают другие птицы. ќн получал пищу в своей клетке из кормушки, которую € ежедневно наполн€л. Ќо однажды € увидел его сид€щим на голове бронзовой статуи в столовой, в венской квартире моих родителей, и вел он себ€ очень странно. Ќаклонив голову набок, он, казалось, огл€дывал белый потолок над собой; затем по движени€м его глаз и головы можно было, казалось, безошибочно определить, что он внимательно следит за каким-то движущимс€ объектом.

Ќаконец он взлетал вверх к потолку, хватал что-то мне невидимое, возвращалс€ на свою наблюдательную вышку, производил все движени€, какими насекомо€дные птицы убивают свою добычу, и что-то как будто глотал. ѕотом встр€хивалс€, как это делают все птицы, освобожда€сь от напр€жени€, и устраивалс€ на отдых. я дес€тки раз карабкалс€ на стуль€, даже затащил в столовую лестницу-стрем€нку (в венских квартирах того времени потолки были высокие), чтобы найти ту добычу, которую ловил мой скворец. Ќикаких насекомых, даже самых мелких, там не было!

"Ќакопление" инстинкта, происход€щее при долгом отсутствии разр€жающего стимула, имеет следствием не только вышеописанное возрастание готовности к реакции, но и многие другие, более глубокие €влени€, в которые вовлекаетс€ весь организм в целом. ¬ принципе, каждое подлинно инстинктивное действие, которое вышеописанным образом лишено возможности разр€дитьс€, приводит животное в состо€ние общего беспокойства и вынуждает его к поискам разр€жающего стимула. Ёти поиски, которые в простейшем случае состо€т в беспор€дочном движении (бег, полет, плавание), а в самых сложных могут включать в себ€ любые формы поведени€, приобретенные обучением и познанием, ”оллэс  рэйг назвал аппетентным поведением.

‘ауст не сидит и не ждет, чтобы женщины по€вились в его поле зрени€; чтобы обрести ≈лену, он, как известно, отваживаетс€ на довольно рискованное хождение к ћатер€м!

  сожалению, приходитс€ констатировать, что снижение раздражающего порога и поисковое поведение редко в каких случа€х про€вл€ютс€ столь же отчетливо, как в случае внутривидовой агрессии. ¬ первой главе мы уже видели тому примеры; вспомним рыбу-бабочку, котора€ за неимением сородичей выбирала себе в качестве замещающего объекта рыбу близкородственного вида, или же спинорога, который в аналогичной ситуации нападал даже не только на спинорогов других видов, но и на совершенно чужих рыб, не имевших ничего общего с его собственным видом, кроме раздражающего синего цвета. ” цихлид семейна€ жизнь захватывающе интересна, и нам придетс€ еще зан€тьс€ ею весьма подробно, но если их содержат в неволе, то накопление агрессии, котора€ в естественных услови€х разр€жалась бы на враждебных соседей, -- чрезвычайно легко приводит к убийству супруга. ѕочти каждый владелец аквариума, занимавшийс€ разведением этих своеобразных рыб, начинал с одной и той же, почти неизбежной ошибки: в большой аквариум запускают нескольких мальков одного вида, чтобы дать им возможность спариватьс€ естественным образом, без принуждени€. ¬аше желание исполнилось -- и вот у вас в аквариуме, который и без того стал несколько маловат дл€ такого количества подросших рыб, по€вилась пара возлюбленных, си€юща€ великолепием расцветки и преисполненна€ единодушным стремлением изгнать со своего участка всех братьев и сестер. Ќо тем несчастным детьс€ некуда; с изодранными плавниками они робко сто€т по углам у поверхности воды, если только не мечутс€, спаса€сь, по всему бассейну, когда их оттуда спугнут. Ѕудучи гуманным натуралистом, вы сочувствуете и преследуемым, и брачной паре, котора€ тем временем уже отнерестилась и теперь терзаетс€ заботами о потомстве. ¬ы срочно отлавливаете лишних рыб, чтобы обеспечить парочке безраздельное владение бассейном. “еперь, думаете вы, сделано все, что от вас зависит, -- ив ближайшие дни не обращаете особого внимани€ на этот сосуд с его живое содержимое.

Ќо через несколько дней с изумлением и ужасом обнаруживаете, что самочка, изорванна€ в клочь€, плавает кверху брюхом, а от икры и от мальков не осталось и следа.

Ётого прискорбного событи€, которое происходит вышеописанным образом с предсказуемой закономерностью, -- особенно у ост-индских желтых этроплусов и у бразильских перламутровых рыбок, -- можно избежать очень просто; нужно либо оставить в аквариуме "мальчика дл€ бить€", т.е. рыбку того же вида, либо -- более гуманным образом -- вз€ть аквариум, достаточно большой дл€ двух пар, и, разделив его пограничным стеклом на две части, поселить по паре в каждую из них. “огда кажда€ рыба вымещает свою здоровую злость на соседе своего пола -- почти всегда самка нападает на самку, а самец на самца, -- и ни одна из них не помышл€ет разр€дить свою €рость на собственном супруге. Ёто звучит как шутка, но в нашем испытанном устройстве, установленном в аквариуме дл€ цихлид, мы часто замечали, что пограничное стекло начинает зарастать водоросл€ми и становитс€ менее прозрачным, -- только по тому, как самец начинает хамить своей супруге. Ќо стоило лишь протереть дочиста пограничное стекло -- стенку между "квартирами", -- как тотчас же начиналась €ростна€, но по необходимости безвредна€ ссора с сосед€ми, "разр€жавша€ атмосферу" в обеих семь€х.

јналогичные истории можно наблюдать и у людей. ¬ добрые старые времена, когда на ƒунае существовала еще монархи€ и еще бывали служанки, € наблюдал у моей овдовевшей тетушки следующее поведение, регул€рное и предсказуемое. —лужанки никогда не держались у нее дольше 8-10 мес€цев.  аждой вновь по€вившейс€ помощницей тетушка непременно восхищалась, расхваливала ее на все лады как некое сокровище, и кл€лась, что вот теперь наконец она нашла ту, кого ей надо. ¬ течение следующих мес€цев ее восторги остывали. —начала она находила у бедной девушки мелкие недостатки, потом -- заслуживающие порицани€; а к концу упом€нутого срока обнаруживала у нее пороки, вызывавшие законную ненависть, -- и в результате увольн€ла ее досрочно, как правило с большим скандалом. ѕосле этой разр€дки стара€ дама снова готова была видеть в следующей служанке истинного ангела.

я далек от того, чтобы высокомерно насмехатьс€ над моей тетушкой, во всем остальном очень милой и давно уже умершей. “очно такие же €влени€ € мог -- точнее, мне пришлось -- наблюдать у самых серьезных людей, способных к наивысшему самообладанию, какое только можно себе представить. Ёто было в плену. “ак называема€ "пол€рна€ болезнь", иначе "экспедиционное бешенство", поражает преимущественно небольшие группы людей, когда они в силу обсто€тельств, определенных самим названием, обречены общатьс€ только друг с другом и тем самым лишены возможности ссоритьс€ с кем-то посторонним, не вход€щим в их товарищество. »з всего сказанного уже €сно, что накопление агрессии тем опаснее, чем лучше знают друг друга члены данной группы, чем больше они друг друга понимают и люб€т. ¬ такой ситуации -- а € могу это утверждать по собственному опыту -- все стимулы, вызывающие агрессию и внутривидовую борьбу, претерпевают резкое снижение пороговых значений. —убъективно это выражаетс€ в том, что человек на мельчайшие жесты своего лучшего друга -- стоит тому кашл€нуть или высморкатьс€ -- отвечает реакцией, котора€ была бы адекватна, если бы ему дал пощечину пь€ный хулиган. ѕонимание физиологических закономерностей этого чрезвычайно мучительного €влени€ хот€ и предотвращает убийство друга, но никоим образом не облегчает мучений. ¬ыход, который в конце концов находит ѕонимающий, состоит в том, что он тихонько выходит из барака (палатки, хижины) и разбивает что-нибудь; не слишком дорогое, но чтобы разлетелось на куски с наибольшим возможным шумом. Ёто немного помогает. Ќа €зыке физиологии поведени€ это называетс€, по “инбергену, перенаправленным, или смещенным, действием. ћы еще увидим, что этот выход часто используетс€ в природе, чтобы предотвратить вредные последстви€ агрессии. ј Ќепонимающий убивает-таки своего друга -- и нередко!

ѕ–»¬џ„ ј, ÷≈–≈ћќЌ»я » ¬ќЋЎ≈Ѕ—“¬ќ

“ы что -- не знал людей,

Ќе знал цены их слов?

√ете

—мещение, переориентаци€ нападени€ -- это, пожалуй, гениальнейшее средство, изобретенное эволюцией, чтобы направить агрессию в безопасное русло. ќднако это вовсе не единственное средство такого рода; великие конструкторы эволюции -- »зменчивость и ќтбор -- очень редко ограничиваютс€ одним-единственным способом.

—ама сущность их экспериментальной "игры в кости" позвол€ет им зачастую натолкнутьс€ на несколько вариантов -- и применить их вместе, удваива€ и утраива€ надежность решени€ одной и той же проблемы. Ёто особенно ценно дл€ различных механизмов поведени€, призванных предотвращать увечье или убийство сородича. „тобы объ€снить эти механизмы, мне снова придетс€ начать издалека. » прежде всего € постараюсь описать один все еще очень загадочный эволюционный процесс, создающий поистине нерушимые законы, которым социальное поведение многих высших животных подчин€етс€ так же, как поступки цивилизованного человека -- самым св€щенным обыча€м и традици€м.

 огда мой учитель и друг сэр ƒжулиан ’аксли незадолго до первой мировой войны предприн€л свое в подлинном смысле слова пионерское исследование поведени€ чомги, он обнаружил чрезвычайно занимательный факт:

некоторые действи€ в процессе филогенеза утрачивают свою собственную, первоначальную функцию и превращаютс€ в чисто символические церемонии. Ётот процесс он назвал ритуализацией. ќн употребл€л этот термин без каких-либо кавычек, т.е. без колебаний отождествл€л культурно-исторические процессы, ведущие к возникновению человеческих ритуалов, с процессами эволюционными, породившими столь удивительные церемонии животных. — чисто функциональной точки зрени€ такое отождествление вполне оправданно, как бы мы ни стремились сохранить сознательное различие между историческими и эволюционными процессами. ћне предстоит теперь вы€вить поразительные аналогии между ритуалами, возникшими филогенетически и культурно-исторически, и показать, каким образом они наход€т свое объ€снение именно в тождественности их функций.

ѕрекрасный пример того, как ритуал возникает филогенетически, как он приобретает свой смысл и как измен€етс€ в ходе дальнейшего развити€, -- предоставл€ет нам изучение одной церемонии у самок утиных птиц, так называемого натравливани€.  ак и у многих других птиц с такой же семейной организацией, у уток самки хот€ и меньше размером, но не менее агрессивны, чем самцы.

ѕоэтому при столкновении двух пар часто случаетс€, что распаленна€ €ростью утка продвигаетс€ к враждебной паре слишком далеко, затем пугаетс€ собственной храбрости и торопитс€ назад, под защиту более сильного супруга.

¬озле него она испытывает новый прилив храбрости и снова начинает угрожать враждебной паре, но на этот раз уже не расстаетс€ с безопасной близостью своего селезн€.

¬ своем первоначальном виде эта последовательность действий совершенно произвольна по форме, в зависимости от игры противоположных побуждений, стимулирующих утку. ¬ременна€ последовательность, в которой преобладают боевой задор, страх, поиск защиты и новое стремление к нападению, легко и €сно читаетс€ по выразительным движени€м утки, и прежде всего по ее положению в пространстве. Ќапример, у нашей европейской пеганки весь этот процесс не содержит никаких закрепленных ритуалом элементов, кроме определенного движени€ головы, св€занного с особым звуком.  ак вс€ка€ подобна€ ей птица, при атаке утка бежит в сторону врага, низко выт€нув шею, а затем, тотчас же подн€в голову, обратно к супругу. ќчень часто утка, убега€, заходит за селезн€ и огибает его полукругом, так что в результате -- когда она снова начинает угрожать -- оказываетс€ в позиции сбоку от супруга, с головой, обращенной пр€мо в сторону вражеской пары. Ќо часто, если бегство было не слишком паническим, она довольствуетс€ тем, что только подбегает к своему селезню и останавливаетс€ перед ним, грудью к нему, так что дл€ угрозы в сторону непри€тел€ ей приходитс€ повернуть голову и выт€нуть шею через плечо назад. Ѕывает и так, что она стоит боком, перед селезнем или позади него, и выт€гивает шею под пр€мым углом к продольной оси тела, -- короче говор€, угол между продольной осью тела и выт€нутой шеей зависит исключительно от того, где находитс€ она сама, ее селезень и враг, которому она угрожает. Ќи одно положение не €вл€етс€ дл€ нее предпочтительным. ” близкородственного огар€, обитающего в ¬осточной ≈вропе и в јзии, это натравливание уже несколько более ритуализовано. ’от€ у этого вида самка "еще" может сто€ть р€дом с супругом и угрожать пр€мо перед собой или, обега€ вокруг него, направл€ть свою угрозу под любым углом к продольной оси собственного тела, -- однако в подавл€ющем большинстве случаев она стоит перед селезнем, грудью к нему, и угрожает через-плечо-назад. » когда € видел однажды, как утка изолированной пары этого вида производила движени€ натравливани€ "вхолостую" -- т.е. при отсутствии раздражающего объекта, -- она тоже угрожала через-плечо-назад, как будто видела несуществующего врага

” насто€щих уток -- к которым принадлежит и наша кр€ква, предок домашней утки, -- натравливание черезплечо-назад превратилось в единственно возможную, об€зательную форму движени€, так что самка, прежде чем начать натравливание, всегда становитс€ грудью к селезню, как можно ближе к нему; соответственно, когда он бежит или плывет -- она следует за ним вплотную.

»нтересно, что движение головы через-плечо-назад до сих пор включает в себ€ первоначальные ориентировочные реакции, которые у всех видов “айогпа породили фенотипически -- т.е. с точки зрени€ формы, внешнего облика -- подобную, но изменчивую форму движени€. Ћучше всего это заметно, когда утка начинает натравливание в состо€нии очень слабого возбуждени€ и лишь постепенно приводит себ€ в €рость. ѕри этом может случитьс€, что поначалу -- если враг стоит пр€мо перед ней -- она станет угрожать пр€мо вперед; но по мере того как возрастает ее возбуждение, она про€вл€ет неодолимое стремление выт€нуть шею назад через плечо. „то при этом всегда существует и друга€ ориентирующа€ реакци€, котора€ стремитс€ обратить угрозу в сторону врага, -- это можно буквально "прочесть по глазам" утки: взгл€д ее неизменно прикован к предмету ее €рости, хот€ нова€, твердо закрепленна€ координаци€ движени€ т€нет ее голову в другую сторону. ≈сли бы утка говорила, она наверн€ка сказала бы: "я хочу пригрозить вон тому ненавистному чужому селезню, но что-то отт€гивает мне голову!" Ќаличие двух соперничающих друг с другом тенденций движени€ можно доказать объективно и количественно, а именно:

если чужа€ птица, к которой обращена угроза, стоит перед уткой, то отклонение головы в сторону поворота назад €вл€етс€ наименьшим. ќно увеличиваетс€ в точности настолько, насколько увеличиваетс€ угол между продольной осью тела утки и направлением на врага. ≈сли он стоит пр€мо за нею, т.е. угол составл€ет 180 градусов, то утка при натравливании почти достает клювом собственный хвост.

Ёто конфликтное поведение уток при натравливании допускает лишь одно-единственное толкование, которое должно быть верным, каким бы странным оно ни казалось на первый взгл€д.   легкоразличимым факторам, из которых первоначально возникли описанные движени€, в ходе эволюционного развити€ вида присоединилс€ еще один, новый,  ак уже сказано, у пеганки бегство к супругу и нападение на врага "еще" вполне достаточны, чтобы полностью объ€снить поведение утки. —овершенно очевидно, что у кр€квы действуют такие же побуждени€, но на обусловленные ими движени€ накладываетс€ новое, независимое от них. —ложность, чрезвычайно затрудн€юща€ анализ общей картины, состоит в том, что вновь возникшее в результате ритуализации инстинктивное действие €вл€етс€ наследственно закрепленной копией тех действий, которые первоначально вызывались другими стимулами. –азумеетс€, это действие от случа€ к случаю про€вл€етс€ очень различно -- при различной силе вызывающих его независимых стимулов, -- так что вновь возникающа€ жестка€ инстинктивна€ координаци€ представл€ет собой лишь один часто встречающийс€ вариант. Ётот вариант затем схематизируетс€ -- способом, весьма напоминающим возникновение символов в истории человеческой культуры. ” кр€квы первоначальное разнообразие направлений, в которых могли находитьс€ супруг и противник, схематически сузилось таким образом, что первый должен сто€ть перед уткой, а второй за нею; из агрессивного "туда" к противнику и из мотивированного бегством "сюда" к супругу получаетс€ слитое в жесткую церемонию и весьма упор€доченное "туда-сюда", в котором эта упор€доченность, регул€рность уже сама по себе усиливает выразительность движений. ¬новь возникшее инстинктивное движение становитс€ господствующим не сразу; поначалу оно всегда существует нар€ду с неритуализованным образцом и в первое врем€ лишь слегка на него накладываетс€. Ќапример, у огар€ зачатки координации, заставл€ющей голову утки двигатьс€ при натравливании назад через плечо, можно заметить лишь в том случае, если церемони€ выполн€етс€ "вхолостую", т.е. при отсутствии врага. ¬ противном случае угрожающее движение об€зательно направл€етс€ на него, за счет преобладани€ первичных направл€ющих механизмов.

ѕроцесс, только что описанный на примере натравливани€ кр€квы, типичен дл€ любой филогенетической ритуализации. ќна всегда состоит в том, что возникают новые инстинктивные действи€, форма которых копирует форму изменчивого поведени€, вызванного несколькими стимулами.

ƒл€ интересующихс€ наследственностью и происхождением видов здесь следует добавить, что описанный процесс €вл€етс€ пр€мой противоположностью так называемой фенокопии. ќ фенокопии говор€т тогда, когда внешние вли€ни€, действующие на отдельную особь, порождают картину ("фенотип"), аналогичную той, котора€ в других случа€х определ€етс€ наследственными факторами, "копируют" эту картину. ѕри ритуализации вновь возникающие наследственные механизмы непостижимым образом копируют формы поведени€, которые прежде были фенотипически обусловлены совместным воздействием самых различных вли€ний внешнего мира. “ут хорошо подошел бы термин "генокопи€"; в нашем юмористически окрашенном институтском жаргоне, дл€ которого и специальные термины отнюдь не св€тын€, часто используетс€ термин "попокени€".

Ќа примере натравливани€ можно нагл€дно показать своеобразие возникновени€ ритуала. ” нырков натравливание ритуализовано несколько иначе и более сложно.

Ќапример, у красноносого нырка не только движение угрозы в сторону врага, но и поворот к своему супругу в поисках защиты ритуален, т.е. закреплен инстинктивным движением, возникшим специально дл€ этого. ”тка этого вида периодически перемежает выбрасывание головы назад через плечо с подчеркнутым поворотом к своему супругу, причем она каждый раз поднимает и вновь опускает голову с подн€тым клювом, что соответствует мимически утрированному движению бегства.

” белоглазого нырка натравливающа€ самка угрожающе проплывает значительное рассто€ние в сторону противника, а затем возвращаетс€ к селезню, многократно поднима€ клюв таким движением, которое в этом случае совсем или почти совсем не отличаетс€ от движени€ при взлете.

Ќаконец, у гогол€ натравливание стало почти совсем независимым от присутстви€ собрата по виду, который олицетвор€л бы собою врага. ”тка плывет за своим селезнем и в правильном ритме производит размашистые движени€ шеей и головой, попеременно направо-назад и налево-назад; не зна€ эволюционных промежуточных ступеней, вр€д ли можно в этом узнать движение угрозы.

Ќасколько далеко отходит в процессе прогрессирующей ритуализации форма этих движений от формы их неритуализованных прообразов, настолько же мен€етс€ и их значение. ” пеганки натравливание "еще" вполне аналогично обычной дл€ этого вида угрозе, и его воздействие на селезн€ также лишь незначительно отличаетс€ от того, какое наблюдаетс€ у ненатравливающих видов уток и гусей, когда дружественный индивид нападает на чужого: селезень заражаетс€ €ростью —воего и присоедин€етс€ к нападению на „ужого. ” несколько более сильных и более драчливых огарей и особенно у египетских гусей действие натравливани€ уже во много раз сильнее. ” этих птиц натравливание действительно заслуживает своего названи€, потому что самцы у них реагируют, как свирепые псы, ожидающие лишь хоз€йского слова, чтобы по этому вожделенному знаку дать волю своей €рости. ” названных видов функци€ натравливани€ тесно св€зана с функцией защиты участка. ’ейнрот обнаружил, что огари-самцы хорошо уживаютс€ в общем загоне, если удалить оттуда всех самок.

” насто€щих уток и у нырков смысловое значение натравливани€ развивалось в пр€мо противоположном направлении. ” первых крайне редко случаетс€, чтобы селезень под вли€нием натравливани€ самки действительно напал на указанного ею "врага", который здесь на самом деле нуждаетс€ в кавычках. ” кр€квы, например, натравливание означает просто-напросто брачное предложение; причем приглашение не к спариванию -- специально дл€ этого есть так называемое "покачивание", которое выгл€дит совершенно иначе, -- а именно к длительному брачному сожительству. ≈сли селезень расположен прин€ть это предложение, то он поднимает клюв и, слегка отвернув голову от утки, очень быстро произносит "рэбрэб, рэбрэб!" или же, особенно на воде, отвечает совершенно определенной, столь же ритуализованной церемонией "прихлебывани€ и прихорашивани€". » то и другое означает, что селезень кр€квы сказал свое "ƒа" сватающейс€ к нему утке; при этом "рэбрэб" еще содержит какой-то след агрессивности, но отвод головы в сторону при подн€том клюве -- это типичный жест умиротворени€. ѕри крайнем возбуждении селезн€ может случитьс€, что он и в самом деле слегка изобразит нападение на другого селезн€, случайно оказавшегос€ поблизости. ѕри второй церемонии ("прихлебывание

и прихорашивание") этого не происходит никогда. Ќатравливание с одной стороны и "прихлебывание с прихорашиванием" с другой -- взаимно стимулируют друг друга; поэтому пара может продолжать их очень долго. ≈сли даже ритуал "прихлебывани€ и прихорашивани€" возник из жеста смущени€, в формировании которого первоначально принимала участие и агресси€, -- в ритуализованном движении, какое мы видим у речных уток, ее уже нет. ” них церемони€ выполн€ет роль чисто умиротвор€ющего жеста. ” красноносого нырка и у других нырков € вообще никогда не видел, чтобы натравливание утки побудило селезн€ к серьезному нападению.

“аким образом, если у огарей и египетских гусей натравливание словесно звучало бы: "√они этого типа! ”ничтожь его! Ѕей! ", то у нырков оно означает, в сущности, всего лишь: "я теб€ люблю". ” многих видов, сто€щих где-то посередине между этими двум€ крайност€ми, как, например, у сви€зи или у кр€квы, мы находим в качестве переходной ступени значение: "“ы мой герой, тебе € довер€юсь!" –азумеетс€, сообщение, заключенное в этом символе, мен€етс€ в зависимости от ситуации даже внутри одного и того же вида; но постепенное изменение смысла символа, несомненно, происходило в указанном направлении.

ћожно привести еще много аналогичных примеров.

—кажем, у цихлид обычное плавательное движение превратилось в жест, подзывающий мальков, а в одном особом случае даже в обращенный к ним предупредительный сигнал; у кур кудахтанье при кормежке стало призывом, обращенным к петуху, превратившись в звуковой сигнал недвусмысленного сексуального содержани€, и т.д. и т.д.

ћне хотелось бы подробнее рассмотреть лишь один р€д последовательной дифференциации ритуализованных форм поведени€, вз€тый из жизни насекомых. я обращаюсь к этому случаю не только потому, что он, пожалуй, еще лучше, чем рассмотренные выше примеры, иллюстрирует параллели между филогенетическим возникновением церемоний такого рода и культурно-историческим процессом символизации, -- но еще и потому, что в этом случае символ не ограничиваетс€ поведенческим актом, а приобретает материальную форму и превращаетс€ в фетиш, в самом буквальном смысле этого слова.

” многих видов так называемых толкунчиков (немецкое название -- "танцующие мухи"), сто€щих близко к ктыр€м (немецкое название -- "мухи-убийцы", "хищные мухи"), развилс€ столь же красивый, сколь и целесообразный ритуал, состо€щий в том, что самец непосредственно перед спариванием вручает своей избраннице пойманное им насекомое подход€щих размеров. ѕока она зан€та тем, что вкушает этот дар, он может ее оплодотворить без риска, что она съест его самого; а така€ опасность у мухо€дных мух несомненна, тем более что самки у них крупнее самцов. Ѕез сомнени€, именно эта опасность оказывала селекционное давление, в результате которого по€вилось столь примечательное поведение. Ќо эта церемони€ сохранилась и у такого вида, как северный толкунчик; а их самки, кроме этого свадебного пира, никогда больше мух не ед€т. ” одного из североамериканских видов самцы ткут красивые белые шары, привлекающие самок оптически и содержащие по нескольку мелких насекомых, съедаемых самкой во врем€ спаривани€. ѕодобным же образом обстоит дело у мавританского толкунчика, у которого самцы ткут маленькие развевающиес€ вуали, иногда -- но не всегда -- вплета€ в них что-нибудь съедобное. ” веселой альпийской мухипортного, больше всех других заслуживающей названи€ "танцующей мухи", самцы вообще никаких насекомых больше не лов€т, а ткут маленькую, изумительно красивую вуаль, которую раст€гивают в полете между средними и задними лапками, и самки реагируют на вид этих вуалей.

" огда сотни этих крошечных шлейфоносцев нос€тс€ в воздухе искр€щимс€ хороводом, их маленькие, примерно в 2 мм, шлейфики, опалово блест€щие на солнце, €вл€ют собой изумительное зрелище" -- так описывает ’еймонс коллективную брачную церемонию этих мух в новом издании Ѕрэма.

√овор€ о натравливании у утиных самок, € постаралс€ показать, что возникновение новой наследственной координации принимает весьма существенное участие в образовании нового ритуала, и что таким образом возникает автономна€ и весьма жестко закрепленна€ по форме последовательность движений, т.е. не что иное, как новое инстинктивное действие. ѕример толкунчиков, танцевальные движени€ которых пока еще ждут более детального анализа, может быть, подходит дл€ того, чтобы показать нам другую, столь же важную сторону ритуализации; а именно -- вновь возникающую реакцию, которой животное отвечает на адресованное ему символическое сообщение сородича. ” тех видов толкунчиков, у которых самки получают лишь символические шлейфы или шарики без съедобного содержимого, -- они с очевидностью реагируют на эти фетиши ничуть не хуже или даже лучше, чем их прародительницы реагировали на сугубо материальные дары в виде съедобной добычи. “аким образом возникает не только несуществовавшее прежде инстинктивное действие с определенной функцией сообщени€ у одного из сородичей, у "действующего лица", но и врожденное понимание этого сообщени€ у другого, "воспринимающего лица". “о, что нам, при поверхностном наблюдении, кажетс€ единой "церемонией", зачастую состоит из целого р€да элементов поведени€, взаимно вызывающих друг друга.

¬новь возникша€ моторика ритуализованных поведенческих актов носит характер вполне самосто€тельного инстинктивного действи€; так же и стимулирующа€ ситуаци€ -- котора€ в таких случа€х в значительной степени определ€етс€ ответным поведением сородича -- приобретает все свойства удовлетвор€ющей инстинкт конечной ситуации: к ней стрем€тс€ ради нее самой. »ными словами, последовательность действий, первоначально служивша€ каким-то другим, объективным и субъективным цел€м, становитс€ самоцелью, как только превращаетс€ в автономный ритуал.

Ѕыло бы совершенно неверно считать ритуализованные движени€ натравливани€ у кр€квы или даже у нырка "выражением" любви или преданности самки ее супругу.

ќбособившеес€ инстинктивное действие -- это не побочный продукт, не "эпифеномен" св€зи, соедин€ющей обоих животных; оно само и €вл€етс€ этой св€зью. ѕосто€нное повторение таких св€зывающих пару церемоний выразительно свидетельствует о силе автономного инстинкта, привод€щего их в действие. ≈сли птица тер€ет супруга, то тер€ет и единственный объект, на который может разр€жать этот свой инстинкт; и способ, которым она ищет потер€нного партнера, носит все признаки так называемого аппетентного, поискового поведени€, т.е. неодолимого стремлени€ вновь обрести ту спасительную внешнюю ситуацию, в которой может разр€дитьс€ накопившийс€ инстинкт.

«десь нужно подчеркнуть тот чрезвычайно важный факт, что в процессе эволюционной ритуализации всегда возникает новый и совершенно автономный инстинкт, который в принципе так же самосто€телен, как и любой из так называемых "основных" инстинктов -- питание, размножение, бегство или агресси€.  ак и любой из названных, вновь по€вившийс€ инстинкт имеет место и голос в (¬еликом ѕарламенте »нстинктов. » это оп€ть-таки важно дл€ нашей темы, потому что именно инстинкты, возникшие в процессе ритуализации, очень часто выступают в этом ѕарламенте против агрессии, направл€ют ее в безопасное русло и тормоз€т ее про€влени€, вредные дл€ вида. ¬ главе о личных прив€занност€х мы увидим, как выполн€ют эту чрезвычайно важную задачу ритуалы, возникшие как раз из переориентированных движений нападени€.

–итуалы, возникающие в ходе истории человеческой культуры, не корен€тс€ в наследственности, а передаютс€ традицией, так что каждый индивид должен усвоить их заново путем обучени€. Ќо, несмотр€ на это различие, параллели заход€т так далеко, что можно с полным правом опускать здесь кавычки, как это и делал ’аксли. ¬ то же врем€ именно эти функциональные аналогии показывают, как с помощью совершенно различных механизмов ¬еликие  онструкторы достигают почти одинаковых результатов.

” животных нет символов, передаваемых по традиции из поколени€ в поколение. ¬ообще, если захотеть дать определение животного, которое отдел€ло бы его от человека, то именно здесь и следует провести границу. ¬прочем, и у животных случаетс€, что индивидуально приобретенный опыт передаетс€ от старших к молодым посредством обучени€. “ака€ подлинна€ традици€ существует лишь у тех форм животных, у которых высока€ способность к обучению сочетаетс€ с высоким развитием общественной жизни. явлени€ такого рода доказаны, например, у галок, серых гусей и крыс. ќднако эти передаваемые знани€ ограничиваютс€ самыми простыми вещами, такими как знание маршрутов, определенных видов пищи или опасных врагов, а у крыс еще и знание опасности €дов.

Ќеобходимым общим элементом, который присутствует как в этих простых традици€х у животных, так и в высочайших культурных традици€х у человека, €вл€етс€ привычка. ∆естко закрепл€€ уже приобретенное, она играет такую же роль в становлении традиций, как наследственность в эволюционном возникновении ритуалов.

–ешающа€ роль привычки при простом обучении маршруту у птицы может дать результат, похожий на возникновение сложных культурных ритуалов у человека; насколько похожий -- это € пон€л однажды из-за случа€, которого не забуду никогда. ¬ то врем€ основным моим зан€тием было изучение молодой серой гусыни, которую € воспитывал, начина€ с €йца, так что ей пришлось перенести на мою персону все поведение, какое в нормальных услови€х относилось бы к ее родител€м. ќб этом замечательном процессе, который мы называем запечатленном, и о самой гусыне ћартине подробно рассказано в одной из моих прежних книг. ћартина в самом раннем детстве приобрела одну твердую привычку.  огда в недельном возрасте она была уже вполне в состо€нии взбиратьс€ по лестнице, € попробовал не нести ее к себе в спальню на руках, как это бывало каждый вечер до того, а заманить, чтобы она шла сама. —ерые гуси плохо реагируют на любое прикосновение, пугаютс€, так что по возможности лучше их от этого беречь. ¬ холле нашего альтенбергского дома справа от центральной двери начинаетс€ лестница, ведуща€ на верхний этаж. Ќапротив двери -- очень большое окно. » вот, когда ћартина, послушно следу€ за мной по п€там, вошла в это помещение, -- она испугалась непривычной обстановки и устремилась к свету, как это всегда делают испуганные птицы; иными словами, она пр€мо от двери побежала к окну, мимо мен€, а € уже сто€л на первой ступеньке лестницы. ” окна она задержалась на пару секунд, пока не успокоилась, а затем снова пошла следом -- ко мне на лестницу и за мной наверх. “о же повторилось и на следующий вечер, но на этот раз ее путь к окну оказалс€ несколько короче, и врем€, за которое она успокоилась, тоже заметно сократилось. ¬ последующие дни этот процесс продолжалс€: полностью исчезла задержка у окна, а также и впечатление, что гусын€ вообще чего-то пугаетс€. ѕроход к окну все больше приобретал характер привычки, -- и выгл€дело пр€мо-таки комично, когда ћартина решительным шагом подбегала к окну, там без задержки разворачивалась, так же решительно бежала назад к лестнице и принималась взбиратьс€ на нее. ѕривычный проход к окну становилс€ все короче, а от поворота на 180o оставалс€ поворот на все меньший угол. ѕрошел год -- и от всего того пути осталс€ лишь один пр€мой угол: вместо того чтобы пр€мо от двери подниматьс€ на первую ступеньку лестницы у ее правого кра€, ћартина проходила вдоль ступеньки до левого кра€ и там, резко повернув вправо, начинала подъем.

¬ это врем€ случилось, что однажды вечером € забыл впустить ћартину в дом и проводить ее в свою комнату; а когда наконец вспомнил о ней, наступили уже глубокие сумерки. я заторопилс€ к двери, и едва приоткрыл ее -- гусын€ в страхе и спешке протиснулась в дом через щель в двери, затем у мен€ между ногами и, против своего обыкновени€, бросилась к лестнице впереди мен€. ј затем она сделала нечто такое, что тем более шло вразрез с ее привычкой: она уклонилась от своего обычного пути и выбрала кратчайший, т.е. взобралась на первую ступеньку с ближней, правой стороны и начала подниматьс€ наверх, среза€ закругление лестницы. Ќо тут произошло нечто поистине потр€сающее: добравшись до п€той ступеньки, она вдруг остановилась, выт€нула шею и расправила крыль€ дл€ полета, как это делают дикие гуси при сильном испуге.  роме того она издала предупреждающий крик и едва не взлетела. «атем, чуть помедлив, повернула назад, торопливо спустилась обратно вниз, очень старательно, словно выполн€€ чрезвычайно важную об€занность, пробежала свой давнишний дальний путь к самому окну и обратно, снова подошла к лестнице -- на этот раз "по уставу", к самому левому краю, -- и стала взбиратьс€ наверх. ƒобравшись снова до п€той ступеньки, она остановилась, огл€делась, затем отр€хнулась и произвела движение приветстви€. Ёти последние действи€ всегда наблюдаютс€ у серых гусей, когда пережитый испуг уступает место успокоению. я едва верил своим глазам. ” мен€ не было никаких сомнений по поводу интерпретации этого происшестви€: привычка превратилась в обычай, который гусын€ не могла нарушить без страха.

ќписанное происшествие и его толкование, данное выше, многим могут показатьс€ попросту комичными; но € смею заверить, что знатоку высших животных подобные случаи хорошо известны. ћаргарет јльтман, котора€ в процессе наблюдени€ за олен€ми-вапити и лос€ми в течение многих мес€цев шла по следам своих объектов со старой лошадью и еще более старым мулом, сделала чрезвычайно интересные наблюдени€ и над своими

непарнокопытными сотрудниками. —тоило ей лишь несколько раз разбить лагерь на одном и том же месте -- и оказалось совершенно невозможно провести через это место ее животных без того, чтобы хоть символически, короткой остановкой со сн€тием вьюков, разыграть разбивку и свертывание лагер€. —уществует стара€ трагикомическа€ истори€ о проповеднике из маленького городка на американском «ападе, который, не зна€ того, купил лошадь, перед тем много лет принадлежавшую пь€нице. Ётот –оссинант заставл€л своего преподобного хоз€ина останавливатьс€ перед каждым кабаком и заходить туда хот€ бы на минуту. ¬ результате он приобрел в своем приходе дурную славу и в конце концов на самом деле спилс€ от отча€ни€. Ёта истори€ всегда рассказываетс€ лишь в качестве шутки, но она может быть вполне правдива, по крайней мере в том, что касаетс€ поведени€ лошади.

¬оспитателю, этнологу, психологу и психиатру такое поведение высших животных должно показатьс€ очень знакомым.  аждый, кто имеет собственных детей -- или хот€ бы мало-мальски пригоден в качестве д€дюшки, -- знает по собственному опыту, с какой настойчивостью маленькие дети цепл€ютс€ за каждую деталь привычного: например, как они впадают в насто€щее отча€ние, если, рассказыва€ им сказку, хоть немного уклонитьс€ от однажды установленного текста. ј кто способен к самонаблюдению, тот должен будет признатьс€ себе, что и у взрослого цивилизованного человека привычка, раз уж она закрепилась, обладает большей властью, чем мы обычно сознаем. ќднажды € внезапно осознал, что разъезжа€ по ¬ене в автомобиле, как правило использую разные пути дл€ движени€ к какой-то цели и обратно от нее. ѕроизошло это в то врем€, когда еще не было улиц с односторонним движением, вынуждающих ездить именно так. » вот € попыталс€ победить в себе раба привычки и решил проехать "туда" по обычной обратной дороге, и наоборот. ѕоразительным результатом этого эксперимента стало несомненное чувство бо€зливого беспокойства, настолько непри€тное, что назад € поехал уже по привычной дороге.

Ётнолог, услышав мой рассказ, сразу вспомнил бы о так называемом "магическом мышлении" многих первобытных народов, которое вполне еще живо и у цивилизованного человека. ќно заставл€ет большинство из нас прибегать к унизительному мелкому колдовству вроде "тьфу-тьфу-тьфу!" в качестве противо€ди€ от "сглаза" или придерживатьс€ старого обыча€ бросать через левое плечо три крупинки из просыпанной солонки и т.д., и т.п.

Ќаконец, психиатру и психоаналитику описанное поведение животных напомнит нав€зчивую потребность повторени€, котора€ обнаруживаетс€ при определенной форме невроза -- "невроз нав€зчивых состо€ний" -- и в более или менее м€гких формах наблюдаетс€ у очень многих детей. я отчетливо помню, как в детстве внушил себе, что будет ужасно, если € наступлю не на камень, а на промежуток между плитами мостовой перед ¬енской ратушей.  ак раз такую детскую фантазию неподражаемо показал ј. ј. ћилн в одном из своих стихотворений.

¬се эти €влени€ тесно св€заны одно с другим, потому что имеют общий корень в одном и том же механизме поведени€, целесообразность которого дл€ сохранени€ вида совершенно несомненна. ƒл€ существа, лишенного понимани€ причинных взаимосв€зей, должно быть в высшей степени полезно придерживатьс€ той линии поведени€, котора€ уже -- единожды или повторно -- оказывалась безопасной и ведущей к цели. ≈сли неизвестно, какие именно детали общей последовательности действий существенны дл€ успеха и безопасности, то лучше всего с рабской точностью повтор€ть ее целиком. ѕринцип "как бы чего не вышло" совершенно €сно выражаетс€ в уже упом€нутых суевери€х: забыв произнести заклинание, люди испытывают страх.

ƒаже когда человек знает о чисто случайном возникновении какой-либо привычки и прекрасно понимает, что ее нарушение не представл€ет ровно никакой опасности -- как в примере с моими автомобильными маршрутами, -- возбуждение,

бесспорно св€занное со страхом, вынуждает все-таки придерживатьс€ ее, и мало-помалу отшлифованное таким образом поведение превращаетс€ в "любимую" привычку. ƒо сих пор, как мы видим, у животных и у человека все обстоит совершенно одинаково. Ќо когда человек уже не сам приобретает привычку, а получает ее от своих родителей, от своей культуры, -- здесь начинает звучать нова€ и важна€ нота. ¬о-первых, теперь он уже не знает, какие причины привели к по€влению данных правил; благочестивый еврей или мусульманин испытывают отвращение к свинине, не име€ пон€ти€, что его законодатель ввел на нее суровый запрет из-за опасности трихинеллеза. ј во-вторых, удаленность во времени и оба€ние мифа придают фигуре ќтца-«аконодател€ такое величие, что все его предписани€ кажутс€ божественными, а их нарушение превращаетс€ в грех.

¬ культуре североамериканских индейцев возникла прекрасна€ церемони€ умиротворени€, котора€ увлекла мою фантазию, когда € еще сам играл в индейцев: курение калюмета, трубки мира. ¬последствии, когда € больше узнал об эволюционном возникновении врожденных ритуалов, об их значении дл€ торможени€ агрессии и, главное, о поразительных аналоги€х между филогенетическим и культурным возникновением символов, у мен€ однажды, словно жива€, вдруг возникла перед глазами сцена, котора€ должна была произойти, когда впервые два индейца стали из врагов друзь€ми из-за того, что вместе раскурили трубку.

ѕ€тнистый ¬олк и  рапчатый ќрел, боевые вожди двух соседних племен сиу, оба старые и опытные воины, слегка уставшие убивать, решили предприн€ть малоупотребительную до этого попытку: они хот€т попробовать договоритьс€ о правах охоты на вот этом острове, что омываетс€ маленькой Ѕобровой речкой, раздел€ющей охотничьи угодь€ их племен, вместо того чтобы сразу братьс€ за томагавки. Ёто предпри€тие с самого начала несколько т€гостно, поскольку можно опасатьс€, что готовность к переговорам будет расценена как трусость. ѕотому, когда они наконец встречаютс€, оставив позади свою свиту и оружие, -- оба они чрезвычайно смущены; но ни один не смеет признатьс€ в этом даже себе, а уж тем более другому. » вот они идут друг другу навстречу с подчеркнуто гордой, даже вызывающей осанкой, сурово смотр€т друг на друга, усаживаютс€ со всем возможным достоинством... ј потом, в течение долгого времени, ничего не происходит, ровно ничего.  то когда-нибудь вел переговоры с австрийским или баварским кресть€нином о покупке или обмене земли или о другом подобном деле, тот знает: кто первым заговорил о предмете, ради которого происходит встреча, -- тот уже наполовину проиграл. ” индейцев должно быть так же; и трудно сказать, как долго те двое просидели так друг против друга.

Ќо если сидишь и не смеешь даже шевельнуть лицевым мускулом, чтобы не выдать своего волнени€; если охотно сделал бы что-нибудь -- много чего сделал бы! -- но веские причины не допускают этих действий; короче говор€, в конфликтной ситуации часто большим облегчением бывает сделать что-то третье, что-то нейтральное, что не имеет ничего общего ни с одним из противоположных мотивов, а кроме того позвол€ет еще и показать свое равнодушие к ним обоим. ¬ науке это называетс€ смещенным действием, а в обиходном €зыке -- жестом смущени€. ¬се курильщики, кого € знаю, в случае внутреннего конфликта делают одно и то же: лезут в карман и закуривают свою трубку или сигарету. ћогло ли быть иначе у того народа, который первым открыл табак, у которого мы научились курить?

¬от так ѕ€тнистый ¬олк -- или, быть может, то был  рапчатый ќрел -- раскурил тогда свою трубку, котора€ в тот раз вовсе не была еще трубкой мира, и другой индеец сделал то же самое.

 ому он не знаком, этот божественный, расслабл€ющий катарсис курени€? ќба вожд€ стали спокойнее, увереннее в себе, и эта разр€дка привела к полному успеху переговоров. Ѕыть может, уже при следующей встрече один из индейцев тотчас же раскурил свою трубку; быть может, когда-то позже один из них оказалс€ без трубки, и другой -- уже более расположенный к нему -- предложил свою, покурить вместе... ј может быть, понадобилось бесчисленное повторение подобных происшествий, чтобы до общего сознани€ постепенно дошло, что индеец, кур€щий трубку, с гораздо большей веро€тностью готов к соглашению, чем индеец без трубки. ¬озможно, прошли сотни лет, прежде чем символика совместного курени€ однозначно и надежно обозначила мир. Ќесомненно одно: то, что вначале было лишь жестом смущени€, на прот€жении поколений закрепилось в качестве ритуала, который св€зывал каждого индейца как закон. ѕосле совместно выкуренной трубки нападение становилось дл€ него совершенно невозможным -- в сущности, из-за тех же непреодолимых внутренних преп€тствий, которые заставл€ли лошадей ћаргарет јльтман останавливатьс€ на привычном месте бивака, а ћартину -- бежать к окну.

ќднако, выдвига€ на первый план вынуждающее или запрещающее действие культурно-исторически возникших ритуалов, мы допустили бы чрезвычайную односторонность и даже прогл€дели бы существо дела. ’от€ ритуал предписываетс€ и осв€щаетс€ надличностным законом, обусловленным традицией и культурой, -- он неизменно сохран€ет характер любимой привычки; более того, его люб€т гораздо сильнее, в нем ощущают потребность еще большую, нежели в привычке, возникшей в течение лишь одной индивидуальной жизни. »менно в этой любви сокрыт смысл торжественности ритуальных движений и внешнего великолепи€ церемоний каждой культуры.  огда иконоборцы считают пышность ритуала не только несущественной, но даже вредной формальностью, отвлекающей от внутреннего углублени€ в —ущность, -- они ошибаютс€. ќдна из важнейших, если не сама€ важна€ функци€, какую выполн€ют и культурно -- и эволюционно возникшие ритуалы, состоит в том, что и те и другие действуют как самосто€тельные, активные стимулы социального поведени€. ≈сли мы откровенно радуемс€ пестрым атрибутам какого-нибудь старого обыча€ -- например, украша€ рождественскую елку и зажига€ на ней свечи, -- это значит, что традицию мы любим. Ќо от теплоты этого чувства зависит наша верность некоему символу и всему тому, что он представл€ет. Ёта теплота чувства и придает дл€ нас ценность плодам нашей культуры.

—обственна€ жизнь этой культуры, создание какой-то общности, сто€щей над отдельной личностью и более продолжительной, чем жизнь отдельного человека, -- одним словом, все, что составл€ет подлинную человечность, основано именно на обособлении ритуала, превращающем его в автономный мотив человеческого поведени€.

ќбразование ритуалов посредством традиций безусловно сто€ло у истоков человеческой культуры, так же как перед тем, на гораздо более низком уровне, филогенетическое образование ритуалов сто€ло у зарождени€ социальной жизни высших животных. јналогии между этими ритуалами, которые мы обобщенно подчеркиваем, легко пон€ть из требований, предъ€вл€емых к ритуалам их общей функцией.

¬ обоих случа€х какое-то действие, посредством которого вид или культурное сообщество преодолевает какието внешние обсто€тельства, приобретает совершенно новую функцию -- функцию сообщени€. ѕервоначальное назначение таких действий может сохран€тьс€ и в дальнейшем, но часто оно отходит все дальше на задний план и в конечном итоге может исчезнуть совсем, так что происходит типична€ смена функции. »з этого сообщени€ в свою очередь могут произойти две одинаково важных функции, кажда€ из которых в известной степени €вл€етс€ и коммуникативной. ѕерва€ -- это направление агрессии в безопасное русло; втора€ -- построение прочного союза, удерживающего вместе двух или большее число собратьев по виду. ¬ обоих случа€х селекционное давление

новой

функции

производит аналогичные изменени€ формы первоначального,

неритуализованного

действи€.

—ведение

множества разнообразных возможностей поведени€ к одному-единственному, жестко закрепленному действию, несомненно, уменьшает опасность двусмысленности сообщени€. “а же цель может быть достигнута строгой фиксацией частоты и амплитуды определенной последовательности движений. ƒесмонд ћоррис обнаружил это €вление и назвал его "типичной интенсивностью" движени€, служащего сигналом. ∆есты ухаживани€ или угрозы у животных дают множество примеров этой "типичной интенсивности"; столь же много таких примеров и в человеческих церемони€х культурно-исторического происхождени€. –ектор и деканы вход€т в актовый зал университета размеренным шагом; пение католических св€щенников во врем€ мессы в точности регламентировано литургическими правилами и по высоте, и по ритму, и по громкости. —верх того, многократное повторение сообщени€ усиливает его однозначность; ритмическое повторение какого-либо движени€ характерно дл€ многих ритуалов, как инстинктивных, так и культурного происхождени€. »нформативна€ ценность ритуализованных движений в обоих случа€х еще усиливаетс€ утрированием всех тех элементов, которые уже в неритуализованной исходной форме передавали адресату оптический или акустический сигнал, в то врем€ как другие элементы -- механические -- редуцируютс€ либо вовсе исключаютс€.

Ёто "мимическое преувеличение" может вылитьс€ в церемонию, на самом деле очень родственную символу, котора€ производит театральный эффект, впервые подмеченный ƒжулианом ’аксли при наблюдении чомги. Ѕогатство форм и красок, развитых дл€ выполнени€ этой специальной функции, сопутствует как филогенетическому, так и культурно-историческому возникновению ритуалов. »зумительные формы и краски сиамских бойцовых рыбок, оперение райских птиц, поразительна€ расцветка мандрилов спереди и сзади -- все это возникло дл€ того, чтобы усиливать действие определенных ритуализованных движений. ¬р€д ли можно сомневатьс€ в том, что все человеческое искусство первоначально развивалось на службе ритуала и что автономное искусство -- "»скусство дл€ искусства" -- по€вилось лишь на следующем этапе культурного развити€.

Ќепосредственна€ причина всех изменений, за счет которых ритуалы, возникшие филогенетически и культурноисторически, стали так похожи друг на друга, -- это, безусловно, селекционное давление, формирующее сигнал: необходимо, чтобы посылаемые сигналы соответствовали

ограниченным способност€м воспри€ти€ у того адресата, который должен избирательно реагировать на эти сигналы, иначе система не будет работать. ј сконструировать приемник, избирательно реагирующий на сигнал, тем проще, чем проще (а значит, однозначнее) сами сигналы. –азумеетс€, передатчик и приемник оказывают друг на друга селекционное давление, вли€ющее на их развитие, и таким образом -- во взаимном приспособлении -- оба могут стать в высшей степени специализированными.

ћногие инстинктивные ритуалы, многие культурные церемонии, даже слова всех человеческих €зыков об€заны своей нынешней формой этому процессу взаимного приспособлени€ передатчика и приемника; тот и другой €вл€ютс€ партнерами в исторически развивавшейс€ системе св€зи. ¬ таких случа€х часто бывает невозможно проследить возникновение ритуала, обнаружить его неритуализованный прототип, потому что форма его изменилась до неузнаваемости. Ќо если переходные ступени линии развити€ можно изучить у других, ныне живущих видов -- или в других, ныне существующих культурах, -- такое сравнительное исследование может позволить пройти назад по той тропе, вдоль которой шла в своем развитии нынешн€€ форма какой-нибудь причудливой и сложной церемонии. »менно это и придает сравнительным исследовани€м такую привлекательность.

 ак при филогенетической, так и при культурной ритуализации вновь развивающийс€ шаблон поведени€ приобретает самосто€тельность совершенно особого рода.

» инстинктивные, и культурные ритуалы станов€тс€ автономными мотиваци€ми поведени€, потому что сами они превращаютс€ в новую цель, достижение которой становитс€ насущной потребностью организма. —ама€ сущность ритуала как носител€ независимых мотивирующих факторов ведет к тому, что он перерастает свою первоначальную функцию коммуникации и приобретает способность выполн€ть две новые, столь же важные задачи; а именно -- сдерживание агрессии и формирование св€зей между особ€ми одного и того же вида. ћы уже видели, каким образом церемони€ может превратитьс€ в прочный союз, соедин€ющий определенных индивидов; в 11-й главе € подробно покажу, как церемони€, сдерживающа€ агрессию, может развитьс€ в фактор, определ€ющий все социальное поведение, который в своих внешних про€влени€х сравним с человеческой любовью и дружбой.

ƒва шага развити€, ведущие в ходе культурной ритуализации от взаимопонимани€ к сдерживанию агрессии -- а оттуда дальше к образованию личных св€зей, -- безусловно аналогичны тем, какие наблюдаютс€ в эволюции инстинктивных ритуалов, показанной в 11-й главе на примере триумфального крика гусей. “ройна€ функци€ -- запрет борьбы между членами группы, удержание их в замкнутом сообществе и отграничение этого сообщества от других подобных групп -- настолько €вно про€вл€етс€ и в ритуалах культурного происхождени€, что эта аналоги€ наталкивает на р€д важных соображений.

—уществование любой группы людей, превосход€щей по своим размерам такое сообщество, члены которого могут быть св€заны личной любовью и дружбой, основываетс€ на этих трех функци€х культурно-ритуализованного поведени€. ќбщественное поведение людей пронизано культурной ритуализацией до такой степени, что именно из-за ее вездесущности это почти не доходит до нашего сознани€. ≈сли захотеть привести пример заведомо неритуализованного поведени€ человека, то придетс€ обратитьс€ к таким действи€м, которые открыто не производ€тс€, как неприкрыта€ зевота или пот€гивание, ковыр€ние в носу или почесывание в неудобоназываемых част€х тела.

¬се, что называетс€ манерами, разумеетс€, жестко закреплено культурной ритуализацией. "’орошие" манеры -- по определению -- это те, которые характеризуют собственную группу; мы посто€нно руководствуемс€ их требовани€ми, они станов€тс€ нашей второй натурой. ¬ повседневной жизни мы не осознаем, что их назначение состоит в торможении агрессии и в создании социального союза. ћежду тем, именно они и создают "групповую общность", как это называетс€ у социологов.

‘ункци€ манер как средства посто€нного взаимного умиротворени€ членов группы становитс€ €сной сразу же, когда мы наблюдаем последстви€ выпадени€ этой функции. я имею в виду не грубое нарушение обычаев, а всего лишь отсутствие таких маленьких про€влений учтивости, как взгл€ды или жесты, которыми человек обычно реагирует, например, на присутствие своего ближнего, вход€ в какое-то помещение. ≈сли кто-то считает себ€ обиженным членами своей группы и входит в комнату, в которой они наход€тс€, не исполнив этого маленького ритуала учтивости, а ведет себ€ так, словно там никого нет, -- такое поведение вызывает раздражение и враждебность точно так же, как и открыто агрессивное поведение. ‘актически, такое умышленное подавление нормальной церемонии умиротворени€ на самом деле равнозначно открытому агрессивному поведению.

Ћюбое отклонение от форм общени€, характерных дл€ определенной группы, вызывает агрессию, и потому члены такой группы оказываютс€ вынуждены точно выполн€ть все нормы социального поведени€. — нонконформистом обращаютс€ так же скверно, как с чужаком; в простых группах, примером которых может служить школьный класс или небольшое воинское подразделение, его самым жестоким образом выживают.  аждый университетский преподаватель, имевший детей и работавший в разных част€х страны, мог наблюдать, с какой неверо€тной быстротой ребенок усваивает местный диалект, чтобы школьные товарищи не отвергли его. ќднако дома родной диалект сохран€етс€. ’арактерно, что такого ребенка очень трудно побудить заговорить на чужом €зыке (выученном в школе) в домашнем кругу, разве что попросить его прочесть наизусть стихи. я подозреваю, что негласна€ принадлежность к какой-то другой группе, кроме семьи, ощущаетс€ маленькими детьми как предательство.

–азвившиес€ в культуре социальные нормы и ритуалы так же характерны дл€ малых и больших человеческих групп, как врожденные признаки, приобретенные в процессе филогенеза, характерны дл€ подвидов, видов, родов и более крупных таксономических единиц. »сторию их развити€ можно реконструировать методами сравнительного анализа. »х взаимные различи€, возникшие в ходе исторического развити€, создают границы между разными культурными сообществами, подобно тому как дивергенци€ признаков создает границы между видами. ѕоэтому Ёрик Ёриксон имел все основани€ назвать этот процесс "псевдовидообразованием".

’от€ это псевдообразование происходит несравненно быстрее, чем филогенетическое обособление видов, но и на него требуетс€ врем€. Ќачала такого процесса в миниатюре -- возникновение в группе какого-то обыча€ и дискриминацию непосв€щенных -- можно увидеть в любой группе детей; но чтобы придать каким-либо групповым социальным нормам и ритуалам прочность и нерушимость, необходимо, по-видимому, их непрерывное существование в течение по крайней мере нескольких поколений. ѕоэтому наименьший культурный псевдовид, какой € могу себе представить, -- это содружество бывших учеников какойнибудь школы, имеющей сложившиес€ традиции; просто поразительно, как така€ группа людей сохран€ет свой характер псевдовида в течение долгих и долгих лет. „асто высмеиваема€ в наши дни "стара€ школьна€ дружба" -- это нечто весьма реальное.  огда € встречаю человека с "аристократическим" носовым прононсом, -- ученика бывшей Ўотландской гимназии, -- € невольно чувствую т€гу к нему, € склонен ему довер€ть и веду себ€ с ним заметно любезнее, чем с совершенно посторонним человеком.

¬ажна€ функци€ вежливых манер особенно хорошо поддаетс€ изучению при социальных контактах между различными группами и подгруппами человеческих культур.

«начительна€ часть

привычек, определ€емых хорошими манерами, представл€ет собой ритуализованное в культуре утрирование жестов покорности, большинство

из

которых, веро€тно,

восходит к

филогенетически ритуализованному поведению, имевшему тот же смысл. ћестные пон€ти€ о хороших манерах в различных культурных подгруппах требуют количественно различного подчеркивани€ этих выразительных движений. ’орошим примером может послужить жест, обозначающий внимание к собеседнику, который состоит в том, что слушатель выт€гивает шею и одновременно поварачивает голову, подчеркнуто "подставл€€ ухо" говор€щему. Ёто движение выражает готовность внимательно слушать и, в случае надобности, повиноватьс€. ¬ учтивых манерах некоторых азиатских культур этот жест очень сильно утрирован; в јвстрии это один из самых распространенных жестов вежливости, особенно у женщин из хороших семей, в других же центральноевропейских странах он, по-видимому, распространен меньше. ¬ некоторых област€х северной √ермании он сведен к минимуму или вовсе отсутствует; в здешней культуре считаетс€ корректным и учтивым, чтобы слушатель держал голову ровно и смотрел говор€щему пр€мо в лицо, как это требуетс€ от солдата, получающего приказ.  огда € приехал из ¬ены в  енигсберг, -- а между этими городами разница, о которой идет речь, особенно велика, -- прошло довольно много времени, прежде чем € привык к жесту вежливого внимани€, прин€тому у восточнопрусских дам. я ожидал от женщины, с которой разговаривал, что она хоть слегка отклонит голову, и потому -- когда она сидела очень пр€мо и смотрела мне пр€мо в лицо -- не мог отделатьс€ от мысли, что говорю что-то неподобающее.

–азумеетс€, значение таких жестов учтивости определ€етс€ исключительно соглашением между передатчиком и приемником в одной и той же системе св€зи. ѕри общении культур, в которых эти соглашени€ различны, неизбежно возникают недоразумени€.

≈сли измер€ть жест €понца, "подставл€ющего ухо", восточнопрусским масштабом, то его можно расценить как про€вление жалкого раболепи€; на €понца же вежлиое внимание прусской дамы произведет впечатление непримиримой враждебности.

ƒаже очень небольшие различи€ в соглашени€х этого рода могут вызывать неправильное истолкование культурно-ритуализованных выразительных движений. јнгличане или немцы часто считают южан "ненадежными" только потому, что истолковывают их утрированные жесты дружелюби€ в соответствии со своим собственным соглашением и ожидают от них гораздо большего, чем сто€ло за этими жестами в действительности. Ќепопул€рность северных немцев, особенно из ѕруссии, в южных странах часто бывает основана на обратном недоразумении. ¬ хорошем американском обществе € наверн€ка часто казалс€ грубым просто потому, что мне бывало трудно улыбатьс€ так часто, как это предписывают американские манеры.

Ќесомненно, что эти мелкие недоразумени€ весьма способствуют взаимной непри€зни разных культурных групп. „еловек, неправильно пон€вший -- как это описано выше -- социальные жесты представителей другой культуры, чувствует себ€ предательски обманутым и оскорбленным. ”же проста€ неспособность пон€ть выразительные жесты и ритуалы другой культуры возбуждает такое недоверие и страх, что это легко может привести к открытой агрессии.

ќт незначительных особенностей €зыка или поведени€, объедин€ющих самые малые сообщества, идет непрерывна€ гамма переходов к весьма сложным, сознательно выполн€емым и воспринимаемым в качестве символов социальным нормам и ритуалам, которые св€зывают крупнейшие социальные сообщества людей -- нации, культуры, религии или политические идеологии. ¬ принципе вполне возможно исследовать эти системы сравнительным методом, иными словами -- изучить законы этого псевдовидообразовани€, хот€ така€ задача наверн€ка оказалась бы сложнее, чем исследование возникновени€ видов, поскольку часто пришлось бы сталкиватьс€ с взаимным наложением разных пон€тий группы, как, например, национальное и религиозное сообщества.

я уже подчеркивал, что кажда€ ритуализованна€ норма социального поведени€ приобретает движущую силу за счет эмоциональной подоплеки. Ёрик Ёриксон недавно показал, что привычка к различению добра и зла начинаетс€ в раннем детстве и продолжает развиватьс€ до самой зрелости человека. ¬ принципе нет никакой разницы между упорством в соблюдении правил опр€тности, внушенных нам в раннем детстве, и верностью национальным или политическим традици€м, нормам и ритуалам, в соответствии с которыми нас формировала дальнейша€ жизнь. ∆есткость традиционного ритуала и настойчивость, с которой мы его придерживаемс€, существенны дл€ выполнени€ его необходимой функции. Ќо в то же врем€ он, как и сравнимые с ним жестко закрепленные инстинктивные акты социального поведени€, требует контрол€ со стороны нашей разумной, ответственной морали.

ѕравильно и закономерно, что мы считаем "хорошими" те обычаи, которым научили нас родители; что мы св€то храним социальные ритуалы, переданные нам традицией нашей культуры. Ќо мы должны, со всей силой своего ответственного разума, подавл€ть нашу естественную склонность относитьс€ к социальным нормам и ритуалам других культур как к неполноценным. “емна€ сторона псевдовидообразовани€ состоит в том, что оно подвергает нас опасности не считать людьми представителей других псевдовидов. ќчевидно, именно это и происходит у многих первобытных племен, в €зыках которых название собственного племени синонимично слову "люди".  огда они съедают убитых воинов враждебного племени, то, с их точки зрени€, это вовсе не людоедство.

ћоральные выводы из естественной истории псевдовидообразовани€ состо€т в том, что мы должны научитьс€ терпимости к другим культурам, должны отбросить свою культурную или национальную спесь -- и у€снить себе, что социальные нормы и ритуалы других культур, которым их представители хран€т такую же верность, как мы своим, с тем же правом могут уважатьс€ и считатьс€ св€щенными. Ѕез терпимости, вытекающей из этого осознани€, человеку слишком легко увидеть воплощение зла в том, что дл€ его соседа €вл€етс€ наивысшей св€тыней.  ак раз нерушимость социальных норм и ритуалов, в которой состоит их величайша€ ценность, может привести к самой

ужасной из войн, к религиозной войне. » именно она грозит нам сегодн€!

«десь снова возникает опасность, что мен€ неверно поймут, как это часто бывает, когда € обсуждаю человеческое поведение с точки зрени€ естествознани€. я на самом деле сказал, что человеческа€ верность всем традиционным обыча€м обусловлена попросту привычкой и животным страхом ее нарушить; далее € подчеркнул, что все человеческие ритуалы возникли естественным путем, в значительной степени аналогичным эволюции социальных инстинктов у животных и у человека. Ѕолее того, € даже четко по€снил, что все унаследованное человеком из традиции и св€то чтимое -- не €вл€етс€ абсолютной этической нормой, а осв€щено лишь в рамках определенной культуры. Ќо все это никоим образом не отрицает важность и необходимость той твердой верности, с которой любой пор€дочный человек хранит унаследованные обычаи своей культуры.

“ак не будем же глумитьс€ над рабом привычки, сид€щим в человеке, который возбудил в нем прив€занность к ритуалу и заставл€ет держатьс€ за этот ритуал с упорством, достойным, казалось бы, лучшего применени€. ћало вещей более достойных! ≈сли бы ѕривычное не закрепл€лось и не обособл€лось, как описано выше, если бы оно не превращалось в св€щенную самоцель -- не было бы ни достоверного сообщени€, ни надежного взаимопонимани€, ни верности, ни закона.  л€твы никого не св€зывают и договоры ничего не сто€т, если у партнеров, заключающих договор, нет общей основы -- нерушимых, превратившихс€ в обр€ды обычаев, нарушение которых вызывает у них тот самый уничтожающий страх, что охватил мою маленькую ћартину на п€той ступеньке нашей лестницы в холле.

¬≈Ћ» »… ѕј–Ћјћ≈Ќ“ »Ќ—“»Ќ “ќ¬

 ак все в единство сплетено,

ќдно в другом воплощено!

√ете

 ак мы видели в предыдущей главе, эволюционный процесс ритуализации всегда создает новый, автономный инстинкт, который вторгаетс€ в общую систему всех остальных инстинктивных побуждений в качестве независимой силы. ≈го действие, которое, как мы знаем, первоначально всегда состоит в передаче сообщени€ -- в "коммуникации", -- может блокировать пагубные последстви€ агрессии уже тем, что делает возможным взаимопонимание сородичей. Ќе только у людей ссоры часто возникают из-за того, что один ошибочно полагает, будто другой хочет причинить ему зло. ”же в этом состоит чрезвычайна€ важность ритуала дл€ нашей темы. Ќо кроме того -- как это станет еще €снее на примере триумфального крика гусей, -- новый инстинкт в качестве самосто€тельного побуждени€ может приобрести такую мощь, что оказываетс€ в состо€нии успешно выступать против агрессии в ¬еликом ѕарламенте »нстинктов. „тобы объ€снить, как действует ритуал, блокиру€ агрессию, но не ослабл€€ ее по существу и не меша€ ей способствовать сохранению вида -- о чем мы говорили в третьей главе, -- необходимо сказать кое-что о системе взаимодействий инстинктов вообще. Ёта система напоминает парламент тем, что представл€ет собой более или менее целостную систему взаимодействий между множеством независимых переменных, а также и тем, что ее истинно демократическа€ процедура произошла из исторического опыта -- и хот€ не всегда приводит к полной гармонии, но создает, по крайней мере, терпимые компромиссы между различными интересами.

„то же такое "отдельный" инстинкт?   названи€м, которые часто употребл€ютс€ и в обыденной речи дл€ обозначени€ различных инстинктивных побуждений, прилипло вредное наследие "финалистического" мышлени€.

‘иналист -- в худом значении этого слова -- это человек, который путает вопрос "почему?" с вопросом "зачем? ", и в результате полагает, будто, указав значение какой-либо функции дл€ сохранени€ вида, он уже решил проблему ее причинного возникновени€. Ћегко и заманчиво постулировать наличие особого побуждени€, или инстинкта, дл€ любой функции, которую легко определить и важность которой дл€ сохранени€ вида совершенно €сна, как, скажем, питание, размножение или бегство.  ак привычен оборот "инстинкт размножени€"! “олько не надо себ€ уговаривать -- как, к сожалению, делают многие исследователи, -- будто эти слова объ€сн€ют соответствующее €вление. ѕон€ти€, соответствующие таким определени€м, ничуть не лучше пон€тий "флогистона" или "бо€зни пустоты" ("horior vacui"), которые лишь называют €влени€, но "лживо притвор€ютс€, будто содержат их объ€снение", как сурово сказал ƒжон ƒьюи. ѕоскольку мы в этой книге стремимс€ найти причинные объ€снени€ нарушени€м функции одного из инстинктов -- инстинкта агрессии, -- мы не можем ограничитьс€ желанием вы€снить лишь "зачем" нужен этот инстинкт, как это было в третьей главе.

Ќам необходимо пон€ть его нормальные причины, чтобы разобратьс€ в причинах его нарушений и, по возможности, научитьс€ устран€ть эти нарушени€.

јктивность организма, которую можно назвать по ее функции -- питание, размножение или даже самосохранение, -- конечно же, никогда не бывает результатом лишь одной-единственной причины или одного-единственного побуждени€. ѕоэтому ценность таких пон€тий, как "инстинкт размножени€" или "инстинкт самосохранени€", столь же ничтожна, сколько ничтожна была бы ценность пон€ти€ некоей особой "автомобильной силы", которое € мог бы с таким же правом ввести дл€ объ€снени€ того факта, что мо€ стара€ добра€ машина все еще ездит. Ќо кто платит за ремонты, в результате которых это возможно, -- тому и в голову не придет поверить в эту мистическую силу:

тут дело в ремонтах!  то знаком с патологическими нарушени€ми врожденных механизмов поведени€ -- эти механизмы мы и называем инстинктами, -- тот никогда не подумает, будто животными, и даже людьми, руковод€т какие-то направл€ющие факторы, которые постижимы лишь с точки зрени€ конечного результата, а причинному объ€снению не поддаютс€ и не нуждаютс€ в нем.

ѕоведение, единое с точки зрени€ функции -- например, питание или размножение, -- всегда бывает обусловлено очень сложным взаимодействием очень многих физиологических причин. »зменчивость и ќтбор, конструкторы эволюции, это взаимодействие "изобрели" и основательно испытали его. »ногда все физиологические причины в нем способны взаимно уравновешиватьс€; иногда одна из них вли€ет на другую в большей мере, нежели подвержена обратному вли€нию с ее стороны; некоторые из них сравнительно независимы от общей системы взаимодействий и вли€ют на нее сильнее, нежели она на них. ’орошим примером таких элементов, относительно независимых от целого, €вл€ютс€ кости скелета.

¬ сфере поведени€ наследственные координации, или инстинктивные действи€, €вл€ютс€ элементами, €вно независимыми от целого. Ѕудучи столь же неизменными по форме, как крепчайшие кости скелета, каждое из них имеет свою особенную власть над всем организмом.  аждое -- как мы уже знаем -- энергично требует слова, если ему пришлось долго молчать, и вынуждает животное или человека активно искать такую ситуацию, котора€ стимулирует и заставл€ет произвести именно это инстинктивное действие, а не какое-либо иное. ѕоэтому было бы большой ошибкой полагать, будто вс€кое инстинктивное действие, видосохран€юща€ функци€ которого служит, например, добыванию пищи, непременно должно быть обусловлено голодом. ћы знаем по своим собакам, что они с величайшим азартом вынюхивают, рыщут, гон€ют, хватают и рвут, когда вовсе не голодны; каждому любителю собак известно, что азартного пса-охотника нельз€, к сожалению, отучить от его страсти никакой кормежкой. “о же справедливо в отношении инстинктивных действий захвата добычи у кошек, в отношении известных "промеров" у скворцов, которые выполн€ютс€ почти беспрерывно и совершенно независимо от того, насколько скворец голоден, -- короче, в отношении всех малых служителей сохранени€ вида, будь то бег, полет, укус, удар, умывание, рытье и т.п.  ажда€ наследственна€ координаци€ обладает своей собственной спонтанностью и вызывает свое собственное поисковое поведение. «начит, эти малые частные побуждени€ совершенно независимы друг от друга? » составл€ют мозаику, функциональна€ целостность которой возникает лишь в ходе эволюции? ¬ некоторых крайних случа€х это может быть действительно так; еще недавно такие особые случаи считались общим правилом. ¬ героические времена сравнительной этологии так и считалось, что лишь одно побуждение всегда овладевает животным полностью и безраздельно. ƒжулиан ’аксли использовал красивое и меткое сравнение, которое € уже много лет цитирую в своих лекци€х:

он сказал, что человек или животное -- это корабль, которым командует множество капитанов. ” человека все эти командиры могут находитьс€ на капитанском мостике одновременно, и каждый волен высказывать свое мнение; иногда они приход€т к разумному компромиссу, который предлагает лучшее решение проблемы, нежели единичное мнение умнейшего из них; но иногда им не удаетс€ прийти к соглашению, и тогда корабль остаетс€ без вс€кого разумного руководства. ” животных, напротив, капитаны придерживаютс€ уговора, что в любой момент лишь один из них имеет право быть на мостике, так что каждый должен уходить, как только наверх подн€лс€ другой. ѕоследнее сравнение подкупающе точно описывает некоторые случаи поведени€ животных в конфликтных ситуаци€х, и потому мы тогда прогл€дели тот факт, что это лишь достаточно редкие особые случаи.  роме того, простейша€ форма взаимодействи€ между двум€ соперничающими побуждени€ми про€вл€етс€ именно в том, что одно из них попросту подавл€етс€ или выключаетс€ другим; так что было вполне закономерно и правильно дл€ начала придерживатьс€ простейших €влений, легче всего поддающихс€ анализу, хот€ и не самых распространенных.

¬ действительности между двум€ побуждени€ми, способными мен€тьс€ независимо друг от друга, могут возникать любые мыслимые взаимодействи€. ќдно из них может односторонне поддерживать и усиливать другое; оба могут взаимно поддерживать друг друга; могут, не вступа€ в какое-либо взаимодействие, суммироватьс€ в одном и том же поведенческом акте и, наконец, могут взаимно затормаживать друг друга.  роме множества других взаимодействий, одно перечисление которых увело бы нас слишком далеко, существует, наконец, и тот редкий особый случай, когда слабейшее на данный момент из двух побуждений выключаетс€ более сильным, как в триггере, работающем по принципу ¬се-или-Ќичего. Ћишь один этот случай соответствует сравнению ’аксли, и лишь об одном-единственном побуждении можно сказать, что оно, как правило, подавл€ет все остальные, -- о побуждении к бегству. Ќо даже и этот инстинкт достаточно часто находит себе хоз€ина.

ќбычные, частые, многократно используемые "дешевые" инстинктивные действи€, которые € выше назвал "малыми служител€ми сохранени€ вида", часто наход€тс€ в распор€жении нескольких "больших" инстинктов. ѕрежде всего действи€ перемещени€ -- бег, полет, плавание и т.д., -- но также и другие действи€, когда животное клюет, грызет, хватает и т.п., -- могут служить и питанию, и размножению, и бегству, и агрессии, которые мы здесь назовем "большими" инстинктами. ѕоскольку они, таким образом, служат как бы инструментами различных систем высшего пор€дка и подчин€ютс€ им -- прежде всего вышеупом€нутой "большой четверке" -- как источникам мотивации, € назвал их в другой работе инструментальными действи€ми. ќднако это вовсе не означает, что такие действи€ лишены собственной спонтанности.  ак раз наоборот, в соответствии с широко распространенным принципом естественной экономии необходимо, чтобы, скажем, у волка или у собаки спонтанное возникновение элементарных побуждений -- вынюхивать, рыскать, гнать, хватать, рвать -- было настроено приблизительно на те требовани€, какие предъ€вл€ет к ним голод (в естественных услови€х). ≈сли исключить голод в качестве побуждени€ -- с помощью очень простой меры, посто€нно наполн€€ кормушку самой лакомой едой, -- то сразу вы€сн€етс€, что животное нюхает, ищет след, бегает и гон€ет почти так же, как и в том случае, когда вс€ эта де€тельность необходима дл€ удовлетворени€ потребности в пище. Ќо если собака очень голодна -- она делает все это измеримо активнее. “аким образом, хот€ вышеназванные инструментальные инстинкты имеют свою собственную спонтанность, но голод побуждает их к еще большей активности, чем они про€вили бы сами по себе.

»менно так: побуждение может быть побуждаемо!

“ака€ подверженность спонтанных функций стимулам, идущим откуда-то со стороны, -- это в физиологии вовсе не исключение и не новость. »нстинктивное действие €вл€етс€ реакцией -- в тех случа€х, когда оно следует в ответ на стимул какого-то внешнего раздражени€ или какого-то другого побуждени€. Ћишь при отсутствии таких стимулов оно про€вл€ет собственную спонтанность.

јналогичное €вление уже давно известно дл€ возбуждающих центров сердца. —ердечное сокращение в норме вызываетс€ ритмичными автоматическими импульсами, которые вырабатывает так называемый синусно-предсердный узел -- орган, состо€щий из высокоспециализированной мышечной ткани и расположенный у входа кровотока в предсердие. „уть дальше по ходу кровотока, у перехода в желудочек, находитс€ второй подобный орган -- предсердно-желудочковый узел, к которому от первого ведет пучок мышечных волокон, передающих возбуждение. ќба узла производ€т импульсы, способные побуждать желудочек к сокращени€м. —инусный узел работает быстрее, чем предсердно-желудочковый, поэтому последний, при нормальных услови€х, никогда не оказываетс€ в состо€нии вести себ€ спонтанно: каждый раз, когда он медленно собираетс€ выстрелить свой возбуждающий импульс, он получает толчок от своего "начальника" и стрел€ет чуть раньше, чем сделал бы это, будучи предоставлен сам себе. “аким образом "начальник" нав€зывает "подчиненному" свой собственный рабочий ритм. “еперь проделаем классический эксперимент —танниуса и прервем св€зь между узлами, перерезав пучок, провод€щий возбуждение; таким образом мы освобождаем предсердно-желудочковый узел от тирании синусного, и при этом первый из них делает то, что часто делают в таких случа€х подчиненные, -- перестает работать и ждет команды. »ными словами, сердце на какой-то момент замирает; это издавна называют "пред-автоматической паузой". ѕосле короткого отдыха предсердно-желудочковый узел вдруг "замечает", что он, собственно говор€, и сам прекрасно может выработать нужный стимул и через некоторое врем€ послать его в сердечную мышцу. –аньше до этого никогда не доходило, потому что он всегда получал сзади толчок на какую-то долю секунды раньше.

¬ таких же отношени€х, как предсердно-желудочковый узел с синусным, находитс€ большинство инстинктивных действий с различными источниками мотиваций высших пор€дков. «десь ситуаци€ осложн€етс€ тем, что, во-первых, очень часто, как в случае с инструментальными реакци€ми, один слуга может иметь множество хоз€ев, а во-вторых -- эти хоз€ева могут быть самой разной природы. Ёто могут быть органы, автоматически и ритмично производ€щие возбуждение, как синусный узел; могут быть рецепторы, внутренние и внешние, принимающие и передающие дальше -- в форме импульсов -- внешние и внутренние раздражени€, к которым относ€тс€ и потребности тканей, как голод, жажда или недостаток кислорода. Ёто, наконец, могут быть и железы внутренней секреции, гормоны которых стимулируют совершенно определенные нервные процессы. (—лово "гормон" происходит от греческого орм&ш, "побуждаю".) ќднако така€ де€тельность, руководима€ некоей высшей инстанцией, никогда не носит характер чистого "рефлекса", т.е. вс€ система инстинктивных действий ведет себ€ не как машина, котора€ -- если не нужна -- сколь угодно долго стоит без дела и "ждет", когда кто-нибудь нажмет на кнопку. ќна, скорее, похожа на лошадь: ей нужны поводь€ и шпоры, чтобы подчин€тьс€ хоз€ину, но ее необходимо погон€ть ежедневно, чтобы избежать про€влений избыточной энергии, которые при определенных обсто€тельствах могут стать поистине опасными, как, например, в случае инстинкта внутривидовой агрессии, интересующем нас прежде всего.

 ак уже упоминалось, количество спонтанно возникающих инстинктивных действий всегда приблизительно соответствует ожидаемой потребности. »ногда было бы целесообразно рассчитать его более экономным образом, как, например, в случае с предсердно-желудочковым узлом, если он производит больше импульсов, чем "закупает" у него синусный узел; при этом у людей с неврозами возникает печально известна€ экстрасистола, т.е. излишнее сокращение желудочка, резко нарушающее нормальный сердечный ритм. ¬ других случа€х посто€нное перепроизводство может быть безвредно и даже полезно. ≈сли, скажем, собака бегает больше, чем ей необходимо дл€ поиска пищи, или лошадь безо вс€ких внешних причин встает на дыбы, скачет и л€гаетс€ (движени€ бегства и защиты от хищников) -- это лишь здорова€ тренировка и, следовательно, подготовка "на крайний случай".

—амое обильное "перепроизводство" инструментальных действий должно про€вл€тьс€ там, тае наименее предсказуемо, какое их количество потребуетс€ в каждом отдельном случае дл€ выполнени€ видосохран€ющей функции всей совокупности этих действий. »ногда охот€ща€с€ кошка может быть вынуждена прождать у мышиной норки несколько часов, а в другой раз ей не придетс€ ни ждать, ни подкрадыватьс€ -- удастс€ в резком прыжке схватить мышь, случайно пробегающую мимо. ќднако -- как нетрудно себе представить и как можно убедитьс€, наблюда€ кошек в естественной обстановке, -- в среднем кошке приходитс€ очень долго и терпеливо ждать и подкрадыватьс€, прежде чем она получит возможность выполнить заключительное действие: убить и съесть свою добычу. ѕри наблюдении такой последовательности действий легко напрашиваетс€ неверна€ аналоги€ с целенаправленным поведением человека, и мы невольно склон€емс€ к предположению, что кошка выполн€ет свои охотничьи действи€ только "насыщени€ ради".

ћожно экспериментально доказать, что это не так. Ћейхаузен давал кошке-охотнице одну мышь за другой и наблюдал, в какой последовательности выпадали отдельные действи€ поимки и поедани€ добычи. ѕрежде всего кошка перестала есть, но убила еще несколько мышей и бросила их.

«атем ей расхотелось убивать, но она продолжала скрадывать мышей и ловить их. ≈ще позже, когда истощились и действи€ ловли, подопытна€ кошка еще не перестала выслеживать мышей и подкрадыватьс€ к ним, причем интересно, что она всегда выбирала тех, которые бегали на возможно большем удалении от нее, в противоположном углу комнаты, и не обращала внимани€ на тех, что ползали у нее под самым носом.

¬ этом исследовании легко подсчитать, сколько раз производитс€ каждое из упом€нутых частичных действий, пока не исчерпаетс€. ѕолученные числа наход€тс€ в очевидной св€зи со средней нормальной потребностью. —амо собой разумеетс€, что кошке приходитс€ очень часто ждать в засаде и подкрадыватьс€, прежде чем она вообще сможет подобратьс€ к своей добыче настолько, что попытка поймать ее будет иметь хоть какой-то шанс на успех. Ћишь после многих таких попыток добыча попадает в когти, и ее можно загрызть, но это тоже не всегда получаетс€ с первого раза, так что должно быть предусмотрено несколько смертельных укусов на каждую мышь, которую предстоит съесть.

“аким образом, производитс€ ли какое-то из частичных действий только по его собственному побуждению или по какому-либо еще -- и по какому именно, -- в сложном поведении подобного рода зависит от внешних условий, определ€ющих "спрос" на каждое отдельное действие. Ќасколько € знаю, впервые эту мысль четко высказал детский психиатр –ене Ўпиц. ќн наблюдал, что у грудных детей, получавших молоко в бутылочках, из которых оно слишком легко высасывалось, после полного насыщени€ и отказа от этих бутылочек оставалс€ нерастраченный запас сосательных движений; им приходилось отрабатывать его на какомнибудь замещающем объекте. ќчень похоже обстоит дело с едой и добыванием пищи у гусей, когда их держат в пруду, где нет такого корма, который можно было бы доставать со дна. ≈сли кормить гусей только на берегу, то рано или поздно можно будет увидеть, что они ныр€ют "вхолостую". ≈сли же кормить их на берегу каким-нибудь зерном до полного насыщени€ -- пока не перестанут есть, -- а затем бросить то же зерно в воду, птицы тотчас же начнут ныр€ть и поедать подн€тую из воды пищу. «десь можно сказать, что они "ед€т, чтобы ныр€ть". ћожно провести и обратный эксперимент: долгое врем€ давать гус€м корм только на предельной доступной им глубине, чтобы им приходилось доставать его, ныр€€, с большим трудом. ≈сли кормить их таким образом до тех пор, пока они не перестанут есть, а затем дать им ту же пищу на берегу -- они съед€т еще пор€дочное количество, и тем самым докажут, что и перед тем они "ныр€ли, чтобы есть".

¬ результате, совершенно невозможно какое-либо обобщенное утверждение по поводу того, кака€ из двух спонтанных мотивирующих инстанций побуждает другую или доминирует над нею.

ƒо сих пор мы говорили о взаимодействии лишь таких частичных побуждений, которые вместе выполн€ют какую-то общую функцию, в нашем примере -- питание организма. Ќесколько иначе складываютс€ отношени€ между источниками побуждений, которые выполн€ют разные функции и потому принадлежат к системам разных инстинктов. ¬ этом случае правилом €вл€етс€ не взаимное усиление или поддержка, а как бы соперничество: каждое из побуждений "хочет оказатьс€ правым".  ак впервые показал Ёрих фон ’ольст, уже на уровне мельчайших мышечных сокращений несколько стимулирующих элементов могут не только соперничать друг с другом, но -- что важнее --

за счет закономерного взаимного вли€ни€ могут создавать разумный компромисс. “акоевли€ние состоит -- в самых общих чертах -- в том, что каждый

их двух эндогенных ритмов стремитс€ нав€зать другому свою собственную частоту и удерживать его в посто€нном фазовом сдвиге. “о, что все нервные клетки, иннервирующие волокна какойлибо мышцы, всегда рациональным образом выстреливают свои импульсы в один и тот же момент, -- это результат такого взаимного вли€ни€. ≈сли оно нарушаетс€, то начинаютс€ фибрилл€рные мышечные спазмы, какие часто можно наблюдать при крайнем нервном утомлении. Ќа более высоком уровне интеграции при движении конечности -- например, рыбьего плавника -- те же процессы привод€т к рациональному взаимодействию мьшц -- антагонистов", которые попеременно двигают соответствующие части тела в противоположных направлени€х.  аждое ритмичное циклическое движение плавника, ноги или крыла, какие мы встречаем при любом движении животных, -- это работа "антагонистов"; не только мышц, но и возбуждающих нервных центров. Ёти движени€ всегда €вл€ютс€ следстви€ми "конфликтов" между независимыми и соперничающими источниками импульсов, энергии которых упор€дочиваютс€ и направл€ютс€ к

общему

благу закономерност€ми "относительной координации", как назвал фон ’ольст процесс взаимного вли€ни€, о котором идет речь.

»так, не "война -- всему начало", а, скорее, такой конфликт между независимыми друг от друга источниками импульсов, который создает внутри целостной структуры напр€жени€, работающие буквально как напр€женна€ арматура, придава€ целому прочность и устойчивость. Ёто относитс€ не только к такой простой функции, как движение плавника, на которой фон ’ольст открыл закономерности относительной координации; испытанные парламентские правила вынуждают великое множество источников всевозможных побуждений присоедин€ть свои голоса к гармонии, служащей общему благу.

¬ качестве простого примера нам могут здесь послужить движени€ лицевой мускулатуры, которые можно наблюдать у собаки в конфликте между побуждени€ми нападени€ и бегства. Ёта мимика, которую прин€то называть угрожающей, вообще по€вл€етс€ лишь в том случае, если тенденци€ к нападению тормозитс€ страхом, хот€ бы малейшим.

≈сли страха нет, то собака кусает безо вс€кой угрозы, с такой же спокойной физиономией, кака€ изображена в левом верхнем углу иллюстрации; она выдает лишь небольшое напр€жение, примерно такое же, с каким собака смотрит на только что принесенную миску с едой. ≈сли читатель хорошо знает собак, он может попытатьс€ самосто€тельно проинтерпретировать выражени€ собачьей морды, изображенные на иллюстрации, прежде чем читать дальше. ѕопробуйте представить себе ситуацию, в которой ваша собака состроит такую мину. ј потом -- второе упражнение -- попытайтесь предсказать, что она станет делать дальше.

ƒл€ некоторых картинок € приведу решение сам. я предположил бы, что пес в середине верхнего р€да противостоит примерно равному сопернику, которого всерьез уважает, но не слишком боитс€; тот, как и он сам, вр€д ли отважитс€ напасть. ¬ отношении их последующего поведени€ € бы сказал, что они оба с минуту останутс€ в той же позе, затем медленно разойдутс€, "сохран€€ лицо", и наконец, на некотором рассто€нии друг от друга, одновременно задерут заднюю лапу. ѕес вверху справа тоже не боитс€, но злее; встреча может протекать, как описано выше, но может внезапно и шумно перейти в серьезную драку, особенно если второй про€вит хоть какую-то неуверенность. ¬думчивый читатель -- а таков, веро€тно, каждый, кто дочитал книгу до этого места, -- давно уже заметил, что собачьи портреты размещены на иллюстрации в определенном пор€дке: агресси€ растет слева направо, а страх -- сверху вниз.

»столкование поведени€ и его предсказание легче всего в крайних случа€х; и конечно же, выражение, изображенное в правом нижнем углу, совершенно однозначно. “ака€ €рость и такой страх могут одновременно возникнуть в одном-единственном случае: собака противостоит ненавистному врагу, вызывающему у нее панический страх, и наход€щемус€ совсем р€дом, -- но по какой-то причине не может бежать. я могу себе представить лишь две ситуации, в которых это возможно: либо собака механически прив€зана к определенному месту -- скажем, загнана в угол, попала в западню и т.п., -- либо это сука, котора€ защищает свой выводок от приближающегос€ врага. ѕожалуй, возможен еще такой романтический случай, что особенно верный пес защищает своего лежащего, т€желобольного или раненого хоз€ина.

—толь же €сно, что произойдет дальше: если враг, как бы он ни был подавл€юще силен, приблизитс€ еще хоть на шаг -- последует отча€нное нападение, "критическа€ реакци€" (’едигер).

ћой понимающий собак читатель сейчас проделал в точности то, что этологи -- вслед за Ќ. “инбергеном и я. ван …ерселем -- называют мотивационным анализом. Ётот процесс в принципе состоит из трех этапов, где информаци€ получаетс€ из трех источников. ¬о-первых, стараютс€ по возможности обнаружить всевозможные стимулы, заключенные в некоторой ситуации. Ѕоитс€ ли мой пес другого, а если да -- как сильно? Ќенавидит он его или почитает как старого друга и "вожака стаи"?.. » так далее, и так далее.

¬о-вторых, стрем€тс€ разложить движение на составные части. Ќа нашей иллюстрации с собаками видно, как тенденци€ бегства отт€гивает назад и книзу уши и углы рта, в то врем€ как при агрессии приподнимаетс€ верхн€€ губа и приоткрываетс€ пасть -- оба эти "движени€ замысла" €вл€ютс€ подготовкой к укусу. “акие движени€ -- и соответственно позы -- хорошо поддаютс€ количественному анализу. ћожно измерить их амплитуду и утверждать, что така€-то собака на столько-то миллиметров напугана и на столько-то рассержена. ѕосле этого анализа движений следует третий этап: подсчитываютс€ те действи€, которые следуют за вы€вленными движени€ми. ≈сли верно наше заключение, выведенное из анализа ситуаций и движений, что, скажем, верхний правый пес только разъ€рен и вр€д ли напуган, -- за этим выразительным движением почти всегда должно следовать нападение, а бегство почти никогда.

≈сли верно, что у собаки, помещенной в центре (рис. е), €рость и страх смешаны примерно поровну, то за такой мимикой примерно в половине случаев должно следовать нападение, а в половине -- бегство. “инберген и его сотрудники провели огромное количество таких мотивационных анализов на подход€щих объектах, прежде всего на угрожающих движени€х чаек; соответствие утверждений, полученных из трех названных выше источников, доказало правильность выводов на обширнейшем статистическом материале.

 огда молодым студентам, хорошо знающим животных, начинают преподавать технику мотивационного анализа, они часто бывают разочарованы: трудоемка€ работа, долгие статистические расчеты в итоге привод€т лишь к тому, что и так давно уже знает каждый разумный человек, умеющий видеть и знающий своих животных.

ќднако видение и доказанное знание -- это разные вещи; именно здесь проходит граница между искусством и наукой. ”ченого, ищущего доказательств, великий €сновидец слишком легко считает "несчастнейшим из смертных" -- и наоборот, использование непосредственного воспри€ти€ в качестве источника познани€ кажетс€ ученому-аналитику в высшей степени подозрительным. ¬ исследовании поведени€ существует даже школа -- ортодоксальный американский бихевиоризм, -- котора€ всерьез пытаетс€ исключить из своей методики непосредственное наблюдение животных. ѕраво же, стоит потрудитьс€ ради того, чтобы доказать "незр€чим", но разумным люд€м все то, что мы увидели; доказать так, чтобы им пришлось поверить, чтобы каждый поверил!

— другой стороны, статистический анализ может обратить наше внимание на несоответстви€, до сих пор ускользавшие от нашего образного воспри€ти€. ќно устроено так, что раскрывает закономерности и потому всегда все видит более красивым и правильным, чем на самом деле.

–ешение проблемы, предлагаемое нам воспри€тием, часто носит характер хот€ и очень "элегантной", но слишком уж упрощенной рабочей гипотезы.  ак раз в случае исследовани€ мотиваций рациональному анализу нередко удаетс€ придратьс€ к образному воспри€тию и уличить его в ошибках.

¬ большей части всех проведенных до сих пор мотивационных анализов исследовались поведенческие акты, в которых принимают участие лишь два взаимно соперничающих инстинкта, причем, как правило, два из "большой четверки" (голод, любовь, бегство и агресси€). ѕри изучении конфликтов между побуждени€ми, сознательный выбор простейших по возможности случаев вполне оправдываетс€ нынешним скромным уровнем наших знаний. “очно так же правы были классики этологии, когда ограничивались лишь теми случа€ми, в которых животное находитс€ под вли€нием одного-единственного побуждени€. Ќо мы должны €сно понимать, что поведение, определ€емое только двум€ компонентами побуждений, -- это поистине редкость; оно встречаетс€ лишь немногим чаще, чем такое, которое вызываетс€ только одним инстинктом, действующим без вс€ких помех.

ѕоэтому, при поисках подход€щего объекта дл€ образцово точного мотивационного анализа правильно поступает тот, кто выбирает поведение, о котором с некоторой достоверностью известно, что в нем принимают участие только два инстинкта одинакового веса. »ногда дл€ этого можно использовать технический трюк, как это сделала мо€ сотрудница ’ельга ‘ишер, провод€ мотивационный анализ угрозы у серых гусей. ќказалось, что на родном озере наших гусей, Ёсс-зее, взаимодействие агрессии и бегства в чистом виде изучать невозможно, так как в выразительных движени€х птиц там "высказываетс€" слишком много других мотиваций, прежде всего сексуальных. Ќо несколько случайных наблюдений показали, что голос сексуальности почти совсем замолкает, если гуси наход€тс€ в незнакомом месте. “огда они ведут себ€ примерно так же, как перелетна€ ста€ в пути: держатс€ гораздо теснее, станов€тс€ гораздо пугливее, и в своих социальных конфликтах позвол€ют наблюдать про€влени€ обоих исследуемых инстинктов в более чистых формах. ”читыва€ все это, ‘ишер с помощью дрессировки кормом сумела научить наших гусей "по приказу" выходить на чужую дл€ них местность, которую она выбирала за оградой »нститута, и пастись там. «атем из гусей, каждый из которых, разумеетс€, известен по сочетанию разноцветных колец, выбиралс€ какой-то один -- как правило, гусак, -- и в течение долгого времени наблюдались его агрессивные столкновени€ с товарищами по стаду, причем регистрировались все замеченные выразительные движени€ угрозы. ј поскольку из предыдущих многолетних наблюдений за этим стадом были во всех подробност€х известны отношени€ между отдельными птицами в смысле иерархии и силы -- особенно среди старых гусаков высоких рангов, -- здесь представл€лась особенно хороша€ возможность точного анализа ситуаций. јнализ движений и регистраци€ последующего поведени€ происходили следующим образом. ’ельга ‘ишер посто€нно имела при себе приведенную здесь "таблицу образцов", которую составил художник нашего »нститута

√ерман

 ахер

на

основании

точно запротоколированных случаев угрозы, так что в каждом конкретном случае ей приходилось лишь продиктовать: "ћакс сделал D √ермесу, который пасс€ и медленно приближалс€ к нему; √ермес ответил ≈, на что ћакс ответил F''". —ери€ иллюстраций приводит настолько тонкие различи€ угрожающих жестов, что лишь в исключительных случа€х приходилось обозначать замеченную позу как D-≈ или  -L, если нужно было описать промежуточную форму.

ƒаже при этих услови€х, почти идеальных дл€ "чистой культуры" двух мотиваций, иногда по€вл€лись движени€, которые нельз€ было объ€снить только взаимодействием этих двух побуждений. ѕро угрожающие движени€ ј и ¬, когда ше€ выт€нута вперед и вверх, мы знаем, что на оба побуждени€ накладываетс€ независимое третье -- стремление к охранному наблюдению с подн€той головой. –азличи€ между р€дами ј -- — и D -- F, в каждом из которых представлено возрастание слева направо социального страха на фоне примерно равной агрессивности, состоит, по-видимому, лишь в разной интенсивности обоих побуждений.

Ќапротив, в отношении форм ћ-ќ совершенно €сно, что в них принимает участие еще кака€-то мотиваци€, природа которой пока не вы€снена.

 ак уже сказано, отыскивать в качестве объектов мотивационного анализа такие случаи, ще принимают участие только два источника побуждений, -- это, безусловно, правильна€ стратеги€ исследований. ќднако даже при таких благопри€тных услови€х необходимо внимательно и посто€нно высматривать элементы движений, которые нельз€ объ€снить лишь соперничеством этих двух побуждений.

ѕеред началом любого такого анализа нужно ответить на первый и основной вопрос: сколько мотиваций принимают участие в данном действии и какие именно. ƒл€ решени€ этой задачи многие ученые, как например ѕ. ¬ипкема, в последнее врем€ с успехом примен€ли точные методы факторного анализа.

»з€щный пример мотивационного анализа, в котором с самого начала нужно было принимать в расчет три главных компонента, представила в своей докторской диссертации мо€ ученица Ѕеатриса Ёлерт. ѕредметом исследовани€ было поведение некоторых цихлид при встрече двух незнакомых особей. ¬ыбирались такие виды, у которых самцы и самки почти не отличаютс€ внешне, и именно поэтому два незнакомца всегда реагируют друг на друга действи€ми, которые мотивируютс€ одновременно бегством, агрессией и сексуальностью. ” этих рыб движени€, обусловленные каждым отдельным источником мотивации, различаютс€ особенно легко, потому что даже при самой малой интенсивности их характеризует разна€

ориентаци€ в

пространстве. ¬се сексуально мотивированные действи€ -- копание €мки под гнездо, очистка гнезда, само выметывание икры и ее осеменение -- направлены в сторону дна; все движени€ бегства, даже малейшие намеки на них, направлены прочь от противника и, большей частью, одновременно к поверхности воды, а все движени€ агрессии -- за исключением некоторых угрожающих движений, в какой-то степени "от€гощенных бегством", -- ориентированы в обратном направлении. ≈сли знать эти общие правила и вдобавок специальную мотивацию некоторых ритуализованных выразительных движений, то у этих рыб можно очень точно установить соотношение, в котором наход€тс€ названные инстинкты, определ€€ их поведение в данный момент. «десь помогает еще и то, что многие из них в сексуальном, агрессивном или бо€зливом настроении нар€жаютс€ в разные характерные цвета.

Ётот мотивационный анализ дал неожиданный побочный результат -- Ѕеатриса Ёлерт открыла механизм взаимного распознавани€ полов, который имеетс€, конечно, не только у этих рыб, но и у очень многих других позвоночных. ” исследованных рыб самка и самец не только внешне похожи друг на друга; их движени€, даже при половом акте -- при выметывании икры и ее осеменении -- совпадают до мельчайших деталей. ѕоэтому до сих пор было совершенно загадочно, что же в поведении этих животных преп€тствует у них возникновению однополых пар.   важнейшим требовани€м, какие предъ€вл€ютс€ наблюдательности этолога, относитс€ и то, что он должен заметить, если какое-либо широко распространенное действие у определенного животного, или группы животных, не встречаетс€.

Ќапример, у птиц и у рептилий отсутствует координаци€ широкого открывани€ пасти с одновременным глубоким вдохом -- то, что мы называем зевотой,(?) -- и это таксономически важный факт, которого никто до ’ейнрота

не заметил. ћожно привести и другие подобные примеры.

ѕоэтому открытие, что разнополые пары у цихлид возникают благодар€ отсутствию одних элементов поведени€ у самцов и других у самок -- это поистине шедевр точного наблюдени€. ” рыб, о которых идет речь, сочетаемость трех главных инстинктов -- агрессии, бегства и сексуальности -- у самцов и у самок различна: у самцов не бывает смеси мотиваций бегства и сексуальности. ≈сли самец хоть чуточку боитс€ своего партнера, то его сексуальность выключаетс€ полностью. ” самок то же соотношение между сексуальностью и агрессивностью: если дама не настолько "уважает" своего партнера, чтобы ее агрессивность была полностью подавлена, она попросту не в состо€нии про€вить по отношению к нему сексуальную реакцию. ќна превращаетс€ в Ѕрунгильду и нападает на него тем €ростнее, чем более готова была бы к сексуальной реакции, т.е. чем ближе она к икрометанию в смысле состо€ни€ овариев и уровн€ выделени€ гормонов. ” самца, напротив, агресси€ прекрасно уживаетс€ с сексуальностью: он может грубейшим образом нападать на свою невесту, гон€ть ее по всему аквариуму, но при этом демонстрирует и чисто сексуальные движени€, и все смешанные, какие только можно себе представить. —амка может очень бо€тьс€ самца, но ее сексуально мотивированных действий это не подавл€ет. ќна может совершенно всерьез удирать от самца, но при каждой передышке,

какую

дает

ей

этот

груби€н,

будет

выполн€ть сексуально-мотивированные брачные движени€. »менно такие смешанные формы действий, обусловленные бегством и сексуальностью, превратились посредством ритуализации в те широко распространенные церемонии, которые прин€то называть "чопорным" поведением и которые имеют совершенно определенный смысл.

»з-за различных соотношений сочетаемости между трем€ источниками побуждений у разных полов, самец может спариватьс€ только с партнером низшего ранга, которого он может запугать, а самка -- наоборот -- лишь с партнером высшего ранга, который может запугать ее; тем самым описанный механизм поведени€ обеспечивает создание разнополых пар. ¬ различных вариантах, видоизмененный различными процессами ритуализации, этот способ распознавани€ пола играет важную роль у очень многих позвоночных, вплоть до человека. ¬ то же врем€ это впечатл€ющий пример того, какие задачи, необходимые дл€ сохранени€ вида, может выполн€ть агресси€ в гармоничном взаимодействии с другими мотиваци€ми. ¬ 3-й главе мы еще не могли говорить об этом, поскольку недостаточно знали о парламентской борьбе инстинктов.  роме того, мы видим на этом примере, насколько различны могут быть соотношени€ "главных" инстинктов даже у самца и самки одного и того же вида: два мотива, которые у одного пола практические не мешают друг другу и сочетаютс€ в любых соотношени€х, у другого взаимно выключаютс€ по принципу триггера.

 ак уже по€сн€лось, "больша€ четверка" отнюдь не всегда поставл€ет главную мотивацию поведени€ животного, а тем более человека. » совершенно неправильно полагать, будто между одним из "главных", древних инстинктов и более специальным, эволюционно более молодым инстинктом всегда существует отношение доминировани€, в том смысле, что второй выключаетс€ первым. ћеханизмы поведени€, которые, вне вс€ких сомнений, возникли "совсем недавно" -- например, социальные инстинкты у общественных животных, обеспечивающие посто€нное сохранение стаи, -- у многих видов подчин€ют отдельную особь настолько, что при определенных обсто€тельствах могут заглушить все остальные побуждени€. ќвцы, прыгающие в пропасть за вожаком-бараном, вошли в пословицу! —ерый гусь, отставший от стаи, делает все возможное, чтобы вновь ее обрести, и стадный инстинкт может даже пересилить стремление к бегству; дикие серые гуси неоднократно присоедин€лись к нашим прирученным -- в непосредственной близости к людскому жилью -- и оставались!.  то знает, насколько пугливы дикие гуси, тому эти случаи дадут представление о силе их "стадного инстинкта". “о же справедливо дл€ очень многих общественных животных вплоть до шимпанзе, о которых …еркс справедливо заметил: "ќдин шимпанзе -- вообще не шимпанзе".

ƒаже те инстинкты, которые "только что" (с точки зрени€ филогенеза) приобрели самосто€тельность через ритуализацию и, как € постаралс€ показать в предыдущей главе, получили место и голос в ¬еликом ѕарламенте »нстинктов в качестве самых молодых депутатов, -- даже они при соответствующих обсто€тельствах могут заглушить всех своих оппонентов точно так же, как √олод и Ћюбовь. ¬ триумфальном крике гусей мы увидим церемонию, котора€ управл€ет жизнью этих птиц больше, чем любой другой инстинкт. — другой стороны, разумеетс€, существует сколько угодно ритуализованных действий, которые еще едва обособились от своего неритуализованного прототипа; их скромное вли€ние на общее поведение состоит лишь в том, что "желательна€" дл€ них координаци€ движений -- как мы видели в случае натравливани€ у огарей -- становитс€ в какой-то мере предпочтительной и используетс€ чаще, чем другие, тоже возможные формы.

"—ильный" или "слабый" голос имеет ритуализованное действие в общем концерте инстинктов -- оно во всех случа€х чрезвычайно затрудн€ет любой мотивационный анализ, потому что может симулировать поведение, вытекающее из нескольких независимых побуждений. ¬ предыдущей главе мы говорили, что ритуализованное действие, сплавленное в некоторую общность из различных компонентов, копирует форму последовательности движений, котора€ не €вл€етс€ наследственно закрепленной и часто возникает из конфликта нескольких побуждений, как это видно на примере натравливани€ уток. ј поскольку, как уже говорилось там же, копи€ и оригинал по большей части накладываютс€ друг на друга в одном и том же движении, то чрезвычайно трудно разобратьс€, сколько же в нем от копии, а сколько от оригинала. “олько когда один из первоначально независимых компонентов оказываетс€ в противоречии с ритуально закрепленной координацией, -- как направление на "врага", которому адресована угроза в случае натравливани€, -- тогда становитс€ €вным участие новых независимых переменных.

"“анец зигзага" у самцов колюшки, на котором ян ван …ерсель провел самый первый эксперимент мотивационного анализа, служит прекрасным примером того, как совсем "слабый" ритуал может вкрастьс€ в конфликт двух "главных" инстинктов в качестве едва заметной третьей величины. ¬ан-…ерсель заметил, что замечательный танец зигзага, который половозрелые самцы, имеющие свой участок, исполн€ют перед каждой проплывающей мимо самкой, и который поэтому до тех пор считалс€ просто "ухаживанием", -- от случа€ к случаю выгл€дит совершенно по-разному. ќказалось, что иногда сильнее подчеркнут "зиг" в сторону самки, а иногда "заг" прочь от нее. ≈сли это последнее движение очень €вственно, то становитс€ очевидным, что "заг" направлен в сторону гнезда. ¬ одном из предельных случаев самец при виде плывущей мимо самки быстро подплывает к ней, тормозит, разворачиваетс€ -- особенно если самка тотчас поставит ему свое распухшее брюшко -- и плывет назад к входу в гнездо, которое затем показывает самке посредством определенной церемонии (ложась плоско на бок). ¬ другом предельном случае, особенно частом если самка еще не совсем готова к нересту, за первым "зигом" вообще не следует никакого "зага", а вместо того -- нападение на самку.

»з этих наблюдений ван …ерсель правильно заключил, что "зиг" в сторону самки мотивируетс€ агрессивным инстинктом, а "заг" в сторону гнезда -- сексуальным; и ему удалось экспериментально доказать правильность этого заключени€. ќн изобрел методы, с помощью которых мог точно измер€ть силу агрессивного и сексуального инстинктов у каждого данного самца. —амцу предлагались макеты соперника стандартизованных размеров и регистрировалась интенсивность и продолжительность боевой реакции.

—ексуальный инстинкт измер€лс€ с помощью макетов самки, которые внезапно убирались через определенное врем€.

¬ этих случа€х самец "разр€жает" внезапно заблокированный сексуальный инстинкт, соверша€ действи€ ухаживани€ за потомством, т.е. обмахива€ плавниками как бы икру или мальков в гнезде; и продолжительность этого "замен€ющего обмахивани€" дает надежную меру сексуальной мотивации. ¬ан …ерсель научилс€ предсказывать по результатам таких измерений, как будет выгл€деть танец зигзага у данного самца, -- и наоборот, по наблюдаемой форме танца заранее оценивать соотношени€ обоих инстинктов и результаты будущих измерений.

Ќо кроме обоих главных побуждений, определ€ющих движени€ самца колюшки в общих чертах, -- на них оказывает вли€ние еще какое-то третье, хоть и более слабое.

Ёто знаток ритуализованного поведени€ заподозрит сразу же, увидев ритмическую правильность смены "зигов" и "загов". ѕопеременное преобладание одного из двух противоречивых побуждений вр€д ли может привести к столь регул€рной смене направлений, если здесь не вступает в игру нова€, ритуализованна€ координаци€. Ѕез нее короткие рывки в разных направлени€х следуют друг за другом с типичной случайностью, как это бывает у людей в состо€нии крайней растер€нности. –итуализованное движение, напротив, всегда имеет тенденцию к ритмическому повторению в точности одинаковых элементов. ћы говорили об этом в св€зи с действенностью сигнала.

ѕодозрение, что здесь замешана ритуализаци€, превращаетс€ в уверенность, когда мы видим, как танцующий самец при своих "загах" временами, кажетс€, совершенно забывает, что они сексуально мотивированы и должны указывать точно на гнездо. ¬место этого он рисует вокруг самки очень красивый и правильный зубчатый венец, в котором каждый "зиг" направлен точно в сторону самки, а каждый "заг" -- точно от нее.  ак ни очевидна относительна€ слабость новой координации движений, стрем€щейс€ превратить "зиги" и "заги" в ритмический "зигзаг", -- она может, однако, решающим образом определить регул€рность последовательных про€влений обеих главных мотиваций.

¬тора€ важна€ функци€, которую ритуализованна€ координаци€ может, очевидно, выполн€ть, даже будучи очень слабой в других отношени€х, -- это изменение направлени€ неритуализованных движений, лежавших в основе ритуала и происходивших из других побуждений. ѕримеры этого мы уже видели при обсуждении классического образца ритуала, а именно -- при натравливании селезн€ уткой.

ѕќ¬≈ƒ≈Ќ„≈— »≈ јЌјЋќ√»» ћќ–јЋ»

Ќе убий.

ѕ€та€ заповедь

¬ 5-й главе, где речь шла о процессе ритуализации, € старалс€ показать, как этот процесс, причины которого все еще весьма загадочны, создает совершенно новые инстинкты, диктующие организму свои собственные "“ы должен..." так же категорично, как и любой из, казалось бы, единовластных "больших" инстинктов голода, страха или любви. ¬ предыдущей 6-й главе € пыталс€ решить еще более трудную задачу: коротко и доступно показать, как происходит взаимодействие между различными автономными инстинктами, каким общим правилам подчин€ютс€ эти взаимодействи€, и какими способами можно -- несмотр€ на все сложности -- получить некоторое представление о структуре взаимодействий в таком поведении, которое определ€етс€ несколькими соперничающими побуждени€ми.

я тешу себ€ надеждой, быть может обманчивой, что решить предыдущие задачи мне удалось, и что € могу не только обобщить сказанное в двух последних главах, но и применить полученные в них результаты к вопросу, которым мы займемс€ теперь: каким образом ритуал выполн€ет поистине невыполнимую задачу -- удерживает внутривидовую агрессию от всех про€влений, которые могли бы серьезно повредить сохранению вида, но при этом не выключает ее функций, необходимых дл€ сохранени€ вида! „асть предыдущей фразы, выделенна€ курсивом, уже отвечает на вопрос, -- он кажетс€ очевидным, но вытекает из совершеннейшего непонимани€ сущности агрессии, -- почему у тех животных, дл€ которых тесна€ совместна€ жизнь €вл€етс€ преимуществом, агресси€ попросту не запрещена? »менно потому, что ее функции, рассмотренные нами в 3-й главе, необходимы!

–ешение проблем, возникающих таким образом перед обоими конструкторами эволюции, достигаетс€ всегда одним и тем же способом. ѕолезный, необходимый инстинкт -- вообще остаетс€ неизменным; но дл€ особых случаев, где его про€вление было бы вредно, вводитс€ специально созданный механизм торможени€. » здесь снова культурно-историческое развитие народов происходит аналогичным образом; именно потому важнейшие требовани€ ћоисеевых и всех прочих скрижалей -- это не предтисани€, а запреты. Ќам еще придетс€ подробнее говоьрить о том, о чем здесь лишь предварительно упом€нем:

передаваемые традицией и привычно выполн€емые табу имеют какое-то отношение к разумной морали -- в понимании »ммануила  анта -- разве что у вдохновенного законодател€, но никак не у его верующих последователей.

 ак врожденные механизмы и ритуалы, преп€тствующие асоциальному поведению животных, так и человеческие табу определ€ют поведение, аналогичное истинно моральному лишь с функциональной точки зрени€; во всем остальном оно так же далеко от морали, как животное от человека! Ќо даже постига€ сущность этих движущих мотивов, нельз€ не восхищатьс€ снова и снова при виде работы физиологических механизмов, которые побуждают животных к самоотверженному поведению, направленному на благо сообщества, как это предписывают нам, люд€м, законы морали.

¬печатл€ющий пример такого поведени€, аналогичного человеческой морали, €вл€ют так называемые турнирные бои. ¬с€ их организаци€ направлена на то, чтобы выполнить важнейшую задачу поединка -- определить, кто сильнее, -- не причинив серьезного вреда более слабому. ѕоскольку рыцарский турнир или спортивное сост€зание имеют ту же цель, то все турнирные бои неизбежно производ€т даже на знающих людей впечатление "рыцарственности", или "спортивного благородства". —реди цихлид есть вид, Cichlasoma biocellatum, который именно из-за этого приобрел свое название, широко распространенное у американских любителей: у них эта рыбка называетс€ "ƒжек ƒэмпси" по имени боксера, чемпиона мира, который прославилс€ своим безупречным поведением на ринге.

ќ турнирных бо€х рыб и, в частности, о процессах ритуализации, которые привели к ним от первоначальных подлинных боев, мы знаем довольно много. ѕочти у всех костистых рыб насто€щей схватке предшествуют угрожающие позы, которые, как уже говорилось, всегда вытекают из конфликта между стремлени€ми напасть и бежать.

—реди этих поз особенно заметна как специальный ритуал так называема€ демонстраци€ развернутого бока, котора€ первоначально наверн€ка возникла за счет того, что рыба под вли€нием испуга отворачиваетс€ от противника и одновременно, готов€сь к бегству, разворачивает вертикальные плавники. Ќо поскольку при этих движени€х противнику предъ€вл€етс€ контур тела максимально возможных размеров, то из них -- путем мимического утрировани€ при добавочных изменени€х морфологии плавников -- смогла развитьс€ та впечатл€юща€ демонстраци€ развернутого бока, которую знают все аквариумисты, да и не только они, по сиамским бойцовым рыбкам и по другим попул€рным породам рыб.

¬ тесной св€зи с угрозой развернутым боком у костистых рыб возник очень широко распространенный запугивающий жест -- так называемый удар хвостом. »з позиции развернутого бока рыба, напр€га€ все тело и далеко оттопырива€ хвостовой плавник, производит сильный удар хвостом в сторону противника. ’от€ сам удар до противника не доходит, но рецепторы давлени€ на его боковой линии воспринимают волну, сила которой, очевидно, сообщает ему о величине и боеспособности его соперника, так же как и размеры контура, видимого при демонстрации развернутого бока.

ƒруга€ форма угрозы возникла у многих окуневых и у других костистых рыб из заторможенного страхом фронтального удара. ¬ исходной позиции дл€ броска вперед оба противника изгибают свои тела, словно напр€женные Sобразные пружины, и медленно плывут друг другу навстречу, как можно сильнее топорща жаберные крышки.

Ёто соответствует разворачиванию плавников при угрозе боком, поскольку увеличивает контур тела, видимый противником. »з фронтальной угрозы у очень многих рыб иногда получаетс€, что оба противника одновременно хватают друг друга за пасть, но -- в соответствии с конфликтной ситуацией, из которой возникла сама фронтальна€ угроза, -- они всегда делают это не резко, не ударом, а словно колебл€сь, заторможенно. »з этой формы борьбы у некоторых -- и у лабиринтовых рыб, лишь отдаленно примыкающих к большой группе окуневых, и у цихлид, типичных представителей окуневых, -- возникла интереснейша€ ритуализованна€ борьба, при которой оба соперника в самом буквальном смысле слова "мер€ютс€ силами", не причин€€ друг другу вреда. ќни хватают друг друга за челюсть -- а у всех видов, дл€ которых характерен этот способ турнирного бо€, челюсть покрыта толстым, трудноу€звимым слоем кожи -- и т€нут изо всех сил. “ак возникает сост€зание, очень похожее на старую борьбу на по€сах у швейцарских кресть€н, которое может продолжатьс€ по нескольку часов, если встречаютс€ равные противники. ” двух в точности равных по силе самцов красивого синего вида широколобых окуньков мы запротоколировали однажды такой поединок, длившийс€ с 8.30 утра до 2.30 пополудни.

«а этим "перет€гиванием пасти" -- у некоторых видов это, скорее, "переталкивание", потому что рыбы не т€нут, а толкают друг друга, -- через какое-то врем€, очень разное дл€ разных видов, следует насто€ща€ схватка, при которой рыбы уже без каких-либо запретов стрем€тс€ бить друг друга по незащищенным бокам, чтобы нанести противнику по возможности серьезный урон. “аким образом, преп€тствующий кровопролитию "турнир" угроз и следующа€ непосредственно за ним прикидка сил первоначально наверн€ка были лишь прелюдией к насто€щей "мужей истребл€ющей битве". ќднако такой обсто€тельный пролог уже выполн€ет крайне важную задачу, поскольку дает возможность более слабому сопернику своевременно отказатьс€ от безнадежной борьбы. »менно так и выполн€етс€ в большинстве случаев важнейша€ видосохран€юща€ функци€ поединка -- выбор сильнейшего, -- без того чтобы один из соперников был принесен в жертву или даже хот€ бы поранен. Ћишь в тех редких случа€х, когда бойцы совершенно равны по силе, к решению приходитс€ идти кровавым путем.

—равнение разных видов, обладающих менее и более специализированным турнирным боем, -- а также изучение этапов развити€ отдельного животного от безудержно драчливого малька до благородного "ƒжека ƒэмпси", -- дают нам надежную основу дл€ понимани€ того, как развивались турнирные бои в процессе эволюции. –ыцарски благородный турнирный бой возникает из жестокой борьбы без правил прежде всего за счет трех независимых друг от друга процессов; ритуализаци€, с которой мы познакомились в прежних главах, -- лишь один из них, хот€ и важнейший.

ѕервый шаг от кровавой борьбы к турнирному бою состоит, как уже упоминалось, в увеличении промежутка времени между началом постепенно усиливающихс€ угрожающих жестов и заключительным нападением. ” видов, сражающихс€ по-насто€щему (например, у многоцветного хаплохромиса), отдельные фазы угроз -- распускание плавников, демонстраци€ развернутого бока, раздувание жаберных крышек, борьба пастью -- дл€тс€ лишь секунды, а затем тотчас же следуют первые таранные удары по бокам противника, причин€ющие т€желые ранени€. ѕри быстрых приливах и отливах возбуждени€, которые так характерны дл€ этих злобных рыбок, некоторые из упом€нутых ступеней нередко пропускаютс€. ќсобенно "вспыльчивый" самец может войти в раж настолько быстро, что начинает враждебные действи€ сразу же с серьезного таранного удара. ” близкородственного, тоже африканского вида хемихромисов такое не наблюдаетс€ никогда; эти рыбки всегда строго придерживаютс€ последовательности угрожающих жестов, каждый из которых выполн€ют довольно долго, часто по многу минут, прежде чем переход€т к следующему.

Ёто четкое разделение во времени допускает два физиологических объ€снени€. »ли дальше друг от друга расположены пороги возбуждени€, при которых отдельные действи€ включаютс€ по очереди -- по мере возрастани€ готовности к борьбе, -- так что их последовательность сохран€етс€ и при некотором ослаблении или усилении €рости; или же нарастание возбужденности "дросселировано", что приводит к более пологой и правильно возрастающей кривой. ≈сть основани€, говор€щие в пользу первого из этих предположений, но, обсужда€ их здесь, мы уклонились бы слишком далеко.

–ука об руку с увеличением продолжительности отдельных угрожающих действий идет их ритуализаци€, котора€ -- как уже описано ранее -- приводит к мимическому утрированию, ритмическому повторению и к по€влению структур и красок, оптически подчеркивающих эти действи€ ”величенные плавники с €рким рисунком, который становитс€ виден лишь в развернутом состо€нии, броские п€тна на жаберных крышках, которые станов€тс€ видны лишь при фронтальной угрозе, и множество других столь же театральных украшений превращают турнирный бой в одно из самых увлекательных зрелищ, какие только можно увидеть, изуча€ поведение высших животных. ѕестрота гор€щих возбуждением красок, размеренна€ ритмика угрожающих движений, выпирающа€ мощь соперников -- все это почти заставл€ет забыть, что здесь происходит насто€ща€ борьба, а не специально поставленный спектакль.

» наконец, третий процесс, весьма способствующий превращению кровавой борьбы в благородное сост€зание турнирного бо€ и не менее ритуализации важный дл€ нашей темы: возникают специальные физиологические механизмы поведени€, которые тормоз€т опасные движени€ при атаке. ¬от несколько примеров.

≈сли два "ƒжек ƒэмпси" достаточно долго просто€т друг против друга с угрозой развернутым боком и хвостовыми ударами, то вполне может случитьс€, что один из них соберетс€ перейти к "перет€гиванию пасти" на секунду раньше другого. ќн выходит из "боковой стойки" и с раскрытыми челюст€ми бросаетс€ на соперника, который еще продолжает угрожать боком и потому подставл€ет зубам нападающего незащищенный фланг. ѕо тот никогда не использует эту слабость позиции, он непременно останавливает свой бросок до того, как его зубы коснутс€ кожи противника.

ћой покойный друг ’орст «иверт описал и засн€л на пленку аналогичное до мельчайших подробностей €вление у ланей. ” них высокоритуализованному бою на рогах -- когда кроны дугообразными движени€ми удар€ютс€ одна о другую, а затем совершенно определенным образом раскачиваютс€ взад и вперед -- предшествует угроза развернутым боком, во врем€ которой каждый из самцов проходит мимо соперника молодцеватым четким шагом, покачива€ при этом рогами вверх и вниз. «атем оба вдруг, как по команде, останавливаютс€, поворачиваютс€ друг другу навстречу и опускают головы, так что рога с треском сшибаютс€ у самой земли, сплета€сь между собой. ѕосле этого следует совершенно безопасна€ борьба, при которой -- в точности как при перет€гивании пасти у "ƒжеков ƒэмпси" -- побеждает тот, кто продержитс€ дольше. ” ланей тоже может случитьс€, что один из бойцов переходит ко второй фазе борьбы раньше другого и при этом нацеливает свое оружие в незащищенный бок соперника, что при могучем размахе т€желых и острых рогов выгл€дит чрезвычайно опасно. Ќо еще раньше, чем окунь, олень тормозит это движение, поднимает голову -- и видит, что ничего не подозревающий противник продолжает гарцевать и уже отошел от него на несколько метров. “огда он рысью подбегает к тому вплотную и, успокоившись, снова начинает гарцевать боком к нему, покачива€ рогами, до тех пор, пока оба не перейдут к борьбе более согласованным взмахом рогов.

¬ царстве высших позвоночных существует неисчислимое множество подобных запретов причин€ть вред сородичу. ќни часто играют существенную роль и там, где наблюдатель, очеловечивающий поведение животных, вообще не заметил бы ни наличи€ агрессии, ни необходимости специальных механизмов дл€ ее подавлени€. ≈сли верить во "всемогущество" "безошибочных" инстинктов -- кажетс€ просто парадоксальным, что самке, например, необходимы специальные механизмы торможени€, чтобы блокировать ее агрессивность по отношению к собственным дет€м, особенно новорожденным или только что вылупившимс€ из €йца.

¬ действительности эти специальные механизмы, тормоз€щие агрессию, чрезвычайно нужны, потому что животные, забот€щиес€ о потомстве, как раз ко времени по€влени€ малышей должны быть особенно агрессивны по отношению ко всем прочим существам. ѕтица, защища€ свое потомство, должна нападать на любое приближающеес€ к гнезду животное, с которым она хоть сколько-нибудь соразмерна. »ндюшка, пока она сидит на гнезде, должна быть посто€нно готова с максимальной энергией нападать не только на мышей, крыс, хорьков, ворон, сорок, и т. д, и т.д., -- но и на своих сородичей: на индюка с шершавыми ногами, на индюшку, ищущую гнездо, потому что они почти так же опасны дл€ ее выводка, как и хищники. », естественно, она должна быть тем агрессивнее, чем ближе подходит угроза к центру ее мира, к ее гнезду. “олько собственному птенцу, который вылезает из скорлупы, она не должна причинить никакого вреда!

 ак обнаружили мои сотрудники ¬ольфганг и ћаргрет Ўл€йдты, это торможение у индюшки включаетс€ только акустически. ƒл€ изучени€ некоторых реакций самцовиндюков на акустические стимулы они лишили слуха нескольких птиц посредством операции на внутреннем ухе.

Ёту операцию можно проделать только на новорожденном цыпленке, а в тот момент различить пол еще трудно, поэтому среди глухих птиц случайно оказалось и несколько самок. Ќи на что другое они не годились, зато послужили замечательным материалом дл€ изучени€ функции ответного поведени€, которое играет столь существенную роль в св€з€х между матерью и ребенком. ћы знаем, например, о серых гус€х, что они сразу после по€влени€ на свет принимают за свою мать любой объект, который ответит звуком на их "писк одиночества". Ўл€йдты хотели предложить только что вылупившимс€ индюшатам выбор между индюшкой, котора€ слышит и правильно отвечает на их писк, и глухой, от которой ожидалось, что она -- не слыша писка птенцов -- будет издавать свои призывы случайным образом.

 ак это часто случаетс€ при исследовании поведени€, эксперимент дал результаты, которых никто не ожидал, но которые оказались гораздо интереснее, чем ожидалось.

√лухие индюшки совершенно нормально высиживали птенцов, как и до того их социальное и половое поведение вполне отвечали норме. Ќо когда стали по€вл€тьс€ на свет их индюшата -- оказалось, что материнское поведение подопытных животных нарушено самым драматичным образом: все глухие индюшки тотчас забивали насмерть всех своих цыпл€т, как только те по€вл€лись из €иц! ≈сли глухой индюшке, котора€ отсидела на искусственных €йцах положенный срок и потому должна быть готова к приему птенцов, показать однодневного индюшонка -- она реагирует на него вовсе не материнским поведением: она не издает призывных звуков; когда малыш приближаетс€ к ней примерно на метр, она готовитс€ к отпору -- распускает перь€, €ростно шипит, -- а как только он оказываетс€ в пределах дос€гаемости ее клюва -- клюет его изо всех сил.

≈сли не предполагать, что у индюшки повреждено что-то еще, кроме слуха, то такое поведение можно объ€снить только одним: у нее нет ни малейшей врожденной информации о том, как должны выгл€деть ее малыши. ќна клюет все, что движетс€ около ее гнезда, если оно не настолько велико, чтобы реакци€ бегства у нее пересилила агрессию.

“олько писк индюшонка -- и ничто больше -- посредством врожденного механизма включает материнское поведение, одновременно затормажива€ агрессию.

ѕоследующие эксперименты с нормальными, слышащими индюшками подтвердили правильность этой интерпретации. ≈сли к индюшке, сид€щей на гнезде, подт€гивать на нитке, как марионетку, натурально сделанное чучело индюшонка, то она клюет его точно так же, как глуха€. Ќо стоит включить встроенный в эту куклу маленький динамик, из которого раздаетс€ магнитофонна€ запись "плача" индюшонка, -- нападение резко обрываетс€ вмешательством торможени€, €вно очень сильного, так же внезапно, как это описано выше на примере цихлид и ланей. »ндюшка начинает издавать типичные призывные звуки, соответствующие квохтанью домашних кур.

 ажда€ неопытна€ индюшка, только что впервые высидевша€ цыпл€т, нападает на все предметы, которые движутс€ возле ее гнезда, размерами, грубо говор€, от землеройки до крупного кота. ” такой птицы нет врожденного "знани€", как именно выгл€д€т хищники, которых нужно отгон€ть. Ќа беззвучно приближающеес€ чучело ласки или хом€ка она нападает не более €ростно, чем на чучело индюшонка, но, с другой стороны, готова тотчас по-матерински прин€ть обоих хищников, если они предъ€в€т "удостоверение индюшонка" -- ту же запись цыпл€чьего писка -- через встроенный микродинамик. »спытываешь ужасное чувство, когда така€ индюшка, только что €ростно клевавша€ беззвучно приближавшегос€ цыпленка, с материнским призывом распускает перь€, чтобы с готовностью прин€ть под себ€ пищащее чучело хорька, подменного ребенка в самом отча€нном смысле этого слова.

≈динственный признак, который, по-видимому, врожденным образом усиливает реакцию на врага, -- это волос€ной покров, пушиста€ поверхность объекта. ѕо крайней мере, из наших первых опытов мы вынесли впечатление, что мохнатые куклы раздражают индюшек сильнее, чем гладкие. ¬ таком случае индюшонок -- он имеет как раз подход€щие размеры, движетс€ около гнезда, да еще вдобавок покрыт пухом -- просто не может не вызывать у матери посто€нного оборонительного поведени€, которое должно столь же посто€нно подавл€тьс€ цыпл€чьим писком, чтобы предотвратить детоубийство. Ёто относитс€, во вс€ком случае, к птицам, вывод€щим потомство впервые и еще не знающим по опыту, как выгл€д€т их собственные дети. »х поведение быстро мен€етс€ при индивидуальном обучении.

“олько что

описанный,

примечательно

противоречивый

состав "материнского" поведени€ индюшки заставл€ет нас задуматьс€. —овершенно очевидно -- не существует ничего такого, что само по себе можно было бы назвать "материнским инстинктом" или "инстинктом заботы о потомстве", раз нет даже врожденной "схемы" врожденного узнавани€ собственных детей. ÷елесообразное, с точки зрени€ сохранени€ вида, обращение с потомством €вл€етс€, скорее, результатом множества эволюционно возникших способов действи€, реакций и торможений, организованных ¬еликими  онструкторами таким образом, что все вместе они действуют при нормальных внешних услови€х как целостна€ система, "как будто" данное животное знает, что ему нужно делать в интересах выживани€ вида и его отдельных особей. “ака€ система уже €вл€етс€ тем, что вообще можно было бы назвать "инстинктом"; в случае нашей индюшки -- инстинктом заботы о потомстве.

Ќо даже если рассматривать это пон€тие таким образом -- все равно оно вводит в заблуждение, потому что не существует строго ограниченной системы, котора€ выполн€ла бы функции, соответствующие только этому определению. Ќапротив, в ее общую структуру встроены и такие побуждени€, которые имеют совершенно другие функции, как агресси€ и включающие ее рецепторные механизмы в нашем примере.  стати, тот факт, что индюшка разъ€р€етс€ при виде пушистых цыпл€т, бегающих вокруг гнезда, -- это отнюдь не нежелательный побочный эффект. Ќапротив, дл€ защиты потомства в высшей степени полезно, чтобы цыпл€та -- особенно их красивые пушистые шубки -- с самого начала приводили мать в раздраженное состо€ние готовности к атаке. Ќа детей она напасть не может -- этому надежно преп€тствует торможение, вызванное их писком, -- тем легче она разр€жает свою €рость на другие объекты, оказавшиес€ вблизи.

≈динственна€ специфическа€ структура, вступающа€ в действие только в этой системе поведени€, -- это избирательный ответ на писк птенцов, торможение удара.

»так, если у видов, забот€щихс€ о потомстве, мать не обижает своих малышей -- это вовсе не само собой разумеющийс€ закон природы; в каждом отдельном случае это должно быть обеспечено особым механизмом торможени€, об одном из которых мы только что узнали на примере индюшки.  аждый, кто работал в зоопарке, разводил кроликов или пушного звер€, может рассказать свою историю о том, как мало нужно, чтобы поломать аналогичные механизмы торможени€. я знаю один случай, когда самолет Ћюфтганзы, сбившись в тумане с курса, низко пролетел над фермой чернобурых лисиц и из-за этого все самки, которые недавно ощенились, возбудившись, сожрали своих щенков.

” многих позвоночных, которые вовсе не забот€тс€ о потомстве или забот€тс€ лишь ограниченное врем€, малыши рано -- часто задолго до достижени€ окончательных размеров -- бывают такими же ловкими, пропорционально такими же сильными и почти такими же умными, как взрослые (впрочем, эти виды так или иначе не могут научитьс€ слишком многому). ѕоэтому они не особенно нуждаютс€ в защите, и старшие родичи обход€тс€ с ними безо вс€ких церемоний. —овсем иначе обстоит дело у тех высокоорганизованных существ, у которых обучение и индивидуальный опыт играют большую роль и у которых родительска€ опека должна продолжатьс€ долго уже потому, что "жизненна€ школа" детей требует много времени.

Ќа тесную св€зь между способностью к обучению и продолжительностью заботы о потомстве уже указывали многие биологи и социологи.

ћолодой пес, волк или ворон уже по достижении окончательных взрослых размеров -- хот€ еще не окончательного веса -- бывает неловким, неуклюжим, сырым созданием, которое было бы совершенно неспособно защитить себ€ в случае серьезного нападени€ своего взрослого сородича, не говор€ уж о том, чтобы спастись от него стремительным бегством.  азалось бы, молодым животным названных видов -- и многих подобных -- и то, и другое крайне необходимо: ведь они безоружны не только против внутривидовой агрессии, но и против охотничьих приемов своих сородичей, если речь идет о крупных хищниках. ќднако каннибализм у теплокровных позвоночных встречаетс€ очень редко. ” млекопитающих он, веро€тно, исключаетс€ главным образом тем, что сородичи "невкусны", что довелось узнать многим пол€рным исследовател€м при попытках скормить живым собакам м€со умерших или забитых по необходимости. Ћишь истинно хищные птицы, прежде всего €стребы, могут иногда в тесной неволе убить и съесть своего сородича; однако € не знаю ни одного случа€, чтобы подобное наблюдали в охотничьих угодь€х.  акие сдерживающие факторы преп€тствуют этому -- пока неизвестно.

ƒл€ уже выросших, но еще неуклюжих молодых животных и птиц, о которых идет речь, простое агрессивное поведение взрослых, очевидно, гораздо опаснее любых каннибальских прихотей. Ёта опасность устран€етс€ целым р€дом очень четко организованных механизмов торможени€, тоже почти неисследованных. »сключение составл€ет механизм поведени€ в бездушном сообществе кваквы, которому мы еще посв€тим специальную небольшую главу, -- его легко пон€ть. Ётот механизм позвол€ет оперившимс€ молодым птицам оставатьс€ в колонии, хот€ в ее тесных границах буквально кажда€ ветка на дереве €вл€етс€ предметом €ростного соперничества соседей. ѕока молода€ кваква, покинув гнездо, еще попрошайничает -- это уже само по себе создает ей абсолютную защиту от любого нападени€ местной взрослой птицы. ѕрежде чем старша€ птица вообще соберетс€ клюнуть птенца, тот, квака€ и хлопа€ крыль€ми, стремительно бросаетс€ к ней, стараетс€ схватить ее за клюв и "подоить" -- пот€нуть клюв книзу, -- как это всегда делают дети с клювами родителей, когда хот€т, чтобы им отрыгнули пищу. ћолода€ кваква не знает в лицо своих родителей, и € не уверен, что эти последние узнают индивидуально своих детей; наверн€ка узнают друг друга только молодые птицы из одного гнезда.  ак стара€ кваква, у которой нет настроени€ кормить, бо€зливо улетает, спаса€сь от нападени€ собственного дит€ти, -- точно так же она улетает и от любого чужого; у нее и в мысл€х нет ударить его. јналогичные случаи мы знаем у многих животных, у которых от внутривидовой агрессии защищает инфантильное поведение.

≈ще более простой механизм позвол€ет молодой птице -- уже взрослой, уже независимой, но еще далеко не равной в борьбе -- приобрести небольшой собственный участок в пределах колонии. ћолода€ кваква, котора€ почти три года носит детский костюмчик в полоску, возбуждает у взрослых гораздо менее интенсивную агрессию, нежели птица во взрослом оперении. Ёто приводит к интересному €влению, которое € неоднократно наблюдал в јльтенберге, в колонии свободно гнездившейс€ кваквы.

ћолода€ кваква совершенно безо вс€кого умысла приземл€етс€ где-нибудь в пределах семейного участка насиживающей пары -- и ей везет: она попала не в центр его, около гнезда, который свирепо охран€етс€, а села подальше.

Ќо при этом она разозлила соседа, который начинает наступать на пришельца в угрожающей позе -- ползком, как это всегда бывает у кваквы. ќднако при этом движении он приближаетс€ и к расположенному в том же направлении гнезду соседей, сид€щей на €йцах пары, а поскольку он своей раскраской и угрожающей позой вызывает гораздо большую агрессивность, чем тихо и испуганно сид€ща€ молода€ птица, -- именно его и берут на мушку соседи, поднима€сь в контратаку. „асто эта контратака проходит на волосок от молодой птицы и тем самым защищает ее. ѕоэтому кваквы "в полоску" всегда устраиваютс€ между территори€ми посто€нных жителей, выращивающих потомство, в строго определенных пределах, где по€вление взрослой птицы провоцирует нападение хоз€ина, а по€вление молодой -- еще нет.

Ќе так легко разобратьс€ в механизме торможени€, который надежно запрещает взрослым собакам всех европейских пород серьезно укусить молодую, в возрасте до 7-8 мес€цев. ѕо наблюдени€м “инбергена, у гренландских эскимосских собак этот запрет ограничиваетс€ молодежью собственной стаи; запрета кусать чужих щенков у них не существует. Ѕыть может, так же обстоит дело и у волков.  аким образом узнаетс€ молодость собрата по виду -- это еще не совсем €сно. ¬о вс€ком случае, рост не играет здесь никакой роли: крошечный, но старый и злобный фокстерьер относитс€ к громадному ребенку-сенбернару,

уже смертельно

надоевшему своими

неуклюжими приглашени€ми поиграть, так же терпеливо и дружелюбно, как к щенку такого же возраста собственной породы.

¬еро€тно, существенные признаки, вызывающие это торможение, содержатс€ в поведении молодой собаки, а возможно и в запахе. ѕоследнее про€вл€етс€ в том, каким образом молода€ собака пр€мо-таки напрашиваетс€ на нюхконтроль: если только приближение взрослого пса кажетс€ молодому в какой-то степени опасным -- он тотчас бросаетс€ на спину и тем самым предъ€вл€ет свой еще голенький щен€чий животик, и к тому же выпускает несколько капель, которые взрослый тотчас же нюхает.

ѕожалуй еще интереснее и загадочнее, чем торможение, охран€ющее уже подросшую, но еще беспомощную молодежь, -- тот тормоз€щий агрессию механизм поведени€, который запрещает "нерыцарское" поведение по отношению к "слабому полу". ” толкунчиков, поведение которых уже описывалось, у богомолов и у многих других насекомых -- как и у многих пауков -- самки, как известно, €вл€ютс€ сильным полом, и необходимы специальные механизмы поведени€, преп€тствующие тому, что счастливый жених будет съеден раньше времени. ” мантид -- богомолов, -- как известно, самка зачастую с аппетитом доедает переднюю половину самца, в то врем€ как его задн€€ половина безм€тежно выполн€ет великую миссию оплодотворени€.

ќднако здесь нас должны занимать не эти капризы природы, а те механизмы, которые у очень многих птиц и млекопитающих -- вплоть до человека -- очень затрудн€ют избиение представительниц слабого пола, если не полностью преп€тствуют ему. „то касаетс€ человека -- максима "∆енщина неприкосновенна" справедлива лишь отчасти. ¬ берлинском юморе, который часто см€гчает добросердечием вообще-то мрачноватые краски, побита€ мужем женщина говорит рыцарски вмешавшемус€ прохожему: "Ќу а вам-то что за дело, коль мен€ мой милый бьет?!" Ќо среди животных есть целый р€д видов, у которых при нормальных, т.е. не патологических, услови€х никогда не бывает, чтобы самец всерьез напал на самку.

Ёто относитс€, например, к собакам и, без сомнени€, к волкам. я бы совершенно не довер€л кобелю, укусившему суку, и посоветовал бы его хоз€ину повышенную осторожность -- особенно если в доме есть дети, -- потому что в социальном торможении этого пса €вно что-то нарушено.

ќднажды € пробовал выдать замуж свою суку —тази за огромного сибирского волка; когда € начал играть с ним -- она пришла в €рость от ревности и совсем всерьез набросилась на него. ≈динственное, что он сделал, -- подставил озверевшей рыжей фурии свое огромное светло-серое плечо, чтобы прин€ть ее укусы на менее ранимое место. —овершенно такой же абсолютный запрет обидеть самку существует у некоторых вьюрковых птиц, скажем у снегир€, и даже у некоторых рептилий, как, например, у зеленой €щерицы.

” самцов этого вида агрессивное поведение вызываетс€ нар€дом соперника, прежде всего ультрамариново-синим горлом и зеленой окраской остального тела, от которой и пошло название €щериц. “орможение, запрещающее кусать самку, €вно основано на обон€тельных признаках. Ёто мы с √.  итцлером однажды узнали, когда самую крупную самку из наших зеленых €щериц коварно раскрасили под самца с помощью жирных цветных мелков.  огда мы выпустили прекрасную даму обратно в вольер, то она -- разумеетс€, не подозрева€ о своей внешности, -- кратчайшим путем побежала на территорию своего супруга. ”видев ее, он €ростно бросилс€ на предполагаемого самца-пришельца и широко раскрыл пасть дл€ укуса. Ќо тут он уловил запах загримированной дамы и затормозил так резко, что его занесло и перевернуло. «атем он обсто€тельно обследовал ее €зыком -- и после того уже не обращал внимани€ на зовущую к бою расцветку, что уже само по себе примечательно дл€ рептилии. Ќо самое интересное -- это происшествие настолько потр€сло нашего изумрудного рыцар€, что еще долго после того он и насто€щих самцов сначала ощупывал €зыком, т.е. провер€л их запах, и лишь потом переходил к нападению.

“ак его задело за живое то, что едва не укусил даму!

ћожно было бы подумать, что у тех видов, где кавалерам абсолютно запрещено кусать самок, дамы обход€тс€ со всем мужским полом весьма дерзко и заносчиво.  ак это ни загадочно -- все обстоит как раз наоборот. јгрессивные крупные самки зеленой €щерицы, затевающие €ростные баталии со своими сестрами, в буквальном смысле ползают на брюхе и перед самым юным, самым хилым самцом, даже если он втрое меньше ее весом, а его мужественность едва про€вл€етс€ синим оттенком на горле, который можно сравнить с первым пухом на подбородке гимназиста. —амка поднимает от земли передние лапки и своеобразно встр€хивает ими, словно хочет заиграть на ро€ле. “ак же и суки -- особенно тех пород, которые близки к северному волку, -- относ€тс€ к избранному кобелю пр€мо-таки со смиренным почтением, хот€ он никогда не кусал и вообще не доказывал свое превосходство какимлибо про€влением силы; они про€вл€ют здесь почти такое же чувство, какое испытывают к человеку-хоз€ину. ќднако самое интересное и самое непон€тное -- это иерархические отношени€ между самцами и самками у некоторых вьюрковых птиц из хорошо известного семейства кардуелид, к которому относ€тс€ чижи, щеглы, снегири, зеленушки и многие другие, в том числе канарейки.

” зеленушек, например, согласно наблюдени€м –. ’инде, непосредственно в период размножени€ самка стоит выше самца, а в остальное врем€ года -- наоборот.   этому выводу приводит простое наблюдение, кто кого клюет и кто кому уступает. ” снегирей, которых мы знаем особенно хорошо благодар€ исследовани€м Ќиколаи, на основании таких же наблюдений и умозаключений можно прийти к выводу, что у этого вида, где пары остаютс€ нерушимы из года в год, самка всегда иерархически выше самца. —негирь-дама всегда слегка агрессивна, кусает супруга, и даже в церемонии ее приветстви€, в так называемом "поцелуе", содержитс€ изр€дна€ толика агрессии, хот€ и в строго ритуализованной форме. —негирь, напротив, никогда не кусает и не клюет свою даму, и если судить об их иерархических отношени€х упрощенно -- только на основании того, кто кого клюет, -- можно сказать, что она, несомненно, доминирует над ним. Ќо если присмотретьс€ внимательнее, то приходишь к противоположному мнению.  огда супруга кусает снегир€, то он принимает позу отнюдь не подчинени€ или хот€ бы испуга, а наоборот -- сексуальной готовности, даже нежности.

“аким образом, укусы самки не привод€т самца в иерархически низшую позицию. Ќапротив, его пассивное поведение, манера, с какой он принимает наскоки самки, не впада€ в ответную агрессию и, главное, не утрачива€ своего сексуального настро€, -- €вно "производит впечатление", и не только на человека-наблюдател€.

—овершенно аналогично ведут себ€ самцы собаки и волка по отношению к любым нападени€м слабого пола.

ƒаже если такие нападени€ вполне серьезны, как в случае с моей —тази, -- ритуал безоговорочно требует от самца, чтобы он не только не огрызалс€, но и неуклонно сохран€л бы "приветливое лицо" -- держал бы уши вверх-назад и не топорщил шерсть на загривке.  еер smiling! ≈динственна€ защита, какую мне приходилось наблюдать в подобных случа€х, -- интересно, что ее описал и ƒжек Ћондон в "Ѕелом клыке", -- состоит в резком повороте задней части туловища, который действует в высшей степени "броско", особенно когда массивный кобель, сохран€€ свою дружелюбную улыбку, отшвыривает крикливо нападающую на него сучку на метр в сторону.

ћы вовсе не приписываем дамам птичьего или собачьего племени чрезмерно человеческих качеств, когда утверждаем, что пассивна€ реакци€ на их агрессивность производит на них впечатление. Ќевпечатл€емость производит сильное впечатление -- это очень распространенный принцип, как следует из многократных наблюдений за борьбой самцов прыткой €щерицы. ¬ поразительно ритуализованных турнирных бо€х этих €щериц самцы прежде всего в особой позе демонстрируют друг другу свою т€жело бронированную голову, затем один из соперников хватает противника, но после короткой борьбы отпускает и ждет, чтобы тот в свою очередь схватил его. ѕри равносильных противниках выполн€етс€ множество таких "ходов", пока один из них -- совершенно невредимый, но истощенный -- не прекратит борьбу. ” €щериц, как и у многих других холоднокровных животных, менее крупные экземпл€ры "завод€тс€" несколько быстрее, т.е.

подъем нового возбуждени€, как правило, происходит у них быстрее, чем у более крупных и старых сородичей. ¬ турнирных бо€х это почти всегда приводит к тому, что меньший из двух борцов первым хватает противника за загривок и дергает из стороны в сторону. ѕри значительной разнице в размерах самцов может случитьс€, что меньший -- кусавший первым, -- отпустив, не ждет ответного укуса, а тотчас исполн€ет описанную выше позу смирени€ и убегает. «начит, и в чисто пассивном сопротивлении противника он заметил, насколько тот превосходит его.

Ёти чрезвычайно комичные происшестви€ всегда напоминают мне одну сцену из давно забытого фильма „арли „аплина: „арли подкрадываетс€ сзади к своему громадному сопернику, размахиваетс€ т€желой палкой и изо всех сил бьет его по затылку. √игант удивленно смотрит вверх и слегка потирает рукой ушибленное место, €вно убежденный, что его укусило какое-то летучее насекомое.

“огда „арли разворачиваетс€ -- и улепетывает так, как это умел только он.

” голубей, певчих птиц и попугаев существует очень примечательный ритуал, каким-то загадочным образом св€занный с иерархическими отношени€ми супругов, -- передача корма. Ёто кормление -- при поверхностном наблюдении его, как правило, принимают за "поцелуй", -- как и множество других внешне "самоотверженных" и "рыцарственных" действий животных и человека, интересным образом представл€ет собой не только социальную об€занность, но и привилегию, котора€ причитаетс€ индивиду высшего ранга. ¬ сущности, каждый из супругов предпочел бы кормить другого, а не получать от него корм, по принципу "ƒавать -- прекраснее, чем брать", или -- когда пища отрыгиваетс€ из зоба -- кормить прекраснее, чем есть. ¬ благопри€тных случа€х удаетс€ увидеть совершенно недвусмысленную ссору: супруги вы€сн€ют вопрос, кто же из них имеет право кормить, а кому придетс€ играть менее желательную роль несовершеннолетнего ребенка, который разевает клюв и позвол€ет кормить себ€.

 огда Ќиколаи однажды воссоединил после долгой разлуки парочку одного из африканских видов мелких вьюрковых, то супруги тотчас же узнали друг друга, радостно полетели друг другу навстречу; но самка, очевидно, забыла свое прежнее подчиненное положение, потому что сразу вознамерилась отрыгивать из зоба и кормить партнера. ќднако и он сделал то же, так что первый момент встречи был слегка омрачен вы€снением отношений, в котором самец одержал верх; после этого супруга уже не пыталась кормить, а просила, чтобы кормили ее. ” снегирей супруги не расстаютс€ круглый год; может случитьс€, что самец начинает лин€ть раньше, чем его супруга, и уровень его сексуальных и социальных претензий понижаетс€, в то врем€ как самка еще вполне "в форме" в обоих этих смыслах. ¬ таких случа€х -- они часто происход€т и в естественных услови€х, -- как и в более редких, когда самец утрачивает главенствующее положение из-за каких-либо патологических причин, нормальное направление передачи корма мен€етс€ на противоположное: самка кормит ослабевшего супруга.  ак правило, наблюдателю кажетс€ необычайно трогательным, что супруга так заботитс€ о своем больном муже.  ак уже сказано, такое толкование неверно: она и раньше, всегда с удовольствием кормила бы его, если бы это не запрещалось ей его иерархическим превосходством.

“аким образом, очевидно, что социальное первенство самок у снегирей, как и у всех псовых, -- это лишь видимость, котора€ создаетс€ "рыцарским" запретом дл€ самца обидеть свою самку. —овершенно такое же, с формальной точки зрени€, поведение мужчины в западной культуре €вл€ет замечательную аналогию между обычаем у людей и ритуализацией у животных. ƒаже в јмерике, в стране безграничного почитани€ женщины, по-насто€щему покорного мужа совершенно не уважают. „то требуетс€ от идеального мужчины, -- это, чтобы супруг, несмотр€ на подавл€ющее духовное и физическое превосходство, в соответствии с ритуально-регламентированным законом покор€лс€ малейшему капризу своей самки. «наменательно, что дл€ презираемого, по-насто€щему покорного мужа существует определение, вз€тое из поведени€ животных. ѕро такого говор€т "hanpecked" (англ.) -- "курицей клеваный", -- и это сравнение замечательно иллюстрирует ненормальность мужской подчиненности, потому что насто€щий петух не позвол€ет себ€ клевать ни одной курице, даже своей фаворитке. ¬прочем, у петуха нет никаких запретов, которые мешали бы ему клевать кур.

—амое сильное торможение, не позвол€ющее кусать самку своего вида, встречаетс€ у европейского хом€ка.

Ѕыть может, у этих грызунов такой запрет особенно важен потому, что у них самец гораздо крупнее самки, а длинные резцы этих животных способны наносить особенно т€желые раны. Ёйбл-Ёйбесфельдт установил, что, когда во врем€ короткого брачного периода самец вторгаетс€ на территорию самки, проходит немалый срок, прежде чем эти закоренелые индивидуалисты настолько привыкнут друг к другу, что самка начинает переносить приближение самца. ¬ этот период -- и только тогда -- хом€к-дама про€вл€ет пугливость и робость перед мужчиной. ¬ любое другое врем€ она -- €ростна€ фури€, грызуща€ самца безо вс€кого удержу. ѕри разведении этих животных в неволе необходимо своевременно разъедин€ть партнеров после спаривани€, иначе дело доходит до мужских трупов.

“олько что, при описании поведени€ хом€ков, мы упом€нули три факта, которые характерны дл€ всех механизмов торможени€, преп€тствующих убийству или серьезному ранению, -- потому о них стоит поговорить более подробно. ¬о-первых, существует зависимость между действенностью оружи€, которым располагает вид, и механизмом торможени€, запрещающим примен€ть это оружие против сородичей. ¬о-вторых, существуют ритуалы, цель которых состоит в том, чтобы задействовать у агрессивных сородичей именно эти механизмы торможени€. ¬-третьих -- на эти механизмы нельз€ полагатьс€ абсолютно, при случае они могут и не сработать.

¬ другом месте € уже подробно объ€сн€л, что торможение, запрещающее убийство или ранение сородича, должно быть наиболее сильным и надежным у тех видов, которые, во-первых, как профессиональные хищники располагают оружием, достаточным дл€ быстрого и верного убийства крупной жертвы, а во-вторых -- социально объединены. ” хищников-одиночек -- например, у некоторых видов куниц или кошек -- бывает достаточно того, что сексуальное возбуждение затормаживает и агрессию, и охоту на такое врем€, чтобы обеспечить безопасное соитие полов. Ќо если крупные хищники посто€нно живут вместе -- как волки или львы, -- надежные и посто€нно действующие механизмы торможени€ должны быть в работе всегда, €вл€€сь совершенно самосто€тельными и не завис€щими от изменений настроени€ отдельного звер€.

“аким образом возникает особенно трогательный парадокс: как раз наиболее кровожадные звери -- прежде всего волк, которого ƒанте назвал "непримиримым зверем" (bestia senza pace), -- обладают самыми надежными тормозами против убийства, какие только есть на «емле.  огда мои внуки играют со сверстниками -- присмотр кого-то из взрослых необходим. Ќо € со спокойной душой оставл€ю их одних в обществе нашей собаки, хот€ это крупна€ псина, помесь чау с овчаркой, чрезвычайно свирепа€ на охоте. —оциальные запреты, на которые € полагаюсь в подобных случа€х, отнюдь не €вл€ютс€ чем-то приобретенным в процессе одомашнивани€ -- они, вне вс€ких сомнений, перешли в наследство от волка.

ќчевидно, что у разных животных механизмы социального торможени€ привод€тс€ в действие очень разными признаками. Ќапример, как мы видели, запрет кусать самку у самцов зеленой €щерицы наверн€ка зависит от химических раздражителей; несомненно, так же обстоит дело и с запретом у кобел€ кусать суку, а его бережное отношение к любым молодым собакам €вно вызываетс€ и их поведением. ѕоскольку торможение -- как еще будет показано в дальнейшем -- это активный процесс, который противостоит какому-то столь же активному побуждению и подавл€ет его, или видоизмен€ет, то вполне правомочно говорить, что процессы торможени€ высвобождаютс€, разр€жаютс€, точно так же как мы говорили о разр€дке какого-либо инстинктивного действи€. –азнообразные передатчики стимулов, которые у всех высших животных включают в работу активное ответное поведение, в принципе не отличаютс€ от тех, какие включают социальное торможение. ¬ обоих случа€х передатчик стимула состоит из бросающихс€ в глаза структур, €рких цветов и ритуализованных движений, а чаще всего -- из комбинации всех этих компонентов. ќчень хороший пример того, насколько одинаковые принципы лежат в основе конструкций дл€ передачи стимулов, включающих и активное действие, и торможение, -- €вл€ют релизер боевого поведени€ у журавлей и релизер запрета обидеть птенца у некоторых пастушковых птиц. ¬ обоих случа€х на затылке птицы развилась маленька€ тонзура, голое п€тно, на котором под кожей находитс€ сильно разветвленна€ сеть сосудов, так называемое "набухающее тело". ¬ обоих случа€х этот орган наполн€етс€ кровью и в таком состо€нии, как выпукла€ рубиново-красна€ шапочка, демонстрируетс€ сородичу поворотом головы. Ќо функци€ этих двух релизеров, возникших совершенно независимо друг от друга, настолько противоположны, насколько это вообще возможно: у журавлей этот сигнал означает агрессивное настроение и, соответственно, вызывает у противника -- в зависимости от соотношени€ сил -- или контрагрессию, или стремление к бегству. ” вод€ного пастушка и некоторых родственных ему птиц -- и этот орган, и жест его демонстрации свойственны только птенцам и служат исключительно дл€ того, чтобы включать у взрослых сородичей специфический запрет обижать маленьких. ѕтенцы вод€ных пастушков "по ошибке" трагикомично предъ€вл€ют свои рубиновые шапочки не только агрессорам своего вида. ќдна така€ птаха, которую € растил у себ€, подставл€ла шапочку ут€там; те, естественно, на этот сугубо видовой сигнал вод€ного пастушка отвечали не торможением, а как раз клевали его в красную головку. » как ни м€гок клювик у крошечного утенка, но мне пришлось разъединить птенцов.

–итуализованные движени€, обеспечивающие торможение агрессии у сородичей, обычно называют позами покорности или умиротворени€; второй термин, пожалуй, лучше, поскольку он не так склон€ет к субъективизации поведени€ животных. ÷еремонии такого рода, как и ритуализованные выразительные движени€ вообще, возникают разными пут€ми. ѕри обсуждении ритуализации мы уже видели, каким образом из конфликтного поведени€, из движений намерени€ и т.д. могут возникнуть сигналы с функцией сообщени€, и какую власть приобретают эти ритуалы. ¬се это было необходимо, чтобы разъ€снить сущность и действие тех умиротвор€ющих движений, о которых пойдет речь теперь.

»нтересно, что громадное количество жестов умиротворени€ у самых различных животных возникло под селекционным давлением, которое оказывали механизмы поведени€, вызывающие борьбу. ∆ивотное, которому нужно успокоить сородича, делает все возможное, чтобы -- если высказать это по-человечески -- не раздражать его. –ыба, возбужда€ у сородича агрессию, расцвечивает свой €ркий нар€д, распахивает плавники или жаберные крышки и демонстрирует максимально возможный контур тела, двигаетс€ резко, про€вл€€ силу; когда она просит пощады -- все наоборот, по всем пунктам. ќна бледнеет, по возможности прижимает плавники и поворачиваетс€ к сородичу, которого нужно успокоить, узким сечением тела, двигаетс€ медленно, крадучись, буквально пр€ча все стимулы, вызывающие агрессию. ѕетух, серьезно побитый в драке, пр€чет голову в угол или за какое-нибудь укрытие, и таким образом отнимает у противника непосредственные стимулы боевого возбуждени€, исход€щие из его гребн€ и бороды. ќ некоторых коралловых рыбах, у которых кричаще-€ркий нар€д описанным образом запускает в ход внутривидовую агрессию, мы уже знаем, что они снимают эту раскраску, когда должны мирно сойтись дл€ спаривани€.

ѕри исчезновении сигнала, призывающего к борьбе, поначалу избегаетс€ только выплеск внутривидовой агрессии; активное торможение уже начатого нападени€ еще не включаетс€. ќднако совершенно очевидно, что с точки зрени€ эволюции здесь всего один шаг от первого до второго; и как раз возникновение умиротвор€ющих жестов из сигналов борьбы "с обратным знаком" €вл€ет тому прекрасный пример. ≈стественно, у очень многих животных угроза заключаетс€ в том, что противнику многозначительно "суют под нос" свое оружие, будь то зубы, когти, клюв, сгиб крыла или кулак. ѕоскольку у таких видов все эти прелестные жесты принадлежат к числу сигналов, "понимание" которых заложено в наследственности, то в зависимости от силы адресата они вызывают у него либо ответную угрозу, либо бегство; а способ возникновени€ жестов, предотвращающих борьбу, определен здесь однозначно: они должны состо€ть в том, что ищущее мира животное отворачивает оружие от противника.

ќднако оружие почти никогда не служит только дл€ нападени€, оно необходимо и дл€ защиты, дл€ отражени€ ударов, -- и потому в этой форме жестов умиротворени€ есть большое "но": каждое животное, выполн€ющее такой жест, очень опасно разоружаетс€, а во многих случа€х и подставл€ет противнику незащищенным самое у€звимое место своего тела. “ем не менее эта форма жеста покорности распространена чрезвычайно широко, и была "найдена" независимо друг от друга самыми различными группами позвоночных. ѕобежденный волк отворачивает голову и подставл€ет победителю чрезвычайно ранимую боковую сторону шеи, выгнутую навстречу укусу. √алка подставл€ет под клюв той, кого нужно умиротворить, свой незащищенный затылок: как раз то место, которое стараютс€ достать эти птицы при серьезном нападении с целью убийства. Ёто совпадение настолько бросаетс€ в глаза, что € долгое врем€ думал, будто такое вып€чивание самого у€звимого места существенно дл€ действенности позы умиротворени€. ” волка и собаки это выгл€дит действительно так, потому что мол€щий о пощаде подставл€ет победителю €ремную вену. » хот€ отведение оружи€, несомненно, было поначалу единственным действующим элементом в жесте умиротворени€, -- в моем прежнем предположении есть определенна€ дол€ истины.

≈сли бы зверь внезапно подставил разъ€ренному противнику самую ранимую часть тела незащищенной, полага€сь лишь на то, что происход€щее при этом выключение боевых стимулов будет достаточным, чтобы предотвратить его атаку, -- это было бы самоубийственной затеей.

ћы слишком хорошо знаем, насколько медленно происходит переход к равновесию от господства одного инстинкта над другим, и потому можем смело утверждать, что простое изъ€тие боевого стимула повело бы лишь к постепенному снижению агрессивности нападающего животного.

“аким образом, если внезапное прин€тие позы покорности тотчас же останавливает еще гроз€щее нападение победител€, то мы имеем право с достаточной достоверностью предположить, что така€ поза создает специальную стимулирующую ситуацию -- и тем самым включает какое-то активное торможение.

Ёто безусловно верно в отношении собак, у которых € много раз видел, что побежденный внезапно принимает позу покорности и подставл€ет победителю незащищенную шею -- тот проделывает движение смертельной встр€ски "вхолостую", т.е. возле самой шеи поверженного противника, но без укуса и с закрытой пастью. “о же самое относитс€ к трехпалой чайке -- среди чаек -- и к галке среди врановых птиц. —реди чаек, поведение которых известно особенно хорошо благодар€ исследовани€м “инбергена и его учеников, трехпала€ чайка занимает особое положение, в том смысле, что экологическое своеобразие -- она гнездитс€ по кромкам скальных обрывов -- прив€зывает ее к гнезду. ѕтенцы, наход€щиес€ в гнезде, нуждаютс€ в действенной защите от возможного нападени€ чужих чаек больше, чем такие же малыши других видов, растущие на земле: те, если потребуетс€, могут убежать. —оответственно и жест умиротворени€ у трехпалых чаек не только более развит, но и подчеркнут у молодых птиц особым цветным узором, усиливающим его действие. ќтворачивание клюва от партнера действует как жест умиротворени€ у всех чаек. ќднако, если у серебристой чайки и у клуши, как и у других крупных чаек рода Larus, такое движение не слишком бросаетс€ в глаза и уж никак не выгл€дит особым ритуалом, то у простой чайки это строго определенна€ танцеобразна€ церемони€, при которой один из партнеров приближаетс€ к другому или же оба идут друг другу навстречу -- если ни один не замышл€ет зла, -- отвернув клюв точно на 180 градусов и повернувшись к другому затылком. Ёто "оповещение головой", как называют его английские авторы, оптически подчеркиваетс€ тем, что черно-коричнева€ лицева€ маска и темно-красный клюв чайки при таком жесте умиротворени€ убираютс€ назад, а их место занимает белоснежное оперение затылка. ≈сли у обыкновенной чайки главную роль играет исчезновение включающих агрессию признаков -- черной маски и красного клюва, -- то у молодой трехпалой чайки особенно подчеркиваетс€ цветным узором поворот затылка: на белом фоне здесь по€вл€етс€ темный рисунок характерной формы, который -- совершенно очевидно -- действует как специальный тормоз агрессивного поведени€.

ѕараллель такому развитию сигнала, тормоз€щего агрессию у чаек, существует и у врановых птиц. ѕожалуй, все крупные черные и серые врановые в качестве жеста умиротворени€ подчеркнуто отворачивают голову от своего партнера. ” многих, как у вороны и у африканского белогрудого ворона, затылочна€ область, которую подставл€ют при этом жесте, чтобы успокоить партнера, обозначена светлым п€тном.

” галок, которым в силу их тесной совместной жизни в колони€х, очевидно, в особенности необходим действенный жест умиротворени€, та же часть оперени€ заметно отличаетс€ от остального черного не только замечательной шелковисто-серой окраской. Ёти перь€, кроме того, значительно длиннее и -- как украшающие перь€ некоторых цапель -- не имеют крючочков на бородках, так что образуют бросающийс€ в глаза пышный и блест€щий венец, когда в максимально распушенном виде подставл€ютс€ жестом покорности под клюв сородича. „тобы тот в такой ситуации клюнул, -- не бывает никогда, даже если более слабый прин€л позу покорности в самый момент его атаки. ¬ большинстве случаев птица, только что €ростно нападавша€, реагирует социальным "поглаживанием":

дружески перебирает и чистит перь€ на затылке покорившегос€ сородича. ѕоистине трогательна€ форма заключени€ мира!

—уществует целый р€д жестов покорности, которые восход€т к инфантильному, детскому поведению, а также и другие, очевидно произошедшие от поведени€ самок при спаривании. ќднако в своей нынешней функции эти жесты не имеют ничего общего ни с реб€чливостью, ни с дамской сексуальностью, а лишь обозначают (в переводе на человеческий €зык): "Ќе трогай мен€, пожалуйста!" Ќапрашиваетс€ предположение, что у этих животных специальные механизмы торможени€ запрещали нападение на детей или, соответственно, на самок еще до того, как такие выразительные движени€ приобрели общий социальный смысл . Ќо если так -- можно предположить, что именно через них из пары и семьи развилась более крупна€ социальна€ группа.

“ормоз€щие агрессию жесты

подчинени€, которые развились из требовательных выразительных движений молодых животных, распространены в первую очередь у псовых. Ёто и неудивительно, потому что у них так сильно торможение, защищающее детей. –. Ўенкель показал, что очень многие жесты активного подчинени€ -- т.е. дружеской покорности по отношению к "уважаемому", но не вызывающему страха сородичу высшего ранга -- происход€т непосредственно из отношений щенка с его матерью.  огда собака тычет мордой, теребит лапой, лижет щеку возле рта -- как все мы знаем у дружелюбных псов, -- все это, говорит Ўенкель, производные от движений при сосании или при просьбе накормить. “очно так же, как учтивые люди могут выражать друг другу взаимную покорность, хот€ в действительности между ними существуют вполне однозначные отношени€ иерархии, так и две взаимно дружелюбные собаки исполн€ют друг дл€ друга инфантильные жесты смирени€, особенно при дружеском приветствии после долгой разлуки. Ёта взаимна€ предупредительность и у волков заходит настолько далеко, что ћури -- во врем€ своих замечательно успешных полевых наблюдений в горах ћак- инли -- зачастую не мог определить иерархические отношени€ двух взрослых самцов по их выразительным движени€м приветстви€. Ќа острове јйл-–ой€л, расположенном в Ќациональном парке ¬еликого озера, —. Ћ. Ёллен и Ћ. ƒ. ћэч наблюдали неожиданную функцию церемонии приветстви€. —та€, состо€вша€ примерно из 20 волков, жила зимой за счет лосей, причем, как вы€снилось, исключительно за счет ослабевших животных. ¬олки останавливают каждого лос€, до которого могут добратьс€, но вовсе не стараютс€ его разорвать, а тотчас прекращают свое нападение, если тот начинает защищатьс€ энергично и мощно. ≈сли же они наход€т лос€, который ослаблен паразитами, инфекцией или, как это часто у жвачных, зубной фистулой, -- тут они сразу замечают, что есть надежда поживитьс€. ¬ этом случае все члены стаи вдруг собираютс€ вместе и рассыпаютс€ во взаимных церемони€х: толкают друг друга мордами, вил€ют хвостами -- короче, ведут себ€ друг с другом, как наши собаки, когда мы собираемс€ с ними гул€ть. Ёта обща€ "нос-к-носу-конференци€" (так она называетс€ по-английски), безо вс€ких сомнений, означает соглашение, что на обнаруженную только что жертву будет устроена вполне серьезна€ охота.  ак здесь не вспомнить танец воинов масаи, которые ритуальной пл€ской поднимают себе дух перед охотой на льва!

¬ыразительные движени€ социальной покорности, которые развились из дамского приглашени€ к соитию, обнаруживаютс€ у обезь€н, особенно у павианов. –итуальный поворот задней части тела, котора€ зачастую роскошно, совершенно фантастически окрашена дл€ оптического подчеркивани€ этой церемонии, в современной своей форме у павианов едва ли имеет что-либо общее с сексуальностью и сексуальной мотивацией. ќн означает лишь то, что обезь€на, производ€ща€ этот ритуал, признает более высокий ранг той, которой он адресован" ”же совсем крошечные обезь€нки прилежно выполн€ют этот обычай без какого-либо наставлени€. ”  атарины ’ейнрот была самка павиана ѕи€, котора€ росла среди людей почти с самого рождени€, -- так она, когда ее выпускали в незнакомую комнату, торжественно исполн€ла церемонию "подставлени€ попки" перед каждым стулом. ќчевидно, стуль€ внушали ей страх. —амцы павианов обращаютс€ с самками властно и грубо, и хот€ -- согласно полевым наблюдени€м ”ошбэрна и ƒеворе -- на свободе это обращение не так жестоко, как можно предположить по их поведению в неволе, оно разительно отличаетс€ от церемонной учтивости псовых и гусей. ѕоэтому пон€тно, что у этих обезь€н легко отождествл€ютс€ значени€ "я -- тво€ самка" и "я -- твой раб". ѕроисхождение символики этого примечательного жеста про€вл€етс€ и в том, каким именно образом адресат за€вл€ет, что прин€л его к сведению. я видел однажды в Ѕерлинском зоопарке, как два сильных старых самца-гамадрила на какое-то мгновение схватились в серьезной драке. ¬ следующий миг один из них бежал, а победитель гналс€ за ним, пока наконец не загнал в угол, -- у побежденного не осталось другого выхода, кроме жеста смирени€. ¬ ответ победитель тотчас отвернулс€ и гордо, на выт€нутых лапах, пошел прочь.

“огда побежденный, вереща, догнал его и начал простотаки назойливо преследовать своей подставленной задницей, до тех пор пока сильнейший не "прин€л к сведению" его покорность: с довольно скучающей миной оседлал его и проделал несколько небрежных копул€тивных движений. “олько после этого побежденный успокоилс€, очевидно убежденный, что его м€теж был прощен.

—реди различных -- и происход€щих из различных источников -- церемоний умиротворени€ нам осталось рассмотреть еще те, которые, по-моему, €вл€ютс€ важнейшими дл€ нашей темы. ј именно -- ритуалы умиротворени€ или приветстви€, уже упоминавшиес€ вкратце, которые произошли в результате переориентации атакующих движений. ќни отличаютс€ от всех до сих пор описанных церемоний умиротворени€ тем, что не затормаживают агресссию, но отвод€т ее от определенных сородичей и направл€ют на других. я уже говорил, что это переориентирование агрессивного поведени€ €вл€етс€ одним из гениальнейших изобретений эволюции, но это еще не все. ¬езде, где наблюдаетс€ переориентированный ритуал умиротворени€, церемони€ св€зана с индивидуальностью партнеров, принимающих в ней участие. јгресси€ некоего определенного существа отводитс€ от второго, тоже опреде

ленного, в то врем€ как ее разр€дка на всех остальных сородичей, остающихс€ анонимными, не подвергаетс€ торможению. “ак возникает различие между другом и всеми остальными, и в мире впервые по€вл€етс€ лична€ св€зь отдельных индивидов.  огда мне возражают, что животное -- это не личность, то € отвечаю, что личность начинаетс€ именно там, где каждое из двух существ играет в жизни другого существа такую роль, которую не может сразу вз€ть на себ€ ни один из остальных сородичей. ƒругими словами, личность начинаетс€ там, где впервые возникает лична€ дружба.

ѕо своему происхождению и по своей первоначальной функции личные узы относ€тс€ к тормоз€щим агрессию, умиротвор€ющим механизмам поведени€, и поэтому их следовало бы отнести в главу о поведении, аналогичном моральному. ќднако они создают настолько необходимый фундамент дл€ построени€ человеческого общества и настолько важны дл€ темы этой книги, что о них нужно говорить особо. Ќо той главе придетс€ предпослать еще три, потому что, только зна€ другие возможные формы совместной жизни, при которых лична€ дружба и любовь не играют никакой роли, можно в полной мере оценить их значение дл€ организации человеческого общества. »так, € опишу сначала анонимную стаю, затем бездушное объединение у кваквы и, наконец, вызывающую равно и уважение, и отвращение общественную организацию крыс, -- и лишь после этого обращусь к естественной истории тех св€зей, которые всего прекраснее и прочнее на нашей «емле.

јЌќЌ»ћЌјя —“јя

ќсилить массу можно только массой

√ете

ѕерва€ из трех форм сообщества, которые мы хотим сравнить с единением, построенном на личной дружбе и любви, -- пожалуй, в качестве древнего и мрачного фона, -- это так называема€ анонимна€ ста€. Ёто сама€ часта€ и, несомненно, сама€ примитивна€ форма сообщества, котора€ обнаруживаетс€ уже у многих беспозвоночных, например у каракатиц и у насекомых. ќднако это вовсе не значит, что она не встречаетс€ у высших животных; даже люди при определенных, подлинно страшных обсто€тельствах могут впасть в состо€ние анонимной стаи, "отступить в нее", как бывает при панике.

“ермином "ста€" мы обозначаем не любые случайные скоплени€ отдельных существ одного и того же вида, которые возникают, скажем, когда множество мух или коршунов собираютс€ на падали, либо когда на каком-нибудь особенно благопри€тном участке приливной зоны образуютс€ сплошные скоплени€ улиток или актиний. ѕон€тие стаи определ€тс€ тем, что отдельные особи некоторого вида реагируют друг на друга сближением, а значит, их удерживают вместе какие-то поведенческие акты, которые одно или несколько отдельных существ вызывают у других таких же. ѕоэтому дл€ стаи характерно, что множество существ, тесно сомкнувшись, движутс€ в одном направлении.

—плоченность анонимной стаи вызывает р€д вопросов физиологии поведени€. ќни касаютс€ не только функционировани€ органов чувств и нервной системы, создающих взаимоприт€жение, "позитивный таксис", но -- прежде всего -- и высокой избирательности этих реакций.

 огда стадное существо любой ценой стремитс€ быть в непосредственной близости ко множеству себе подобных и лишь в исключительных, крайних случа€х удовлетвор€етс€ в качестве эрзац-объектов животными другого вида -- это требует объ€снени€. “акое стремление может быть врожденным, как, например, у многих уток, которые избирательно реагируют на цвет оперени€ своего вида и лет€т следом; оно может зависеть и от индивидуального обучени€.

ћы не сможем ответить на многие "ѕочему? ", возникающие в св€зи с объединением анонимной стаи, до тех пор, пока не решим проблему "«ачем? ", в том смысле, в каком рассматривали ее в начале книги. ѕри постановке этого вопроса мы сталкиваемс€ с парадоксом: так легко оказалось найти вполне убедительный ответ на бессмысленный с виду вопрос, дл€ чего может быть полезна "вредна€" агресси€, о значении которой дл€ сохранени€ вида мы знаем уже из 3-й главы; но, странным образом, очень трудно сказать, дл€ чего нужно объединение в громадные анонимные стаи, какие бывают у рыб, птиц и многих млекопитающих. ћы слишком привыкли видеть эти сообщества; а поскольку мы сами тоже социальные существа -- нам слишком легко представить себе, что одинока€ сельдь, одинокий скворец или бизон не могут чувствовать себ€ благополучно. ѕоэтому вопрос "«ачем?" просто не приходит в голову. ќднако правомочность такого вопроса тотчас становитс€ €сной, едва мы присмотримс€ к очевидным недостаткам крупных стай: большому количеству животных трудно найти корм, спр€татьс€ невозможно (а эту возможность естественный отбор в других случа€х оценивает очень высоко), возрастает подверженность паразитам, и т.д., и т.п.

Ћегко предположить, что одна сельдь, плывуща€ в океане сама по себе, или один вьюрок, самосто€тельно улетающий по осени в свои скитани€, или один лемминг, пытающийс€ в одиночку найти угодь€ побогаче при угрозе голода, -- они имели бы лучшие шансы на выживание. ѕлотные стаи, в которых держатс€ эти животные, просто-таки провоцируют их эксплуатацию "хищниками одного удара", вплоть до "√ерманского акционерного общества рыболовства в —еверном море". ћы знаем, что инстинкт, собирающий животных, обладает огромной силой, и что прит€гивающее действие, которое оказывает ста€ на отдельных животных и небольшие их группы, возрастает с размером стаи, причем веро€тно даже в геометрической прогрессии. ¬ результате у многих животных, как например у вьюрков, может возникнуть смертельный порочный круг. ≈сли под вли€нием случайных внешних обсто€тельств -- например, чрезвычайно обильный урожай буковых орешков в определенном районе, -- зимнее скопление этих птиц значительно, на пор€док, превысит обычную величину, то их лавина перерастает экологически допустимые пределы, и птицы массами гибнут от голода. я имел возможность наблюдать такое гигантское скопление зимой 1951 года близ “урензее в Ўвейцарии. ѕод деревь€ми, на которых спали птицы, каждый день лежало много-много трупиков; несколько выборочных проб с помощью вскрыти€ однозначно указали на голодную смерть.

я полагаю, будет вполне естественно, если из €вных и крупных недостатков, присущих жизни в больших ста€х, мы извлечем тот вывод, что в каком-то другом отношении така€ жизнь должна иметь какие-то преимущества, которые не только спор€т с этими недостатками, но и превышают их -- настолько, что селекционное давление выпестовало сложные поведенческие механизмы образовани€ стаи.

≈сли стадные животные хот€ бы в малейшей степени вооружены -- как, скажем, галки, мелкие жвачные или маленькие обезь€ны, -- то легко пон€ть, что дл€ них единство -- это сила. ќтражение хищника или защита схваченного им члена стаи даже не об€зательно должны быть успешными, чтобы иметь видосохран€ющую ценность. ≈сли социальна€ защитна€ реакци€ галок и не приводит к спасению галки, попавшей в когти €стреба, а лишь докучает €стребу настолько, что он начинает охотитьс€ на галок чуть-чуть менее охотно, чем, скажем, на сорок, -- этого уже достаточно, чтобы защита товарища приобрела весьма существенную роль. “о же относитс€ к "запугиванию", с которым преследует хищника самец косули, или к €ростным вопл€м, с какими преследуют тигра или леопарда многие обезь€нки, прыга€ по кронам деревьев на безопасной высоте и стара€сь подействовать тому на нервы.

»з таких же начал путем вполне пон€тных постепенных переходов развились т€желовооруженные боевые пор€дки буйволов, павианов и других мирных героев, перед оборонной мощью которых пасуют и самые страшные хищники.

Ќо какие преимущества приносит тесна€ сплоченность стаи безоружным -- сельди и прочей кос€ковой рыбешке, мелким птахам, полчищами совершающим свои перелеты, и многим-многим другим? ” мен€ есть только один предположительный ответ, и € высказываю его с сомнением, так как мне самому трудно поверить, что одна-единственна€, маленька€, но широко распространенна€ слабость хищников имеет столь далеко идущие последстви€ в поведении животных, служащих им добычей. Ёта слабость состоит в том, что очень многие, а может быть даже и все хищники, охот€щиес€ на одиночную жертву, неспособны сконцентрироватьс€ на одной цели, если в то же врем€ множество других, равноценных, мельтешат в их поле зрени€. ѕопробуйте сами вытащить одну птицу из клетки, в которой их много. ƒаже если вам вовсе не нужна кака€-то определенна€ птица, а просто нужно освободить клетку, вы с изумлением обнаружите, что необходимо твердо сконцентрироватьс€ именно на какой-то определенной, чтобы вообще поймать хоть одну.  роме того, вы поймете, насколько трудно сохран€ть эту нацеленность на определенный объект и не позволить себе отвлекатьс€ на другие, которые кажутс€ более доступными. ƒругую птицу, котора€ вроде бы лезет под руку, почти никогда схватить не удаетс€, потому что вы не следили за ее движени€ми в предыдущие секунды и не можете предвидеть, что она сделает в следующий момент. » еще -- как это ни поразительно -- вы часто будете хватать по промежуточному направлению, между двум€ одинаково привлекательными.

ќчевидно, как раз тоже самое происходит и с хищниками, когда им одновременно

предлагаетс€

множество

целей. Ќа

золотых рыбках экспериментально установлено, что они, парадоксальным образом, хватают меньшее количество вод€ных блох, если их предлагаетс€ слишком много сразу. “очно так же ведут себ€ ракеты с радарным наведением на самолет: они пролетают по равнодействующей между двум€ цел€ми, если те расположены близко друг к другу и симметрично по отношению к первоначальной траектории. ’ищна€ рыба, как и ракета, лишена способности проигнорировать одну цель, чтобы сконцентрироватьс€ на другой. “ак что причина, по которой сельди ст€гиваютс€ в плотный кос€к, вполне веро€тно, та же, что и у реактивных истребителей, которые мы видим в небе лет€щими плотно сомкнутым строем, что отнюдь не безопасно даже при самом высоком классе пилотов.

„еловеку, не вникавшему в эти проблемы, такое объ€снение может показатьс€ прит€нутым за уши, однако за его правильность говор€т весьма веские аргументы. Ќасколько € знаю, не существует ни одного единственного вида, живущего в тесном стайном объединении, у которого отдельные животные в стае, будучи взволнованны -- например, заподозрив присутствие хищного врага, -- не стремились бы ст€нутьс€ плотнее.  ак раз у самых маленьких и самых беззащитных животных это заметно наиболее отчетливо, так что у многих рыб это делают только мальки, а взрослые -- уже нет. Ќекоторые рыбы в случае опасности собираютс€ в такую плотную массу, что она выгл€дит как одна громадна€ рыбина; а поскольку многие довольно глупые хищники, например барракуда, очень бо€тс€ подавитьс€, напав на слишком крупную добычу, -- это может играть своеобразную защитную роль.

≈ще один очень сильный довод в пользу правильности моего объ€снени€ вытекает из того, что, очевидно, ни один крупный профессиональный хищник не нападает на жертву внутри плотного стада. Ќе только крупные млекопитающие хищники, как лев и тигр, задумываютс€ об обороноспособности их добычи, прежде чем прыгнуть на буйвола в стаде. ћелкие хищники, охот€щиес€ на беззащитную дичь, тоже почти всегда стараютс€ отбить от стаи кого-то одного, прежде чем соберутс€ всерьез на него напасть. —апсан и чеглок имеют даже специальный охотничий прием, который служит исключительно этой цели и никакой другой. ¬. Ѕээбе наблюдал то же самое у рыб в открытом море. ќн видел, как крупна€ макрель следует за кос€ком мальков рыбы-ежа и терпеливо ждет, пока кака€-нибудь-одна рыбка не отделитс€ наконец от плотного стро€, чтобы самой схватить какую-то мелкую добычу.

“ака€ попытка неизменно заканчивалась гибелью маленькой рыбки в желудке большой.

ѕерелетные стаи скворцов, очевидно, используют затруднени€ хищника с выбором цели дл€ того, чтобы специальной воспитательной мерой внушать ему дополнительное отвращение к охоте на скворцов. ≈сли ста€ этих птиц замечает в воздухе €стреба-перепел€тника или чеглока, то она ст€гиваетс€ настолько плотно, что кажетс€ -- птицы уже не в состо€нии работать крыль€ми. ќднако таким строем скворцы не уход€т от хищника, а спешат ему навстречу и в конце концов обтекают его со всех сторон, как амеба обтекает питательную частицу, пропуска€ ее внутрь себ€ в маленьком пустом объеме, в "вакуоли". Ќекоторые наблюдатели предполагали, что в результате такого маневра у хищной птицы забираетс€ воздух из-под крыльев, так что она не может не только нападать, но и вообще летать. Ёто, конечно, бессмыслица; но такое переживание наверн€ка бывает дл€ хищника достаточно мучительным, чтобы оказать упом€нутое воспитательное воздействие; так что это поведение имеет видосохран€ющую ценность.

ћногие социологи полагают, что изначальной формой социального объединени€ €вл€етс€ семь€, а уже из нее в процессе эволюции развились все разнообразные формы сообществ, какие мы встречаем у высших животных. Ёто может быть верно дл€ общественных насекомых, а возможно, и дл€ некоторых млекопитающих, включа€ приматов и человека, но такое утверждение нельз€ обобщать.

—ама€ перва€ форма "сообщества" -- в самом широком смысле слова -- это анонимное скопление, типичный пример которого нам дают рыбы в мировом океане. ¬нутри такого скоплени€ нет ничего похожего на структуру; никаких вожаков и никаких ведомых -- лишь громадна€ масса одинаковых элементов. Ќесомненно, они взаимно вли€ют друг на друга; несомненно, существуют какие-то простейшие формы "взаимопонимани€" между особ€ми, составл€ющими эти скоплени€.  огда кто-то из них замечает опасность и спасаетс€ бегством, -- все остальные, кто может заметить его страх, заражаютс€ этим настроением.

Ќасколько широко распространитс€ така€ паника в крупном кос€ке, окажетс€ ли она в состо€нии побудить весь кос€к к повороту и бегству -- это сугубо количественный вопрос; ответ здесь зависит от того, сколько особей испугались и насколько интенсивно они удирали. “ак же можег среагировать весь кос€к и на привлекающий стимул, вызывающий "позитивный таксис", даже в том случае, если его заметила лишь одна особь. ≈е решительное движение наверн€ка увлечет в том же направлении и других рыб, и снова лишь вопрос количества, позволит ли себ€ увлечь весь кос€к.

„исто количественное, в определенном смысле очень демократическое про€вление такой "передачи настроений" состоит в том, что решение даетс€ кос€ку тем труднее, чем больше в нем рыб и чем сильнее у них стадный инстинкт. –ыба, котора€ по какой-то причине поплыла в определенном направлении, вскоре волей-неволей выплывает из кос€ка и попадает при этом под вли€ние всех стимулов, побуждающих ее вернутьс€. „ем больше рыб выплывает в одном и том же направлении, -- какие бы внешние стимулы ни побуждали каждую из них, -- тем скорее они увлекут весь кос€к; чем больше кос€к -- а вместе с тем и его обратное вли€ние, -- тем меньшее рассто€ние проплывают его предприимчивые представители, прежде чем повернут обратно, словно прит€нутые магнитом. ѕоэтому больша€ ста€ мелких и плотно сбившихс€ рыбок €вл€ет жалкий образец нерешительности. “о и дело предприимчивые рыбки образуют маленькие группы, которые выт€гиваютс€ из стаи, как ложноножка у амебы.

„ем длиннее станов€тс€ эти псевдоподии, тем они делаютс€ тоньше, и тем сильнее, очевидно, становитс€ напр€жение вдоль них; как правило, этот поиск заканчиваетс€ стремительным бегством в глубь стаи.  огда видишь это -- поневоле начинаешь нервничать, сомневатьс€ в демократии и находить достоинства в политике правых.

„то такие сомнени€ мало оправданны -- доказывает простой, но очень важный дл€ социологии опыт, который провел однажды на речных голь€нах Ёрих фон ’ольст. ќн удалил одной-единственной рыбе этого вида передний мозг, отвечающий -- по крайней мере у этих рыб -- за все реакции стайного объединени€. √оль€н без переднего мозга выгл€дит, ест и плавает, как нормальный; единственный отличающий его поведенческий признак состоит в том, что ему безразлично, если никто из товарищей не следует за ним, когда он выплывает из стаи. “аким образом, у него отсутствует нерешительна€ "огл€дка" нормальной рыбы, котора€, даже если очень интенсивно плывет в каком-либо направлении, уже с самых первых движений обращает внимание на товарищей по стае: плывут ли за ней и сколько их, плывущих следом. √оль€ну без переднего мозга это было совершенно безразлично; если он видел корм или по какой-то другой причине хотел кудато, он решительно плыл туда -- и, представьте себе, вс€ ста€ плыла следом. »скалеченное животное как раз изза своего дефекта стало несомненным лидером.

¬нутривидова€ агресси€, раздел€юща€ и отдал€юща€ сородичей, по своему действию противоположна стадному инстинкту, так что -- само собой разумеетс€ -- сильна€ агрессивность и тесное объединение несовместимы. ќднако не столь крайние про€влени€ обоих механизмов поведени€ отнюдь не исключают друг друга. » у многих видов, образующих большие скоплени€, отдельные особи никогда не переступают определенного предела: между каждыми двум€ животными всегда сохран€етс€ какое-то посто€нное пространство. ’орошим примером тому служат скворцы, которые рассаживаютс€ на телеграфном проводе с правильными промежутками, словно жемчужины в ожерелье. ƒистанци€ между каждыми двум€ скворцами в точности соответствует их возможности достать друг друга клювом. Ќепосредственно после приземлени€ скворцы размещаютс€ случайным образом; но те, которые оказались слишком близко друг к другу, тотчас затевают драку, и она продолжаетс€ до тех пор, пока повсюду не установитс€ "предписанный" интервал, очень удачно обозначенный ’едигером как индивидуальна€ дистанци€. ѕространство, радиус которого определен индивидуальной дистанцией, можно рассматривать как своего рода крошечную транспортабельную территорию, потому что поведенческие механизмы, обеспечивающие поддержание этого пространства, в принципе ничем не отличаютс€ от описанных выше, определ€ющих границы соседних владений. Ѕывают и насто€щие территории -- например, у олушей, гнезд€щихс€ колони€ми, -- которые возникают в точности так же, как распредел€ютс€ сид€чие места у скворцов: крошечное владение пары олушей имеет как раз такие размеры, что две соседние птицы, наход€сь кажда€ в центре своего "участка" (т.е. сид€ на гнезде), только-только не достают друг друга кончиком клюва, когда обе выт€нут шеи, как только могут.

»так, стайное объединение и внутривидова€ агресси€ не совсем исключают друг друга, но мы упом€нули об этом лишь дл€ полноты общей картины.

¬ообще же дл€ стайных животных типично отсутствие какой бы то ни было агрессивности, а вместе с тем и отсутствие индивидуальной дистанции. —ельдевые и карповые кос€ковые рыбы не только при беспокойстве, но и в покое держатс€ так плотно, что касаютс€ друг друга; и у многих рыб, которые во врем€ нереста станов€тс€ территориальными и крайне агрессивными, вс€ка€ агрессивность совершенно исчезает, как только эти животные, позаботившись о продолжении рода, снова собираютс€ в стаи, как многие цихлиды, колюшка и другие. ¬ большинстве случаев неагрессивное кос€ковое состо€ние рыб внешне про€вл€етс€ в их особой окраске. ” очень многих видов птиц тоже господствует обычай -- на врем€, не св€занное с заботой о потомстве, вновь собиратьс€ в большие анонимные стаи, как это бывает у аистов и цапель, у ласточек и очень многих других певчих птиц, у которых супруги осенью и зимой не сохран€ют никаких св€зей.

Ћишь у немногих видов птиц и в больших перелетных ста€х супружеские пары -- или, точнее, родители и дети -- держатс€ вместе, как у лебедей, диких гусей и журавлей. ѕон€тно, что громадное количество птиц и теснота в большинстве крупных птичьих стай затрудн€ют сохранение св€зей между отдельными особ€ми, но большинство этих животных и не придает этому никакого значени€. ¬ том-то и дело, что форма такого объединени€ совершенно анонимна; каждому отдельному существу общество каждого сородича так же мило, как и любого другого. »де€ личной дружбы, котора€ так прекрасно выражена в народной песне, -- "” мен€ был друг-товарищ, лучше в мире не сыскать", -- абсолютно неприложима в отношении такого стайного существа: каждый товарищ так же хорош, как и любой другой; хот€ ты не найдешь никого лучше, но и никого хуже тоже не найдешь, так что нет никакого смысла цепл€тьс€ за какого-то определенного члена стаи как за своего друга и товарища.

—в€зи, соедин€ющие такую анонимную стаю, имеют совершенно иной характер, нежели лична€ дружба, котора€ придает прочность и стабильность нашему собственному сообществу. ќднако можно было бы предположить, что лична€ дружба и любовь вполне могли бы развитьс€ в недрах такого мирного объединени€; эта мысль кажетс€ особенно заманчивой, поскольку анонимна€ ста€, безусловно, по€вилась в процессе эволюции гораздо раньше личных св€зей. ѕоэтому, чтобы избежать недоразумений, € хочу сразу предупредить о том, что анонимное стаеобразование и лична€ дружба исключают друг друга, потому что последн€€ -- как это ни странно -- всегда св€зана с агрессивным поведением. ћы не знаем ни одного живого существа, которое способно на личную дружбу и при этом лишено агрессивности. ќсобенно впечатл€ющей €вл€етс€ эта св€зь у тех животных, которые станов€тс€ агрессивными лишь на период размножени€, а в остальное врем€ утрачивают агрессивность и образуют анонимные стаи.

≈сли у таких существ вообще возникают личные узы -- эти узы тер€ютс€ вместе с утратой агрессивности. »менно поэтому распадаютс€ супружеские пары у аистов, з€бликов, цихлид и прочих, когда громадные анонимные стаи собираютс€ дл€ осенних странствий.

—ќќЅў≈—“¬ќ Ѕ≈« ЋёЅ¬»

» в сердце вечный хлад

√ете

¬ конце предыдущей главы анонимна€ ста€ противопоставлена личным узам лишь дл€ того, чтобы подчеркнуть, что эти два механизма социального поведени€ €вл€ютс€ в корне взаимоисключающими; это вовсе не значит, что других механизмов не существует. ” животных бывают и такие отношени€ между определенными особ€ми, которые св€зывают их на долгое врем€, иногда на всю жизнь, но при этом личные узы не возникают.  ак у людей существуют деловые партнеры, которым прекрасно вместе работаетс€, но и в голову не придет вместе пойти на прогулку или вообще как-то быть вместе, помимо работы, -- так и у многих видов животных существуют индивидуальные св€зи, которые возникают лишь косвенно, через общие интересы партнеров в каком-то общем "предпри€тии", или -- лучше сказать -- которые в этом предпри€тии и заключаютс€. ѕо опыту известно, что любител€м очеловечивать животных бывает удивительно и непри€тно слышать, что у очень многих птиц, в том числе и у живущих в пожизненном "браке", самцы и самки совершенно не нуждаютс€ друг в друге, они в самом буквальном смысле "не обращают внимани€" друг на друга, если только им не приходитс€ совместно заботитьс€ о гнезде и птенцах.

 райний случай такой св€зи -- индивидуальной, но не основанной на индивидуальном узнавании и на любви партнеров -- представл€ет то, что ’ейнрот назвал "местным супружеством". Ќапример, у зеленых €щериц самцы и самки занимают участки независимо друг от друга, и каждое животное оборон€ет свой участок исключительно от представителей своего пола. —амец ничего не предпринимает в ответ на вторжение самки; он и не может ничего предприн€ть, поскольку торможение, о котором мы говорили, не позвол€ет ему напасть на самку. ¬ свою очередь, самка тоже не может напасть на самца, даже если тот молод и значительно уступает ей в размерах и в силе, поскольку ее удерживает глубокое врожденное почтение к регали€м мужественности, как было описано ранее. ѕоэтому самцы и самки устанавливают границы своих владений так же независимо, как это делают животные двух разных видов, которым совершенно не нужны внутривидовые дистанции между ними. ќднако они принадлежат все же к одному виду и потому про€вл€ют одинаковые "вкусы", когда им приходитс€ занимать какую-то норку или подыскивать место дл€ ее устройства. Ќо в пределах хорошо оборудованного вольера площадью более 40 квадратных метров -- и даже в естественных услови€х -- €щерицы имеют в своем распор€жении далеко не беспредельное количество привлекательных возможностей устроитьс€ (пустот между камн€ми, земл€ных нор и т.п.). » потому -- иначе попросту и быть не может -- самец и самка, которых ничто друг от друга не отталкивает, посел€ютс€ в одной и той же квартире. Ќо кроме того, очень редко два возможных жилища оказываютс€ в точности равноценными и одинаково привлекательными, так что мы совсем не удивились, когда в нашем вольере в самой удобной, обращенной к югу норке тотчас же обосновались самый сильный самец и сама€ сильна€ самка из всей нашей колонии €щериц. ∆ивотные, которые подобным образом оказываютс€ в посто€нном контакте, естественно, чаще спариваютс€ друг с другом, чем с чужими партнерами, случайно попавшими в границы их владений; но это вовсе не значит, что здесь про€вл€етс€ их индивидуальное предпочтение к совладельцу жилища.  огда одного из "локальных супругов" ради эксперимента удал€ли, то вскоре среди €щериц вольера "проходил слух", что заманчивое имение самца -- или соответственно самки -- не зан€то.

Ёто вело к новым €ростным схваткам предендентов, и -- что можно было предвидеть -- как правило, уже на другой день следующие по силе самец или самка добывали себе это жилище вместе с половым партнером.

ѕоразительно, но почти так же, как только что описанные €щерицы, ведут себ€ наши домашние аисты.  то не слышал ужасно красивых историй, которые рассказывают повсюду, где гнезд€тс€ аисты и бытуют охотничьи рассказы?! ќни всегда принимаютс€ всерьез, и врем€ от времени то в одной, то в другой газете по€вл€етс€ отчет о том, как аисты перед отлетом в јфрику вершили суровый суд: карались все преступлени€ аистов, вход€щих в стаю; и прежде всего все аистихи, зап€тнавшие себ€ супружеской изменой, были приговорены к смерти и безжалостно казнены. ¬ действительности дл€ аиста его супруга значит не так уж много; даже нет абсолютно никакой уверенности, что он вообще узнал бы ее, встретив вдали от их общего гнезда. ѕара аистов вовсе не св€зана той волшебной резиновой лентой, котора€ у гусей, журавлей, воронов или галок €вно прит€гивает супругов тем сильнее, чем дальше друг от друга они наход€тс€. јист-самец и его дама почти никогда не летают вместе, на одинаковом рассто€нии друг от друга, как это делают пары упом€нутых и многих других видов, и в большой перелет они отправл€ютс€ в совершенно разное врем€. јист-самец всегда прилетает весной на родину гораздо раньше своей супруги -- точнее, раньше самки из того же гнезда. Ёрнст Ўюц, будучи руководителем –осситенской орнитологической станции,

сделал очень многозначительное наблюдение на аистах, гнездившихс€ у него на крыше. «аключалось оно в следующем. ¬ тот год самец вернулс€ рано, и едва прошло два дн€ его пребывани€ дома -- по€вилась чужа€ самка. —амец, сто€ на гнезде, приветствовал чужую даму хлопаньем клюва, она тотчас опустилась к нему на гнездо и так же приветствовала в ответ. —амец без колебаний впустил ее и обращалс€ с нею точь-в-точь, до мелочей, так, как всегда обращаютс€ самцы со своими долгожданными, вернувшимис€ супругами. ѕрофессор Ўюц говорил мне, он бы покл€лс€, что по€вивша€с€ птица и была долгожданной, родной супругой, если бы его не вразумило кольцо -- вернее, его отсутствие -- на ноге новой самки.

ќни вдвоем уже вовсю были зан€ты ремонтом гнезда, когда вдруг €вилась стара€ самка. ћежду аистихами началась борьба за гнездо, -- "не на жизнь, а на смерть", -- а самец следил за ними безо вс€кого интереса и даже не подумал прин€ть чью-либо сторону. ¬ конце концов нова€ самка улетела, побежденна€ "законной" супругой, а самец после смены жен продолжил свои зан€ти€ по устройству гнезда с того самого места, где его прервал поединок соперниц. ќн не про€вил никаких признаков того, что вообще заметил эту двойную замену одной супруги на другую.  ак это не похоже на легенду о суде! ≈сли бы аист застал свою супругу на месте преступлени€ с соседом на ближайшей крыше -- он, по всей веро€тности, просто не смог бы ее узнать.

“очно так же, как у аистов, обстоит дело и у кваквы, но отнюдь не у всех цапель вообще. ќтто  ених доказал, что среди них есть много видов, у которых супруги, без вс€ких сомнений, узнают друг друга персонально и даже вдали от гнезда держатс€ до какой-то степени вместе.  вакву € знаю достаточно хорошо. ¬ течение многих лет € наблюдал за искусственно организованной колонией свободных птиц этого вида, так что видел вблизи и до мельчайших подробностей, как у них образуютс€ пары, как они стро€т гнезда, как высиживают и выращивают птенцов.  огда супруги, составл€ющие пару, встречались на нейтральной территории, т.е. на некотором рассто€нии от их общего гнездового участка, -- ловили они рыбу в пруду или кормились на лугу, расположенном примерно в 100 метрах от дерева-гнездовь€, -- не было никаких, абсолютно никаких признаков того, что птицы знают друг друга. ќни так же €ростно отгон€ли друг друга от хорошего рыбного места, так же €ростно дрались из-за разбросанного мною корма, как любые кваквы, между которыми нет никаких отношений. ќни никогда не летали вместе. ќбъединение птиц в более или менее крупную стаю, когда в густых вечерних сумерках кваквы улетали рыбачить на ƒунай, носило характер типично анонимного сообщества. “ак же анонимна и организаци€ их гнездовь€, которое коренным образом отличаетс€ от строго замкнутого круга друзей в колонии галок.  ажда€ кваква, готова€ весной к продолжению рода, устраивает свое гнездо хоть не слишком близко, но возле гнезда другой. —оздаетс€ впечатление, что птице нужна "здорова€ злость" по отношению к враждебному соседу, что без этого ей было бы труднее выполн€ть родительский долг. Ќаименьшие размеры гнездового участка определ€ютс€ тем, как далеко достают клювы ближайших соседей при выт€нутых ше€х, т.е. точно так же, как у олушей или как при размещении скворцов на проводе. “аким образом, центры двух гнезд никогда не могут располагатьс€ ближе, чем на рассто€нии двойной дос€гаемости. ” цапель шеи длинные, так что дистанци€ получаетс€ вполне приличной.

«нают ли соседи друг друга -- этого € с уверенностью сказать не могу. ќднако € никогда не замечал, чтобы кака€-нибудь кваква привыкла к приближению определенного сородича, которому приходилось проходить мимо, по дороге к своему собственному гнезду.  азалось бы, после сотни повторений одного и того же событи€ эта глупа€ скотина должна наконец сообразить, что ее сосед -- испуганный, с прижатыми перь€ми, выражающими что угодно, но уж никак не воинственные намерени€, -- хочет только "проскочить поскорее". Ќо кваква никогда не научаетс€ понимать, что у соседа есть свое гнездо и потому он совершенно не опасен. Ќе понимает -- и не делает никакой разницы между этим соседом и совершенно чужим пришельцем, замыслившим завоевание участка. ƒаже наблюдатель, не слишком склонный очеловечивать поведение животных, часто не может удержатьс€ от злости на беспрерывные резкие вопли и €ростный стук клювов, которые то и дело раздаютс€ в колонии кваквы, в любой час дн€ и ночи, круглые сутки.  азалось бы, можно легко обойтись без этой ненужной траты энергии, поскольку кваквы в принципе могут узнавать друг друга индивидуально. —овсем маленькие птенцы одного выводка еще в гнезде знают друг друга, совершенно безошибочно и пр€мо-таки €ростно нападают на подсаженного к ним чужого птенца, даже если он в точности того же возраста. ¬ылетев из гнезда, они тоже довольно долго держатс€ вместе, ищут друг у друга защиты и в случае нападени€ оборон€ютс€ плотной фалангой. “ем более странно, что взросла€ птица, сид€ща€ на гнезде, никогда не ведет себ€ так, "как если бы она знала", что ее соседка -- сама вполне обеспеченна€ домовладелица, у которой наверн€ка нет никаких завоевательских намерений.

ћожно спросить, почему же все-таки кваква до сих пор не "додумалась до открыти€", лежащего на самой поверхности, и не использовала своей способности узнавать сородичей дл€ избирательного привыкани€ к сосед€м, избавив себ€ тем самым от неверо€тного количества волнений и энергетических затрат? ќтветить на этот вопрос трудно, но по-видимому он и поставлен неверно. ¬ природе существует не только целесообразное дл€ сохранени€ видов, но и все не настолько нецелесообразное, чтобы повредить существованию вида.

„ему не научилась кваква, -- привыкать к соседу, о котором известно, что он не замышл€ет нападени€, и за счет этого избегать ненужных про€влений агрессии, -- в том значительно преуспела одна из рыб: одна из уже известной нам своими рыбьими рекордами группы цихлид. ¬ североафриканском оазисе √афза живет маленький хаплохромис, о социальном поведении которого мы узнали благодар€ основательнейшим наблюдени€м –осла  иршхофера в естественных услови€х. —амцы стро€т там тесную колонию "гнезд", лучше сказать -- €мок дл€ икры.

—амки лишь выметывают икру в эти гнезда, а затем -- как только самцы ее оплодотвор€т -- забирают ее в рот и уплывают на другое место, на богатое растительностью мелководье возле берега, где они будут выращивать молодь.

 рошечный участок каждого из самцов бывает почти целиком зан€т икр€ной €мкой, которую рыбка выгрызает ртом и выметает хвостовым плавником.  аждый самец каждую плывущую мимо самку стараетс€ приманить к своей €мке определенными –итуализованными действи€ми ухаживани€ и так называемым указывающим плаванием. «а этой де€тельностью они провод€т большую часть года; не исключено даже, что они посто€нно пребывают на нерестилище. Ќет и никаких оснований предполагать, что они часто мен€ют свои участки. “аким образом, каждый имеет достаточно времени, чтобы основательно познакомитьс€ со своими сосед€ми; а уже давно установлено, что цихлиды вполне способны на это. ƒоктор  иршхофер не испугалс€ чудовищной работы -- выловить всех самцов такой колонии и индивидуально обозначить каждого из них. » тогда оказалось, что каждый самец, на самом деле, совершенно точно знает хоз€ев соседних участков и мирно сносит их присутствие р€дом с собою, но тотчас же €ростно нападает на каждого чужака, стоит лишь тому направитьс€, даже издали, в сторону его икр€ной €мки.

“ака€ готовность к миру у самцов хаплохромисов из √афзы, основанна€ на

индивидуальном узнавании сородичей, еще не €вл€етс€ той дружеской св€зью,

которой мы будем заниматьс€ в 11-й главе. ¬едь у этих рыб еще отсутствует пространственное прит€жение между отдельными животными,

персонально знающимим друг друга, котороеприводит к их посто€нному совместному пребыванию; а именно оно и €вл€етс€ объективным признаком дружбы. ќднако в силовом поле, в котором взаимное отталкивание посто€нно. ¬с€кое уменьшение отталкивани€ между двум€ объектами имеет такие последстви€. которые невозможно отличить от последствий прит€жени€ »еще в одном "ѕакт ненападени€" соседей у самцов-хаплохромисов похож на насто€щую дружбу: как ослабление агрессивного отталкивани€, так и усиление дружественного прит€жени€ завис€т от степени знакомства соответствующуих существ. »збирательное привыкание ко всем стимулам,

исход€щим от персонально знакомого сородича, очевидно, €вл€еис€

предпосылкой возникновени€ любых личных св€зей и , пожалуй, их предвестником в эволюционном развитии социального поведени€. ѕростое знакомство с сородичем затормаживает агрессивность и у человека (конечно, лишь в общем и при прочих равных); что лучше всего

наблюдаетс€ в железнодорожном вагоне.  стати, это наилучшее место и

дл€ изучени€ отталкивающего действи€ внутривидовой агрессии и ее функции в разграничении пространства. ¬се способы поведени€, какие

служат в этой ситуации отталкиванию территориальных конкурентов и пришельцев -- пальто и сумки на соседних свободных местах, выт€нутые ноги, симул€ци€ отвратительного храпа и т.д. и т.д., -- все это бывает обращено исключительно против совершенно незнакомых людей и мгновенно пропадает, едва вновь по€вившийс€ окажетс€ хоть в малейшей мере "своим".

 –џ—џ

√де дь€вол праздник свой справл€ет,

ќн €рость партий распал€ет --

» ужас потр€сает мир.

√ете

—уществует тип социальной организации, характеризующийс€ такой формой агрессии, с которой мы еще не встречались, а именно -- коллективной борьбой одного сообщества против другого. я постараюсь

показать, что нарушени€ именно этой, социальной формы внутривидовой агрессии в самую первую очередь играют роль "«ла", в собственном смысле этого слова. »менно поэтому социальна€ организаци€ такого рода представл€ет собой модель, на которой нагл€дно про€вл€ютс€ некоторые из опасностей, угрожающих нам самим. ¬ своем поведении с членами собственного сообщества животные, о которых пойдет речь, €вл€ютс€ истинным образцом всех социальных добродетелей. Ќо они превращаютс€ в насто€щих извергов, когда им приходитс€ иметь дело с членом любого другого сообщества, кроме своего. —ообщества такого типа всегда слишком многочисленны дл€ того, чтобы каждое животное могло персонально знать всех остальных; принадлежность

к определенной группе узнаетс€ по определенному запаху, свойствен ному всем ее членам.

ѕро общественных насекомых с давних пор известно, что их сообщества, зачастую насчитывающие до нескольких миллионов членов, по сути дела €вл€ютс€ семь€ми, поскольку состо€т из потомков одной-единственной самки или одной пары, основавшей колонию. ƒавно известно и то, что у пчел, термитов и муравьев члены такой гигантской семьи узнают друг друга по характерному запаху уль€ -- или соответственно муравейника -- и что неизбежно смертоубийство,если, скажем, член чужой колонии по ошибке забредет не в свое гнездо или если экспериментатор-человек поставит бесчеловечный опыт, перемешав две колонии.

Ќасколько € знаю, только с 1950-го года стало известно, что у млекопитающих -- а именно у грызунов -- тоже существуют гигантские семьи, которые ведут себ€ точно так же . Ёто важное открытие сделали почти одновременно и совершенно независимо друг от друга ‘.Ўтайнигер и и Ёйбл-Ёйбесфельдт; один на серых крысах, а другой на домовых мышах.

Ёйбл, который в то врем€ еще работал на биологической станции ¬ильхельминенберг у ќтто  енига, следовал здравому принципу жить в максимально близком контакте с изучаемыми животными; мышей, бегавших по его бараку, он не только не преследовал, но регул€рно подкармливал и вел себ€ так спокойно и осторожно, что в конце концов совершенно приручил их и мог без помех наблюдать за ними в непосредственной близости. ќднажды случилось так, что раскрылась больша€ клетка, в которой Ёйбл держал целую партию крупных темных лабораторных мышей, довольно близких к диким.  ак только эти животные отважились выбратьс€ из клетки и забегали по комнате -- местные дикие мыши тотчас напали на них, пр€мо-таки с беспримерной €ростью, и лишь после т€желой борьбы им удалось вернутьс€ под надежную защиту прежней тюрьмы. ≈е они оборон€ли успешно, хот€ дикие домовые мыши пытались ворватьс€ и туда.

Ўтайнигер помещал серых крыс, пойманных в разных местах, в большом вольере, где животным были предоставлены совершенно естественные услови€. — самого начала отдельные животные, казалось, бо€лись друг друга.

Ќападать им не хотелось. “ем не менее иногда доходило до серьезной грызни, когда животные встречались случайно, особенно если двух из них гнали вдоль ограждени€ друг другу навстречу, так что они сталкивались на больших скорост€х. ѕо-насто€щему агрессивными они стали только тогда, когда начали привыкать и делить территории. ќдновременно началось и образование пар из незнакомых друг другу крыс, найденных в разных местах. ≈сли одновременно возникало несколько пар, то следовавшие за этим схватки могли продолжатьс€ очень долго; если же одна пара создавалась раньше, то тирани€ объединенных сил обоих супругов настоль со подавл€ла несчастных соседей, что дальнейшее образование пар было парализовано.

ќдиночные крысы €вно понижались в ранге, и отныне пара преследовала их беспрерывно. ƒаже в загоне площадью 64 квадратных метра такой паре было достаточно двухтрех недель, чтобы доконать всех остальных обитателей, т.е. 10-15 сильных взрослых крыс.

ќба супруга победоносной пары были одинаково жестоки к побежденным сородичам, хот€ было очевидно, что он предпочитает терзать самцов, а она -- самок. ѕобежденные крысы почти не защищались, отча€нно пытались убежать и, доведенные до крайности, бросались туда, ще крысам удаетс€ найти спасение очень редко, -- вверх. ¬место сильных, здоровых животных Ўтайнигер неоднократно видел израненных, измученных крыс, которые средь бела дн€, совершенно открыто, сидели высоко на кустах или на деревь€х -- €вно заблудшие, чужие на участке. –анени€ у них располагались в основном на задней части спины и на хвосте, где преследователь мог достать убегавшего. ќни редко умирали легкой смертью в результате внезапной глубокой раны или сильной потери крови. „аще смерть была результатом сепсиса, особенно от тех укусов, которые повреждали брюшину. Ќо больше всего животные погибали от общего истощени€ и нервного перенапр€жени€, которое приводило к истощению надпочечников.

ќсобенно действенный и коварный метод умерщвлени€ сородичей Ўтайнигер наблюдал у некоторых самок, превратившихс€ в насто€щих профессиональных убийц. "ќни медленно подкрадываютс€, -- пишет он, -- затем внезапно прыгают и нанос€т ничего не подозревающей жертве, котора€, например, ест у кормушки, укус в шею сбоку, чрезвычайно часто задевающий сонную артерию. ѕо большей части все это длитс€ считаные секунды.  ак правило, смертельно укушенное животное гибнет от внутренних кровоизли€ний, которые обнаруживаютс€ под кожей или в полост€х тела".

Ќаблюда€ кровавые трагедии, привод€щие в конце концов к тому, что оставша€с€ пара крыс завладевает всем вольером, трудно представить себе то сообщество, которое скоро, oчень скоро образуетс€ из потомков победоносных убийц. ћиролюбие, даже нежность, которые отличают отношение млекопитающих матерей к своим дет€м, у крыс свойственны не только отцам, но и дедушкам, а также всевозможным д€дюшкам, тетушкам, двоюродным бабушкам и т.д. и т.д. -- не знаю, до какой степени родства. ћатери принос€т все свои выводки в одно и то же гнездо, и вр€д ли можно предположить, что кажда€ из них заботитс€ только о собственных дет€х. —ерьезных схваток внутри этой гигантской семьи не бывает никогда, даже если в ней насчитываютс€ дес€тки животных. ƒаже в волчьих ста€х, члены которых так учтивы друг с другом, звери высшего ранга ед€т общую добычу первыми. ¬ крысиной стае иерархии не существует. —та€ сплоченно нападает на крупную добычу, и более сильные ее члены внос€т больший вклад в победу. Ќо затем -- € цитирую Ўтайнигера дословно -- "именно меньшие животные ведут себ€ наиболее свободно; большие добровольно подбирают объедки меньших. “ак же и при размножении: во всех смыслах более резвые животные, выросшие лишь наполовину или на три четверти, опережают взрослых. ћолодые имеют все права, и даже сильнейший из старых не оспаривает их".

¬нутри стаи не бывает серьезной борьбы; в крайнем случае -- мелкие трени€, которые разрешаютс€ ударами передней лапки или наступанием задней, но укусами никогда. ¬нутри стаи не существует индивидуальной дистанции; напротив, крысы -- по ’едигеру -- "контактные животные": они охотно касаютс€ друг друга. ÷еремони€ дружелюбной готовности к контакту состоит в так называемом подползании, которое особенно часто наблюдаетс€ у молодых животных, в то врем€ как более крупные чаще выражают свою симпатию к меньшим -- наползанием. »нтересно, что излишн€€ назойливость в таких про€влени€х дружбы €вл€етс€ наиболее частым поводом к безобидным ссорам внутри семьи. ≈сли взрослому зверьку, зан€тому едой, молодой чересчур надоедает своим под -- или наползанием, то первый оборон€етс€: бьет второго передней лапкой или наступает на него задней. –евность или жадность в еде почти никогда не бывают причиной подобных действий.

¬нутри стаи действует быстра€ передача новостей на основе передачи настроений, а также -- что важнее всего -- сохранение однажды приобретенного опыта и передача его потомству. ≈сли крысы наход€т новую, до тех пор не знакомую им еду, то -- по наблюдени€м Ўтайнигера -- в большинстве случаев первый зверек, нашедший ее, решает, будет семь€ ее есть или нет. "—тоит лишь нескольким животным из стаи наткнутьс€ на приманку и не вз€ть ее -- ни один из членов стаи к ней больше не подойдет. ≈сли же первые не берут отравленную приманку, то они мет€т ее мочой или калом. ’от€ поднимать кал наверх должно быть крайне неудобно, однако на высоко расположенной приманке часто можно обнаружить помет". Ќо что самое поразительное -- знание опасности какой-то определенной приманки передаетс€ из поколени€ в поколение и надолго переживает ту особь, котора€ имела какие-то непри€тности, св€занные с этой приманкой. “рудность по-насто€щему успешной борьбы с серой крысой -- наиболее успешным биологическим противником человека -- состоит прежде всего в том, что крыса пользуетс€ теми же методами, что и человек: традиционной передачей опыта и его распространением внутри тесно сплоченного сообщества.

—ерьезна€ грызн€ между крысами, принадлежащими к одной семье, происходит лишь в одном-единственном случае, многозначительном и интересном во многих отношени€х, а именно -- когда присутствует чужа€ крыса, пробудивша€ внутривидовую, внутрисемейную агрессивность.

“о, что делают крысы, когда на их участок попадает член чужого крысиного клана -- или подсаживаетс€ экспериментатором, -- это одна из самых впечатл€ющих, ужасных и отвратительных вещей, какие можно наблюдать у животных. „ужа€ крыса может бегать с минуту или даже больше, не подозрева€ об ужасной судьбе, котора€ ее ожидает, и столь же долго местные могут заниматьс€ своими обычными делами, -- до тех пор, пока наконец чужа€ не приблизитс€ к одной из них настолько, что та учует чужую.

“огда она вздрагивает, как от электрического удара, и в одно мгновение вс€ колони€ оказываетс€ подн€той по тревоге посредством передачи настроени€, котора€ у серых крыс осуществл€етс€ лишь выразительными движени€ми, а у черных -- еще и резким, сатанински-пронзительным криком, который подхватывают все члены стаи, услышавшие его. ќт возбуждени€ у них глаза вылезают из орбит, шерсть встает дыбом, -- и крысы начинают охоту на крысу. ќни приход€т в такую €рость, что если две из них натыкаютс€ друг на друга, то в первый момент об€зательно с ожесточением кусаютс€. "ќни сражаютс€ в течение трех-п€ти секунд, -- сообщает Ўтайнигер, -- затем основательно обнюхивают друг друга, сильно выт€нув шеи, и мирно расход€тс€. ¬ день травли чужой крысы все члены стаи относ€тс€ друг к другу раздраженно и недоверчиво". ќчевидно, что члены крысиного клана узнают друг друга не персонально, как, скажем, галки, гуси или обезь€ны, а по общему запаху, точно так же, как пчелы и другие общественные насекомые.

 ак и у этих насекомых, можно в эксперименте поставить на члена крысиной стаи штамп ненавистного чужака, и наоборот -- с помощью специальных мер придать чужой крысе запах стаи.  огда Ёйбл брал животное из крысиной колонии и пересаживал его в другой вольер, то уже через несколько дней при возвращении в прежний загон ста€ встречала его как чужого. ≈сли же вместе с крысой он брал из загона почву, хворост и т.д. и помещал все это на пустое и чистое стекл€нное основание, так что изолированный зверек получал с собой приданое из таких вещей, которые позвол€ли ему сохранить на себе запах стаи, то такого зверька безоговорочно признавали членом стаи даже после отсутстви€ в течение недель.

ѕоистине душераздирающей была участь одной черной крысы, которую Ёйбл отсадил от стаи первым из описанных способов, а затем вернул в загон в моем присутствии. Ётот зверек очевидно не забыл запах своей стаи, но не знал, что сам он пахнет по-другому. ѕоэтому, будучи перенесен в прежнее место, он чувствовал себ€ совершенно надежно, он был дома, так что свирепые укусы его прежних друзей были дл€ него совершенно неожиданны. ƒаже после нескольких серьезных ранений он все еще не пугалс€ и не пыталс€ отча€нно бежать, как это делают действительно чужие крысы после первой же встречи с нападающим членом местного клана. —пешу успокоить м€гкосердечного читател€, сообщив ему, что в том случае мы не стали дожидатьс€ печального конца, а посадили подопытного зверька в родной загон под защиту маленькой проволочной клетки и держали его там до тех пор, пока он не возобновил свой "запах-паспорт" и не был снова прин€т в стаю.

Ѕез такого сентиментального вмешательства жребий чужой крысы поистине ужасен. —амое лучшее, что с ней может произойти, -- ее сразит насмерть шок безмерного ужаса; —. ј. Ѕарнетт наблюдал единичные случаи такого рода. »наче же сородичи медленно растерзают ее. –едко можно так отчетливо видеть у животного отча€ние, панический страх -- и в то же врем€ знание неотвратимости ужасной смерти, как у такой крысы, готовой к тому, что крысы ее казн€т: она больше не защищаетс€! Ќевольно напрашиваетс€ сравнение такого поведени€ с другим -- когда она встречает угрозу со стороны крупного хищника, загнавшего ее в угол, и у нее не больше шансов спастись от него, чем от крыс чужой стаи. ќднако подавл€юще превосход€щему врагу она противопоставл€ет смертельно-мужественную самозащиту, лучшую из всех оборон, какие бывают на свете, -- атаку.  ому в лицо когда-нибудь бросалась, с пронзительным боевым кличем своего вида, загнанна€ в угол сера€ крыса -- тот поймет, что € имею в виду.

ƒл€ чего же нужна эта партийна€ ненависть между ста€ми крыс?  ака€ задача сохранени€ вида породила такое поведение? “ак вот, самое ужасное -- и дл€ нас, людей, в высшей степени тревожное -- состоит в том, что эти добрые, старые дарвинистские рассуждени€ применимы только там, где существует кака€-то внешн€€, из окружающих условий исход€ща€ причина, котора€ и производит такой выбор. “олько в этом случае отбор вызываетс€ приспособлением. ќднако там, где отбор производитс€ соперничеством сородичей самим по себе, -- там существует, как мы уже знаем, огромна€ опасность, что сородичи в слепой конкуренции загон€т друг друга в самые темные тупики эволюции. –анее мы познакомились с двум€ примерами таких ложных путей развити€; это были крыль€ аргус-фазана и темп работы в западной цивилизации. “аким образом, вполне веро€тно, что партийна€ ненависть между ста€ми, цар€ща€ у крыс, -- это на самом деле лишь "изобретение дь€вола", совершенно ненужное виду.

— другой стороны, нельз€ исключить и того, что действовали -- и сейчас действуют -- какие-то еще неизвестные факторы внешнего мира. Ќо одно мы можем утверждать наверн€ка: борьба между ста€ми не выполн€ет тех видосохран€ющих функций внутривидовой агрессии, о которых мы уже знаем и о необходимости которых мы говорили в 3-й главе. Ёта борьба не служит ни пространственному распределению, ни отбору сильнейших защитников семьи, -- ими, как мы видели, редко бывают отцы потомства, -- ни какой-либо другой из перечисленных в 3-й главе функций.  роме того, вполне пон€тно, что посто€нное состо€ние войны, в котором наход€тс€ все соседние семьи крыс, должно оказывать очень сильное селекционное давление в сторону все возрастающей боеготовности и что ста€, котора€ хоть самую малость отстанет в этом от своих соседей, будет очень быстро истреблена. ¬озможно, что естественный отбор назначил премию максимально многочисленной семье. ѕоскольку ее члены, безусловно, помогают друг другу в борьбе с чужими, -- небольша€ ста€ наверн€ка проигрывает более крупной. Ўтайнигер обнаружил на маленьком острове Ќордероог в —еверном море, что несколько крысиных стай поделили землю, оставив между собой полосы ничьей земли, "no rat's land", шириной примерно в 50 метров, в пределах которых идет посто€нна€ война. “ак как фронт обороны дл€ малочисленной попул€ции бывает более раст€нутым, нежели дл€ более крупной, то перва€ оказываетс€ в невыгодном положении. Ќапрашиваетс€ мысль, что на каждом таком островке будет оставатьс€ все меньше и меньше крысиных попул€ций, а выжившие будут становитьс€ все многочисленнее и кровожаднее, так как ѕреми€ ќтбора назначена за усиление партийной злобы. ѕро исследовател€, который всегда помнит об угрозе гибели человечества, можно сказать в точности то же, что говорит в погребке јуэрбаха јльтмайер о «ибеле: "¬ несчастье тих и кроток он: сравнил себ€ с распухшей крысой -- и полным сходством поражен".

—ќё«

ћой страх пропал -- плечо к плечу с тобой

я брошу вызов моему столетью.

Ўиллер

¬ тех различных типах социальной организации, которые € описал в предыдущих главах, св€зи между отдельными существами совершенно не нос€т личного характера. ѕочти люба€ особь равноценно замен€ет другую как элемент над-индивидуального сообщества. ѕервый проблеск личных отношений мы видели у оседлых самцов хаплохромисов из √афзы, которые заключают с сосед€ми пакт о ненападении и бывают агрессивны только с чужими. ќднако при этом про€вл€етс€ лишь пассивна€ терпимость по отношению к хорошо знакомому соседу. ≈ще не действует никака€ прит€гательна€ сила, котора€ побуждала бы следовать за партнером, если он поплыл куда-то, или ради него оставатьс€ на месте, если он остаетс€, или же активно искать его, если он исчез.

ќднако именно такое поведение характеризует ту объективно определимую личную св€зь, котора€ €вл€етс€ предметом данной главы и которую € буду в дальнейшем называть союзом или узами. —овокупность существ, св€занную этими узами, можно обозначить термином группа. “аким образом,4 группа определ€етс€ тем, что она -- как и анонимна€ ста€ -- объедин€етс€ реакци€ми, которые вызывают друг у друга ее члены; однако, в отличие от безличных сообществ, групповые объедин€ющие реакции тесно св€заны с индивидуальностью членов группы.

 ак и пакт о взаимной терпимости у хаплохромисов √афзы, насто€щее группообразование имеет предпосылкой способность отдельных животных избирательно реагировать на индивидуальность других членов группы. ” хаплохромиса, который на одном и том же месте, на своей гнездовой €мке, по-разному реагирует на соседей и на чужих, -- в процесс этого специального привыкани€ вовлечен целый р€д побочных обсто€тельств. Ёто еще вопрос, как он стал бы обходитьс€ с привычным соседом, если бы оба вдруг оказались в непривычном месте. Ќасто€щее же группообразование характеризуетс€ как раз своей независимостью от места. –оль, которую каждый член группы играет в жизни каждого другого, остаетс€ одной и той же в поразительном множестве самых различных внешних ситуаций; одним словом, предпосылкой любого группообразовани€ €вл€етс€ персональное узнавание партнеров в любых возможных обсто€тельствах. “аким образом, образование группы не может быть основано только на врожденных реакци€х, как это почти всеща бывает при образовании анонимных стай. —амо собой разумеетс€, что знание партнеров должно быть усвоено индивидуально.

–ассматрива€ образ жизни животных в восход€щем р€ду от более простых к более сложным, мы впервыевстречаем группообразование (в только что

определенном смысле слова) у высших костистых рыб, точнее -- у иглоперых; а среди них, конкретно, у цихлид и других сравнительно близких к ним окуневых, таких, как рыбы-ангелы, рыбы-бабочки и <демуазели>. Ёти три

группы морских рыб нам уже знакомы по первой главе, причем -- что здесь весьма важно -- как существа с особенно высоким уровнем внутриви довой агрессии. “олько что, говор€ об анонимном стаеобразовании, € категорически за€вил, что эта широчайше распространенна€ и древнейша€

форма сообщества не происходит из семьи, из единства родителей и детей,

в отличие от драчливых крысиных кланов и стай многих других млекопитающих. ¬ несколько ином смысле, эволюционной пра-формой личных св€зей и группообразовани€, вне вс€ких сомнений, €вл€етс€ объединение пар, сообща

забот€щихс€ о потомстве. ’от€ из такой пары, как известно, легко возникает семь€, -- св€зи, о которых идет речь сейчас, это нечто совсем иное.

ѕрежде всего посмотрим, как возникают эти св€зи у цихлид, достойных благодарности за преподанные нам уроки.

 огда наблюдатель, знающий животных и досконально понимающий их

выразительные движени€, следит за всемиранее описанными событи€ми, которые привод€т у цихлид к образованию разнополой пары, -- ему может стать не спокойно, даже страшно от того, насколько злы по отношению друг

к другу будущие супруги. –аз за разом они почти что набрасываютс€ друг на

друга, и эта опасна€ вспышка агрессивности едва затормаживаетс€, чтобы

дело не дошло до убийства. “акое опасение вовсе не основано на неправильной интерпретации выразительных движений рыб:каждый практик, развод€щий рыбок, знает, насколько опасно сажать в один аквариум самца и самку цихлид, и как быстро по€вл€ютс€ трупы, если не следить

за парой посто€нно. ¬ естественных услови€х привыкание значительно способствует прекращению борьбы между будущими новобрачными. ≈стественные услови€ воспроизвод€тс€ в аквариуме наилучшим образом,

если в максимально возможную емкость поместить несколько мальков, которые с самого начала вполне уживчивы, чтобы они росли вместе. “огда образование пар происходит таким образом, что при достижении половой зрелости кака€-то рыбка, как правило самец, захватывает себе участок и прогон€ет из него всех остальных.  огда позднее кака€-нибудь самка становитс€ готовой к спариванию -- она осторожно приближаетс€ к владельцу участка; он нападает на нее, -- поначалу вполне серьезно, -- она,

поскольку признает главенство самца, отвечает на это уже описанным

способом: так называемым чопорным поведением, состо€щим, как мы уже знаем, из элементов, которые частью происход€т из стремлени€ к спариванию, а частью -- из стремлени€ к бегству. ≈сли самец, несмотр€ на очевидное тормоз€щее агрессию действие этих жестов, ведет себ€ слишком

агрессивно, то самка может на какое-то врем€ удалитьс€ из его владений. ќднако рано или поздно она возвращаетс€. Ёто повтор€етс€ в течение какого-то промежутка времени -- разной продолжительности -- до тех пор,

пока оба они настолько привыкают к присутствию партнера, что неизбежно

исход€щие от него стимулы, вызывающие агрессию, значительно тер€ют свою действенность.  ак и во многих подобных случа€х специального привыкани€,

здесь в этот процесс первоначально вовлечены все случайные побочные обсто€тельства общей ситуации, к которой животное привыкает наконец в

целом. » вменение любого из этих обсто€тельств неизбежно влечет и собой нарушение общего действи€ всей привычки. ќсобенно это относитс€ к началу мирной совместной жизни; так, первоначально партнер должен по€вл€тьс€ привычным путем, с привычной стороны, освещение должно быть таким же, как всегда, и т.д. и т.д., -- в противном случае кажда€ рыба воспринимает другую как вызывающего агрессию пришельца. ¬ это врем€ пересадка в другой аквариум может совершенно разрушить пару. — упрочением знакомства св€зь партнеров становитс€ все более независимой от фона, на котором она развиваетс€; этот процесс выделени€ главного хорошо известен гештальт-психологам и исследовател€м условного рефлекса. ¬ конце концов св€зь между партнерами становитс€ настолько независимой от побочных условий, что можно пересаживать пары, даже транспортировать их на значительное рассто€ние, и их узы не рвутс€. ¬ крайнем случае при этом старые пары "реградируют" к ранней стадии, т.е. у них снова начинаютс€ церемонии ухаживани€ и примирени€, которые у супругов, долго состо€щих в браке, давно уже исчезли из повседневной рутины.

≈сли образование пары происходит без помех, то у самца постепенно все больше и больше выходит на передний план сексуальное поведение. ќно может быть примешано уже к самым первым, вполне серьезным нападени€м на самку; теперь же сексуальные про€влени€ начинают преобладать в смысле частоты и интенсивности, но при этом выразительные движени€ агрессии не исчезают.

„то исчезает очень быстро -- это готовность самки к бегству, ее "покорность". ¬ыразительные движени€ страха -- или, точнее, готовности к бегству -- с укреплением пары исчезают у самки все больше и больше; зачастую это происходит настолько быстро, что при первых своих наблюдени€х над цихлидами € вообще не заметил этих движений и целый год был уверен, что у этих рыб не существует иерархических отношений между супругами. ћы уже знаем, какую роль в действительности играет иерархи€ при взаимном узнавании полов. ќна латентно сохран€етс€ и тогда, когда самка окончательно прекращает выполнение своих жестов покорности перед супругом. Ћишь в редких случа€х, если стара€ пара вдруг рассоритс€, -- самка вспоминает эти жесты.

ѕоначалу пуглива€ и покорна€ самка своим страхом лишает самца возможности про€вить какое бы то ни было торможение агрессивного поведени€. ¬незапно ее застенчивость проходит, и она дерзко и заносчиво по€вл€етс€ пр€мо посреди владений своего супруга -- с расправленными плавниками, в самой внушительной позе и в роскошном нар€де, который у этих видов почти не отличаетс€ от нар€да самца.  ак и следовало ожидать, самец приходит в €рость, ибо ситуаци€, преподнесенна€ ему красующейс€ супругой, неизбежно несет в себе ключевой раздражитель, включающий боевое поведение, уже известный нам из анализа стимулов. »так, самец бросаетс€ на свою даму, тоже принимает позу угрозы развернутым боком, и какую-то долю секунды кажетс€, что он ее вот-вот уничтожит, -- и тут происходит то, что побудило мен€ писать эту книгу. —амец, угрожа€ самке, задерживаетс€ лишь на долю секунды или не задерживаетс€ вовсе: он не может ждать, он слишком возбужден, так что практически сразу начинает €ростную атаку... Ќо не на свою самку, а -- на волосок от нее, мимо -- на какого-нибудь другого сородича. ¬ естественных услови€х этим другим оказываетс€, как правило, ближайший сосед.

Ёто -- классический пример €влени€, которое мы с “инбергеном называем переориентированным действием.

ќно определ€етс€ тем, что некоторое действие вызываетс€ каким-то одним объектом, но на этот объект испускает и тормоз€щие стимулы, -- и потому оно направл€етс€ на другой объект, как будто он и был причиной данного действи€. “ак, например, человек, рассердившийс€ на другого, скорее ударит кулаком по столу, чем того по лицу, -- как раз потому, что такое действие тормозитс€ определенными запретами, а €рость требует выхода, как лава в вулкане. Ѕольшинство известных случаев переориентированного действи€ относитс€ к агрессивному поведению, которое провоцируетс€ каким-то объектом, одновременно вызывающим страх. Ќа этом специфическом случае, который он назвал "реакцией велосипедиста", Ѕ. √ржимек впервые распознал и описал сам принцип переориентировани€. ¬ качестве "велосипедиста" здесь годитс€ любой, кто гнет спину кверху и давит ногами книзу. ќсобенно отчетливо про€вл€етс€ механизм такого поведени€ в тех случа€х, когда животное нападает на предмет своей €рости с некоторого рассто€ни€; затем, приблизившись, замечает, насколько тот страшен; и тогда -- поскольку оно не может затормозить уже заведенную машину нападени€ -- изливает свою €рость на какое-нибудь безобидное существо, случайно оказавшеес€ р€дом.

–азумеетс€, существует бесчисленное множество других форм переориентированного действи€; они могут возникать в результате самых различных сочетаний соперничающих побуждений. ќсобый случай с самцом цихлиды важен дл€ нашей темы потому, что аналогичные €влени€ играют решающую роль в семейной и общественной жизни очень многих высших животных и человека. ќчевидно, в царстве позвоночных неоднократно и независимо делалось "открытие", что агресси€, вызываема€ партнером, может быть не только подавлена, но и использована дл€ борьбы с враждебными сосед€ми.

ѕредотвращение нежелательной агрессии, вызываемой партнером, и ее канализаци€ в желательном направлении -- на соседа по участку -- в наблюдавшемс€ и драматично описанном случае с самцом цихлиды, конечно же, не €вл€етс€ таким изобретением данного критического момента, которое животное может сделать, а может и не сделать. Ќапротив -- оно давным-давно ритуализовано и превратилось в неотъемлемый инстинктивный атрибут данного вида. ¬се, что мы узнали в 5-й главе о процессе ритуализации, служит прежде всего пониманию факта, что из переориентированного действи€ может возникнуть жесткий ритуал, а вместе с ним и автономна€ потребность, самосто€тельный мотив поступков.

¬ далекой древности, ориентировочно в конце мелового периода (миллион лет туда-сюда здесь никакой роли не играет!), однажды, должна была произойти в точности така€ же истори€, как с индейскими вожд€ми и трубкой в 5-й главе, иначе никакой ритуал не мог бы возникнуть. ¬едь один из двух великих конструкторов эволюции -- ќтбор, -- чтобы иметь возможность вмешатьс€, всегда нуждаетс€ в какой-то случайно возникшей точке опоры, и эту опору предоставл€ет ему его слепой, но прилежный коллега -- »зменчивость.

 ак многие телесные признаки или инстинктивные действи€, так и ритуализованные церемонии в процессе индивидуального развити€ животного, в онтогенезе, проход€т, в общих чертах, тот же путь, какой они прошли в ходе эволюционного становлени€. —трого говор€, в онтогенезе повтор€етс€ не весь р€д древних форм, а только р€д данного онтогенеза -- как справедливо отметил уже  арл-Ёрнст фон Ѕайер, -- но дл€ наших целей достаточно и более упрощенное представление. »так, ритуал, возникший из переориентации нападени€, в своем первом про€влении значительно больше похож на неритуализованный образец, нежели впоследствии, в своем окончательном развитии. ѕоэтому у самца цихлиды, только вступающего в брачную жизнь, можно отчетливо увидеть -- особенно если интенсивность всей реакции не слишком велика, -- что он, пожалуй, весьма охотно нанес бы своей юной супруге сильный удар, но в самый последний момент какое-то другое побуждение мешает ему, и тогда он предпочитает разр€дить свою €рость на соседа. ¬ полностью развитой церемонии "символ" отошел от символизируемого значительно дальше, так что ее происхождение маскируетс€ не только "театральностью" всего действи€, но и тем обсто€тельством, что оно с очевидностью выполн€етс€ ради него самого. ѕри этом функци€ и символика церемонии гораздо заметнее, нежели ее происхождение. Ќеобходим тщательный анализ, чтобы разобратьс€ в том, сколько же от первоначальных конфликтных побуждений еще содержитс€ в церемонии в данном конкретном случае.  огда мы с моим другом јльфредом «ейтцем четверть века назад впервые разгл€дели описанный здесь ритуал, то функции церемоний "смены" и "приветстви€" у цихлид стали нам совершенно €сны очень скоро; но еще долго мы не могли распознать их эволюционного происхождени€.

„то нам, правда, сразу же бросилось в глаза -- на первом же, в то врем€ изученном лучше других виде африканских рыбок-самоцветов -- это большое сходство жестов угрозы и "приветстви€". ћы быстро научились различать их и правильно предсказывать, поведет ли данное действие к схватке или к образованию пары; но, к досаде своей, долго не могли обнаружить, какие же именно признаки служили нам основой дл€ этого. “олько когда мы внимательно проанализировали постепенные переходы, путем которых самец мен€ет серьезные угрозы невесте на церемонию приветстви€, -- нам стала €сна разница: при угрозе рыбка затормаживает до полной остановки пр€мо перед той, которой угрожает, особенно если она настолько возбуждена, что обходитс€ даже без удара хвостом, не говор€ уж о развернутом боке. ѕри церемонии приветстви€ или смены, напротив, она целит не в партнера, а подчеркнуто плывет мимо него и при этом, проплыва€ мимо, адресует ему угрозу развернутым боком и удар хвостом. Ќаправление, в котором самец предлагает свою церемонию, тоже подчеркнуто отличаетс€ от того, в каком начиналось бы движение атаки.

≈сли же перед церемонией он неподвижно сто€л в воде неподалеку от супруги, то он всеща начинает решительно плыть вперед до того как выполн€ет угрозу развернутым боком и бьет хвостом. “аким образом очень отчетливо, почти непосредственно "символизируетс€", что супруга как раз не €вл€етс€ объектом его нападени€, что этот объект надо искать где-то дальше, в том направлении, куда он плыл.

“ак называемое изменение функции -- это средство, которым часто пользуютс€ оба ¬еликих  онструктора, чтобы поставить на службу новым цел€м устаревший в ходе эволюции неликвидный фонд. —о смелой фантазией они -- возьмем лишь несколько примеров -- из водопровод€щей жаберной щели сделали слуховой проход, заполненный воздухом и провод€щий звуковые волны; из двух костей челюстного сустава -- слуховые косточки; из теменного глаза -- железу внутренней секреции (шишковидную железу); из передней лапы рептилии -- крыло птицы и т.д. и т.д.

ќднако все эти переделки выгл€д€т весьма скромно по сравнению с гениальным маленьким шедевром: из поведенческого акта, который не только первоначально мотивировалс€, но и в нынешней своей форме мотивируетс€ внутривидовой агрессией -- по крайней мере частично, -- простым способом ритуально зафиксированного переориентировани€ получилось умиротвор€ющее действие. Ёто не больше и не меньше как обращение отталкивающего действи€ агрессии в его противоположность.  ак мы видели в главе о ритуализации, обособивша€с€ церемони€ превращаетс€ в вожделенную самоцель, в потребность, как и любое другое инстинктивное действие; а вместе с тем она превращаетс€ и в прочные узы, соедин€ющие одного партнера с другим.

÷еремони€ умиротворени€ такого рода по самой своей сути такова, что каждый из товарищей по союзу может выполн€ть ее лишь со вторым -- и ни с кем больше из собратьев по виду.

“олько представьте себе, кака€ почти неразрешима€ задача решена здесь самым простым, самым полным и самым из€щным образом! ƒвух животных, которые своей внешней формой, расцветкой и поведением неизбежно действуют друг на друга, как красна€ тр€пка на быка (это, впрочем, только в поговорке), нужно привести к тому, чтобы они мирно ужились в тесном пространстве, на гнезде, т.е. как раз на том месте, которое оба считают центром своих владений и в котором их внутривидова€ агрессивность достигает наивысшего уровн€. » эта задача, сама

по себе

трудна€, дополнительно затрудн€етс€ тем обсто€тельством, что внутривидова€ агрессивность каждого из супругов не имеет права уменьшитьс€: мы уже знаем из 3-ей главы, что за малейшее ослабление боеготовности по отношению к соседу собственного вида тотчас же приходитс€ расплачиватьс€ потерей территории, а значит и потерей источника питани€ дл€ будущего потомства. ѕри таких обсто€тельствах вид "не может себе позволить" ради запрета схваток между супругами обратитьс€ к таким церемони€м умиротворени€, которые имеют своей предпосылкой -- как жесты покорности или инфантильное поведение -- снижение агрессивности. –итуализованное переориентирование не только избавл€ет от этих нежелательных последствий, но и более того -- использует неизбежно исход€щие от супруга ключевые раздражени€, вызывающие агрессивность, чтобы обратить партнера против соседа. ѕо-моему, этот механизм поведени€ поистине гениален, и вдобавок гораздо более благороден, чем аналогичное -- с обратным знаком -- поведение человека, который возвращаетс€ вечером домой, преисполненный внутренней €рости от общени€ с "любимыми" сосед€ми или с начальством и разр€жает всю свою нервозность и раздражение на бедную жену.

Ћюбое особенно удачное конструктивное решение обычно обнаруживаетс€ на великом ƒреве ∆изни неоднократно, совершенно независимо на разных его сучь€х и ветв€х.  рыло изобрели насекомые, рыбы, птицы и летучие мыши; обтекаемую форму -- каракатицы, рыбы, ихтиозавры и киты. ѕотому нас не слишком удивл€ет, что предотвращающие борьбу механизмы поведени€, основанные на ритуализованном переориентировании атаки, аналогичным образом возникают у очень многих разных животных.

—уществует, например, изумительна€ церемони€ умиротворени€ -- все знают ее как "танец" журавлей, -- котора€, с тех пор как мы научились понимать символику ее движений, пр€мо-таки напрашиваетс€ в перевод на человеческий €зык. ѕтица высоко и угрожающе выт€гиваетс€ перед другой и разворачивает мощные крыль€, клюв нацелен на партнера, глаза устремлены пр€мо на него...

Ёто картина серьезной угрозы -- и на самом деле, до сих пор мимика умиротворени€ совершенно аналогична подготовке к нападению. Ќо в следующий момент птица направл€ет эту угрожающую демонстрацию в сторону от партнера, причем выполн€ет разворот точно на 180 градусов, и теперь -- все так же, с распростертыми крыль€ми -- подставл€ет партнеру свой беззащитный затылок, который, как известно, у серого журавл€ и у многих других видов украшен изумительно красивой рубиново-красной шапочкой. Ќа секунду "танцующий" журавль подчеркнуто застывает в этой позе -- и тем самым в пон€тной символике выражает, что его угроза направлена не против партнера, а совсем наоборот, как раз прочь от него, против враждебного внешнего мира; и в этом уже слышитс€ мотив защиты друга. «атем журавль вновь поворачиваетс€ к другу и повтор€ет перед ним демонстрацию своего величи€ и мощи, потом снова отворачиваетс€ и теперь -- что еще более знаменательно -- делает ложный выпад против какого-нибудь эрзац-объекта; лучше всего, если р€дом стоит посторонний журавль, но это может быть и безобидный гусь или даже, если нет никого, палочка или камушек, которые в этом случае подхватываютс€ клювом и три-четыре раза подбрасываютс€ в воздух. ¬се вместе вз€тое €сно говорит: "я могуч и ужасен -- но € не против теб€, а против вон того, того и того".

Ѕыть может, менее сценичной в своем €зыке жестов, но еще более многозначительной €вл€етс€ церемони€ умиротворени€ у уток и гусей, которую ќскар ’ейнрот описал как триумфальный крик. ¬ажность этого ритуала дл€ нас состоит, прежде всего, в том, что у разных представителей упом€нутых птиц он достиг очень разной степени сложности и завершенности; а эта последовательность постепенных переходов дает нам хорошую картину того, как здесь -- в ходе эволюции -- из отвод€щих €рость жестов смущени€ получились узы, про€вл€ющие какое-то таинственное родство с другими, с теми, что объедин€ют людей и кажутс€ нам самыми прекрасными и самыми

прочными на нашей «емле.

¬ своей примитивнейшей форме, какую мы видим, к примеру, в так называемой "рэбрэб-болтовне" у кр€квы, угроза очень мало отличаетс€ от "приветстви€". ѕо крайней мере мне самому незначительна€ разница в ориентировании рэбрэб-кр€кань€ -- при угрозе в одном случае, и приветствии в другом -- стала €сна лишь после того, как € научилс€ понимать принцип переориентированной церемонии умиротворени€ в ходе внимательного изучени€ цихлид и гусей, у которых его легче распознать. ”тки сто€т друг против друга, с клювами, подн€тыми чуть выше горизонтали, и очень быстро и взволнованно произнос€т двухслоговый сигнал голосовой св€зи, который у селезн€ обычно звучит как "рэб-рэб"; утка произносит несколько более в нос, что-то вроде "квэнг-квэнг". Ќо у этих уток не только социальное торможение атаки, а и страх перед партнером тоже может вызвать отклонение угрозы от направлени€ на ее цель; так что два селезн€ часто сто€т, всерьез угрожа€ друг другу, -- кр€ка€, с подн€тым клювом, -- но при этом не направл€ют клювы друг на друга.

≈сли они все-таки это сделают, то в следующий момент начнут насто€щую драку и вцеп€тс€ друг другу в оперение на груди. ќднако обычно они цел€тс€ чуть-чуть мимо, даже при самой враждебной встрече.

≈сли же селезень "болтает" со своей уткой, -- и уж тем более если отвечает этой церемонией на натравливание своей будущей невесты, -- то очень отчетливо видно, как "что-то" тем сильнее отворачивает его клюв от утки, за которой он ухаживает, чем больше он возбужден в своем ухаживании. ¬ крайнем случае это может привести к тому, что он, все чаще и чаще кр€ка€, поворачиваетс€ к самке затылком. ѕо форме это в точности соответствует церемонии умиротворени€ у чаек, описанной ранее, хот€ нет никаких сомнений, что та церемони€ возникла именно так, как изложено там, а не за счет переориентировани€. Ёто -- предостережение против опрометчивых уподоблений! »з только что описанного отворачивани€ головы селезн€ -- в ходе дальнейшей ритуализации -- у великого множества уток развились свои жесты, подставл€ющие затылок, которые играют большую роль при ухаживании у кр€квы, чирка, шилохвости и других насто€щих уток, а также и у гаг. —упружеска€ пара кр€квы с особым увлечением празднует церемонию "рэбрэб-болтовни" в тех случа€х, когда они тер€ли друг друга и снова нашли после долгой разлуки. ¬ точности то же самое относитс€ и к жестам умиротворени€ с демонстрацией развернутого бока и хвостовыми ударами, которые мы уже знаем у супругов-цихлид.  ак раз потому, что все это так часто происходит при воссоединении разлученных перед тем партнеров, первые наблюдатели зачастую воспринимали такие действи€ как "приветствие".

’от€ такое толкование отнюдь не неправильно дл€ определенных, очень специализированных церемоний этого рода, больша€ частота и интенсивность жестов умиротворени€ именно в подобных ситуаци€х наверн€ка имеет изначально другое объ€снение: притупление всех агрессивных реакций за счет привычки к партнеру частично проходит уже при кратком перерыве той ситуации, котора€ обусловила возникновение такой привычки. ќчень впечатл€ющие примеры тому получаютс€, когда приходитс€ изолировать ради какой-либо цели -- хот€ бы всего на один час -- животное из стаи вместе выросших, очень друг к другу привыкших и потому более или менее сносно уживающихс€ друг с другом молодых петухов, цихлид, бойцовых рыбок, малабарских дроздов или других, столь же агрессивных видов. ≈сли после того попытатьс€ вернуть животное к его прежним товарищам, то агресси€ начинает бурлить, как перегрета€ вода при задержке кипени€, от малейшего толчка.

 ак мы уже знаем, действие привычки могут нарушить и другие, даже малейшие изменени€ общей ситуации. ћо€ стара€ пара малабарских дроздов летом 1961 года терпела своего сына из первого выводка, находившегос€ в клетке в той же комнате, что и их скворечник, гораздо дольше того срока, когда эти птицы обычно выгон€ют повзрослевших детей из своих владений. ќднако если € переставл€л его клетку со стола на книжную полку -- родители начинали нападать на сына столь интенсивно, что даже забывали вылетать на волю, чтобы принести корм маленьким птенцам, по€вившимс€ к этому времени. “акое внезапное обрушение запретов агрессии, построенных на привычке, представл€ет собой очевидную опасность, угрожающую св€з€м между партнерами каждый раз, когда пара разлучаетс€ даже на короткий срок. “ак же очевидно, что подчеркнута€ церемони€ умиротворени€, котора€ каждый раз наблюдаетс€ при воссоединении пары, служит не дл€ чего иного, как дл€ предотвращени€ этой опасности. — таким предположением согласуетс€ и то, что "приветствие" бывает тем возбужденнее и интенсивнее, чем продолжительнее была разлука.

Ќаш человеческий смех, веро€тно, тоже в своей первоначальной форме был церемонией умиротворени€ или приветстви€. ”лыбка и смех, несомненно, соответствуют различным степен€м интенсивности одного и того же поведенческого акта, т.е. они про€вл€ютс€ при различных порогах специфического возбуждени€, качественно одного и того же. ” наших ближайших родственников -- у шимпанзе и гориллы -- нет, к сожалению, приветственной мимики, котора€ по форме и функции соответствовала бы смеху. «ато есть у многих макак, которые в качестве жеста умиротворени€ скал€т зубы -- и врем€ от времени, чмока€ губами, крут€т головой из стороны в сторону, сильно прижима€ уши. ѕримечательно, что некоторые люди на ƒальнем ¬остоке, приветству€ улыбкой, делают то же самое точно таким же образом. Ќо самое интересное -- при интенсивной улыбке они держат голову так, что лицо обращено не пр€мо к тому, кого приветствуют, а чуть-чуть в сторону, мимо него. — точки зрени€ функциональности ритуала совершенно безразлично, кака€ часть его формы заложена в генах, а кака€ закреплена культурной традицией учтивости.

¬о вс€ком случае, заманчиво считать приветственную улыбку церемонией умиротворени€, возникшей -- подобно триумфальному крику гусей -- путем ритуализации переориентированной угрозы. ѕри взгл€де на обращенный мимо собеседника дружелюбный оскал учтивого €понца по€вл€етс€ искушение предположить, что это именно так.

«а такое предположение говорит и то, что при очень интенсивном, даже пылком приветствии двух друзей их улыбки внезапно переход€т в громкий смех, который каждому из них кажетс€ слишком не соответствующим его чувствам, когда при встрече после долгой разлуки он неожиданно прорываетс€ откуда-то из вегетативных глубин. ќбъективный наблюдатель просто об€зан уподобить поведение таких людей гусиному триумфальному крику.

¬о многих отношени€х аналогичны и ситуации, вызывающие смех. ≈сли несколько простодушных людей, -- скажем, маленьких детей, -- вместе высмеивают кого-то другого или других, не принадлежащих к их группе, то в этой реакции, как и в других переориентированных жестах умиротворени€, содержитс€ изр€дна€ дол€ агрессии, направленной наружу, на не-члена-группы. » смех, который обычно очень трудно пон€ть, -- возникающий при внезапной разр€дке какой-либо конфликтной ситуации, -- тоже имеет аналогии в жестах умиротворени€ и приветстви€ многих животных. —обаки, гуси и, веро€тно, многие другие животные разражаютс€ бурными приветстви€ми, когда внезапно разр€жаетс€ мучительна€ ситуаци€ конфликта. ѕонаблюдав за собой, € могу с уверенностью утверждать, что общий смех не только действует как чрезвычайно сильное средство отведени€ агрессии, но и доставл€ет ощутимое чувство социального единени€.

»сходной, а во многих случа€х даже главной функцией всех только что упом€нутых ритуалов может быть простое предотвращение борьбы. ќднако даже на сравнительно низкой ступени развити€ -- как показывает, например, "рэбрэб-болтовн€" у кр€квы -- эти ритуалы уже достаточно автономны дл€ того, чтобы превращатьс€ в самоцель.  огда селезень кр€квы, непрерывно издава€ свой прот€жный однослоговый призыв, -- "рэээээб... ", "рэээээб... ", -- ищет свою подругу, и когда, найд€ ее наконец, впадает в подлинный экстаз "рэбрэб-болтовни", с задиранием клюва и подставлением затылка, -- трудно удержатьс€ от субъективизации и не подумать, что он ужасно радуетс€, обрет€ ее, и что его напр€женные поиски были в значительной мере мотивированы стремлением к церемонии приветстви€. ѕри более высокоритуализованных формах собственно триумфального крика, какие мы находим у пеганок и тем паче у насто€щих гусей, это впечатление значительно усиливаетс€, так что слово "приветствие" уже не хочетс€ брать в кавычки.

¬еро€тно, у всех насто€щих уток, а также и у пеганки, котора€ больше всех прочих родственных видов похожа на них в отношении триумфального крика, -- точнее, рэбрэб-болтовни, -- эта церемони€ имеет и вторую функцию, при которой только самец выполн€ет церемонию умиротворени€, в то врем€ как самка натравливает его, как описано выше. “онкий мотивационный анализ говорит нам, что здесь самец, направл€ющий свои угрожающие жесты в сторону соседнего самца своего вида, в глубине души агрессивен и по отношению к собственной самке, в то врем€ как она на самом деле агрессивна только по отношению к тому чужаку и ничего не имеет против своего супруга. Ётот ритуал, скомбинированный из переориентированной угрозы самца и из натравливани€ самки, в функциональном смысле совершенно аналогичен триумфальному крику гусей, при котором каждый из партнеров угрожает мимо другого. ¬ особенно красивую церемонию он развилс€ -- наверн€ка независимо -- у европейской св€зи и у пеганки. »нтересно, что у чилийской св€зи, напротив, возникла столь же высокоспециализированна€ церемони€, подобна€ триумфальному крику, при которой переориентированную угрозу выполн€ют оба супруга, как насто€щие гуси и большинство крупных пеганок.

—амка чилийской св€зи носит мужской нар€д, с головкой переливчатой зелени и €ркой красно-коричневой грудкой; это единственный случай у насто€щих уток.

” огарей, египетских гусей и многих родственных видов самка выполн€ет такие же действи€ натравливани€, но самец чаще реагирует на это не ритуализованной угрозой мимо своей самки, а насто€щим нападением на указанного супругой враждебного соседа. ¬от когда тот побежден, -- или, по крайней мере, схватка не закончилась сокрушительным поражением пары, -- лишь тогда начинаетс€ несмолкающий триумфальный крик. ” многих видов -- андский гусь, оринокский гусь и др. -- этот крик не только слагаетс€ в очень зан€тную музыкальную картину из-за разного звучани€ голосов самца и самки, но и превращаетс€ в забавнейшее представление из-за чрезвычайно утрированных жестов. ћой фильм с парой андских гусей, одержавших впечатл€ющую победу над любимым моим другом Ќико “инбергеном, -- это насто€ща€ комеди€. Ќачалось с того, что самка натравила своего супруга на знаменитого этолога коротким ложным выпадом в его сторону; гусак завелс€ не сразу, но постепенно пришел в такую €рость и бил ороговелым сгибом крыла так свирепо, что под конец Ќико удирал весьма убедительно. ≈го ноги и руки, которыми он отбивалс€ от гусака, были избиты и исклеваны в сплошной син€к.  огда враг-человек исчез, началась бесконечна€ триумфальна€ церемони€, изобиловавша€ слишком человеческими выражени€ми эмоций и по тому действительно очень смешна€.

≈ще больше, чем у других видов пеганок, самка египетского гус€ натравливает своего самца на всех сородичей, до каких только можно добратьс€, -- а если таких нет, то, увы, и на птиц других видов; к великому огорчению владельцев зоопарков, которым приходитс€ лишать этих красавцев возможности летать и попарно изолировать их. —амка египетского гус€ следит за всеми схватками своего супруга с интересом профессионального рефери, но никогда не помогает ему, как иногда делают серые гусыни и всегда -- самки цихлид. Ѕолее того -- она всегда готова с развернутыми знаменами перейти к победителю, если ее супругу придетс€ потерпеть поражение.

“акое поведение должно значительно вли€ть на половой отбор, поскольку здесь ѕреми€ ќтбора назначаетс€ за максимальную боеспособность и боеготовность самца. » это снова наталкивает на мысль, котора€ уже занимала нас в конце 3-й главы. ћожет быть, даже весьма веро€тно, что эта драчливость египетских гусей, котора€ кажетс€ наблюдателю пр€мо-таки сумасшедшей, €вл€етс€ следствием внутривидового отбора и вообще не так уж важна дл€ сохранени€ вида. “ака€ возможность должна нас беспокоить, потому что -- как мы увидим в дальнейшем -- подобные соображени€ касаютс€ и эволюционного развити€ инстинкта агрессии у человека.

 стати, египетский гусь принадлежит к тем немногим видам, у которых тирумфальный крик в его функции церемонии умиротворени€ может не сработать. ≈сли две пары разделить прозрачной, но непреодолимой сеткой, то они €р€тс€ друг на друга через нее, все больше вход€т в раж, -- и не так уж редко бывает, что вдруг, как по команде, супруги каждой пары обращаютс€ друг к другу и затевают свирепую драку. ѕочти наверн€ка того же можно добитьс€ и в том случае, если посадить в загон к паре "мальчика дл€ бить€" того же вида, а затем, когда избиение будет в разгаре, по возможности незаметно убрать его.

“ут пара поначалу впадает в подлинный экстаз триумфального крика, который становитс€ все более и более буйным, все меньше отличаетс€ от неритуализованной угрозы, -- а затем, вдруг, влюбленные супруги хватают друг друга за шиворот и молот€т по всем правилам, что обычно заканчиваетс€ победой самца, поскольку он заметно крупнее и сильнее самки. Ќо € никогда не слышал, чтобы накопление нерастраченной агрессии из-за долгого отсутстви€ "злого соседа" привело у них к убийству супруга, как это бывает у некоторых цихлид.

“ем не менее, и у египетских гусей, и у видов “ааогпа наибольшее значение триумфальный крик имеет в функции громоотвода. ќн нужен прежде всего там, где надвигаетс€ гроза, т.е. и внутреннее состо€ние животных, и внешн€€ ситуаци€ вызывают внутривидовую агрессию.

’от€ триумфальный крик, особенно у нашей европейской пеганки, и сопровождаетс€

высокодифференцированными,

балетно

преувеличенными телодвижени€ми, -- он в меньшей степени свободен от первоначальных побуждений, лежащих в основе конфликта, нежели, скажем, уже описанное, не столь развитое по форме "приветствие" у многих насто€щих уток. —овершенно очевидно, что у пеганок триумфальный крик все еще черпает большую часть энергии из первоначальных побуждений, конфликт которых некогда дал начало переориентированному действию.

ƒаже при наличии €вного, бросающегос€ в глаза стремлени€ к нападению -- церемони€ остаетс€ св€занной с этими взаимно противодействующими факторами. —оответственно, у названных видов она подвержена сильным сезонным колебани€м: в период размножени€ она наиболее интенсивна, в спокойные периоды ослабевает, и -- разумеетс€ -- полностью отсутствует у молодых птиц, до наступлени€ половой зрелости.

” серых гусей, пожалуй даже у всех насто€щих гусей, все это совершенно иначе. ѕрежде всего, у них триумфальный крик уже не €вл€етс€ исключительно делом супружеской пары; он объедин€ет не только целые семьи, но и вообще любые группы тесно сдружившихс€ птиц. Ёта церемони€ стала почти или совсем независимой от половых побуждений, так что выполн€етс€ на прот€жении всего года и свойственна даже совсем крошечным птенцам.

ѕоследовательность движений здесь более длинна€ и более сложна€, чем во всех описанных до сих пор ритуалах умиротворени€. ¬ то врем€ как у цихлид, а часто и у пеганок, агресси€, котора€ отводитс€ от партнера церемонией приветстви€, ведет к последующему нападению на враждебного соседа, -- у гусей в ритуализованной последовательности действий такое нападение предшествует сердечному приветствию. »ными словами, типична€ схема триумфального крика состоит в том, что один из партнеров -- как правило, сильнейший член группы, потому в паре это всегда гусак -- нападает на действительного или воображаемого противника, сражаетс€ с ним, а затем -- после более или менее убедительной победы -- с громким приветствием возвращаетс€ к своим. ќт этого типичного случа€, схематично изображенного ’ельгой ‘ишер, происходит и само название триумфального крика.

¬ременна€ последовательность нападени€ и приветстви€ достаточно ритуализована дл€ того, чтобы вс€ церемони€ в целом могла проводитьс€ и при высокой интенсивности возбуждени€, даже в том случае, если дл€ насто€щей агрессии нет никакого повода. ¬ этом случае нападение превращаетс€ в имитацию атаки в сторону какого-нибудь безобидного, сто€щего поблизости гусенка либо вообще проводитс€ вхолостую, под громкие фанфары так называемого "раската" -- глухо звучащей хриплой трубы, котора€ сопровождает этот первый акт церемонии триумфального крика. ’от€ при благопри€тных услови€х атака-раскат может мотивироватьс€ только автономной мотивацией ритуала, такое нападение значительно облегчаетс€, если гусак оказываетс€ в ситуации, действительно вызывающей его агрессивность.  ак показывает детальный мотивационный анализ, раскат возникает чаще всего, если птица находитс€ в конфликте между нападением, страхом и социальными об€зательствами. ”зы, св€зывающие гусака с супругой и детьми, удерживают его на месте и не позвол€ют бежать, даже если противник вызывает в нем сильное стремление к бегству, а не только агрессивность. ¬ этом случае он попадает в такое же положение, как загнанна€ в угол крыса, и "геройска€" -- с виду -- храбрость, с какой отец семейства сам бросаетс€ на превосход€щего противника, -- это мужество отча€ни€, уже знакома€ нам критическа€ реакци€.

¬тора€ фаза триумфального крика -- поворот к партнеру, под аккомпанемент тихого гоготань€, -- по форме движени€ совершенно аналогична жесту угрозы и отличаетс€ лишь тем, что направлена чуть в сторону, что обусловлено ритуально закрепленным переориентированием.

ќднако эта "угроза" мимо друга при нормальных обсто€тельствах содержит уже очень мало либо вовсе не содержит агрессивной мотивации, а вызываетс€ только автономным побуждением самого ритуала, особенным инстинктом, который мы вправе называть социальным.

—вободна€ от агрессии нежность гогочущего приветстви€ существенно усиливаетс€ контрастом. √усак во врем€ ложной атаки и раската уже выпустил основательный зар€д агрессии, и теперь -- когда он внезапно отвернулс€ от противника и обратилс€ к возлюбленной семье -- происходит перелом в настроении, который в соответствии с хорошо известными физиологическими и психологическими закономерност€ми толкает ма€тник в сторону, противоположную агрессии. ≈сли собственна€ мотиваци€ церемонии слаба, то в приветственном гоготанье может содержатьс€ несколько больша€ дол€ агрессивного инстинкта. ѕри совершенно определенных услови€х, которые мы рассмотрим позже, церемони€ приветстви€ может "регрессировать", т.е. возвратитьс€ на более раннюю ступень эволюционного развити€, причем в нее может войти и подлинна€ агресси€ (свойственна€ той ранней ступени).

ѕоскольку жесты приветстви€ и угрозы почти одинаковы, очень трудно заметить эту редкую и не совсем нормальную примесь побуждени€ к атаке в самом движении как таковом. Ќасколько похожи эти дружелюбные жесты на древнюю мимику угрозы -- несмотр€ на коренное различие мотиваций, -- видно из того, что их можно перепутать. Ќезначительное отклонение "угрозы" хорошо видно адресату спереди; но сбоку -- в профиль -- это отклонение совершенно незаметно, и не только наблюдателю-человеку, но и другому дикому гусю. ѕо весне, когда семейные узы постепенно слабеют и молодые гусаки начинают искать себе невест, -- часто случаетс€, что один из братьев еще св€зан с другим семейным триумфальным криком, но уже стремитс€ делать брачные предложени€ какой-нибудь чужой юной гусыне. ¬ыражаютс€ они отнюдь не в приглашении к спариванию, а в том, что он нападает на чужих гусей и затем, с приветствием, торопитс€ к своей избраннице. ≈сли его верный брат видит это сбоку -- он, как правило, принимает сватовство за начало атаки на чужую гусыню; а поскольку все самцы в группе триумфального крика мужественно сто€т друг за друга в борьбе, он €ростно бросаетс€ на будущую невесту своего брата и начинает ее колотить. —ам он не испытывает к ней никаких чувств, и такое избиение вполне соответствовало бы выразительному движению брата-жениха, если бы то несло в себе не приветствие, а угрозу.  огда самка в испуге удирает, ее жених оказываетс€ в величайшем смущении. я отнюдь не приписываю гус€м человеческих качеств: объективной физиологической основой любого смущени€ €вл€етс€ конфликт противоречащих друг другу побуждений, а именно в таком состо€нии -- вне вс€ких сомнений -- и находитс€ наш молодой гусак. ” молодого серого гус€ неверо€тно сильно стремление защищать избранную самку, но столь же силен и запрет напасть на брата, который в это врем€ еще €вл€етс€ его сотоварищем по братскому триумфальному крику. Ќасколько непреодолим этот запрет, мы еще увидим в дальнейшем на впечатл€ющих примерах.

≈сли триумфальный крик и содержит сколь-нибудь существенный зар€д агрессии по отношению к партнеру, то лишь в первой фазе с раскатом; в гогочущем приветствии она уже наверн€ка отсутствует. ѕоэтому -- и ’ельга ‘ишер того же мнени€ -- приветствие уже не имеет функции умиротворени€. ’от€ оно "еще" в точности копирует символическую форму переориентированной угрозы, -- между партнерами, совершенно определенно, не существует настолько сильной агрессивности, чтобы она нуждалась в отведении.

Ћишь в одной, совершенно особой и быстро проход€щей стадии индивидуального развити€ первоначальные побуждени€, лежащие в основе переориентировани€, отчетливо

видны и в приветствии.

(¬прочем, индивидуальное развитие триумфального крика у серых гусей -- тоже детально изученное ’ельгой ‘ишер -- вовсе не €вл€етс€ репродукцией его эволюционного становлени€; нельз€ переоценивать пределы применимости закона повторений.) Ќоворожденный гусь -- еще до того как он может ходить, сто€ть или есть -- способен выт€гивать шейку вперед, что сопровождаетс€ "гоготаньем" на тончайшей фистульной ноте. — самого начала этот звук двухслоговый, точно как "рэбрэб" или соответствующий писк ут€т. ”же через пару часов он превращаетс€ в многослоговое "пипипи", которое по ритму в точности совпадает с приветственным гоготаньем взрослых гусей. ¬ыт€гивание шеи и этот писк, несомненно, €вл€ютс€ первой ступенью, из которой при взрослении гус€ развиваютс€ и выразительное движение угрозы, и втора€ фаза триумфального крика. »з сравнительного исследовани€ происхождени€ этих видов мы знаем наверн€ка, что в ходе эволюции приветствие произошло из угрозы за счет ее переориентировани€ и ритуализации. ќднако в индивидуальном развитии тот же по форме жест сначала означает приветствие.  огда гусенок только что совершил т€желую и небезопасную работу по€влени€ на свет и лежит мокрым комочком гор€, с бессильно выт€нутой шейкой, -- из него можно выт€нуть только одну-единственную реакцию. ≈сли наклонитьс€ над ним и издать пару звуков, подража€ голосу гусей, -- он с трудом поднимает качающуюс€ головку, выт€гивает шейку и приветствует.  рошечный дикий гусь ничего другого еще не может, но уже приветствует свое социальное окружение!

 ак по смыслу выразительного движени€, так и в отношении провоцирующей ситуации выт€гивание шейки и писк у серых гус€т соответствуют именно приветствию, а не угрожающему жесту взрослых. ѕримечательно, однако, что по своей форме это движение аналогично как раз угрозе, так как характерное отклонение выт€нутой шеи в сторону от партнера у совсем маленьких гус€т отсутствует. “олько когда им исполн€етс€ несколько недель, -- среди пуха видны уже насто€щие перь€, -- тогда это мен€етс€.   этому времени птенцы станов€тс€ заметно агрессивнее по отношению к гус€там того же возраста из других семей: наступают на них с писком, выт€нув шеи, и пытаютс€ щипать. Ќо поскольку при таких потасовках детских семейных команд жесты угрозы и приветстви€ еще совершенно одинаковы, -- пон€тно, что часто происход€т недоразумени€ и кто-то из братцев и сестриц щиплет своего. ¬ этой особой ситуации, впервые в онтогенезе, видно ритуализованное переориентирование приветственного движени€: гусенок, обиженный кем-то из своих, не щиплетс€ в ответ, а интенсивно пищит и выт€гивает шею, котора€ совершенно отчетливо направлена мимо обидчика, хот€ и под меньшим углом, чем это будет впоследствии, при полностью освоенной церемонии. “ормоз€щее агрессию действие этого жеста необычайно отчетливо: только что нападавшие братец или сестрица тотчас же отстают и в свою очередь переход€т к приветствию, направленному мимо. ‘аза развити€, за врем€ которой триумфальный крик приобретает столь заметное умиротвор€ющее действие, длитс€ лишь несколько дней. –итуализованное переориентирование быстро закрепл€етс€ и предотвращает впредь -- за редкими исключени€ми -- любые недоразумени€.  роме того, с окончательным усвоением ритуализованной церемонии приветствие подпадает под власть автономного социального инстинкта и уже вовсе не содержит агрессии к партнеру; либо содержит такую мизерную ее долю, что нет нужды в специальном механизме, который затормаживал бы нападение на него. ¬ дальнейшем триумфальный крик функционирует исключительно в качестве уз, объедин€ющих членов семьи.

Ѕросаетс€ в глаза, что группа, объединенна€ триумфальным криком, €вл€етс€ закрытой. “олько что вылупившийс€ птенец приобретает членство в группе по праву рождени€ и принимаетс€ "не гл€д€", даже если он вовсе не гусь, а подкидыш, подсунутый ради эксперимента, например мускусна€ утка. ”же через несколько дней родители знают своих детей; дети тоже узнают родителей и с этих пор уже не про€вл€ют готовности к триумфальному крику с другими гус€ми.

≈сли поставить довольно жестокий эксперимент с переносом гусенка в чужую семью, то бедный ребенок принимаетс€ в новое сообщество триумфального крика тем труднее, чем позже его вырвали из родного семейного союза. ƒит€ боитс€ чужих; и чем больше оно выказывает этот страх, тем более они расположены набрасыватьс€ на него.

“рогательна детска€ доверчивость, с которой совсем неопытный, только что вылупившийс€ гусенок вышептывает предложение дружбы -- свой крошечный триумфальный писк -- первому существу, какое приближаетс€ к нему, "в предположении", что это должен быть кто-то из его родителей.

Ќо совершенно чужому -- серый гусь предлагает триумфальный крик (а вместе с ним и вечную любовь и дружбу) лишь в одном-единственном случае: когда темпераментный юноша вдруг влюбл€етс€ в чужую девушку. Ёто безо вс€ких кавычек! Ёти первые предложени€ совпадают по времени с моментом, когда почти годовала€ молодежь должна уходить от родителей, которые собираютс€ выводить новое потомство. —емейные узы при этом по необходимости ослабл€ютс€, но никогда не рвутс€ окончательно.

” гусей триумфальный крик еще более св€зан с персональным знакомством, чем у описанных выше уток. ”тки тоже "болтают" лишь с определенными, знакомыми товарищами; однако у них узы, возникающие между участниками церемонии, не так прочны, и добитьс€ принадлежности к группе у них не так трудно, как у гусей. ” этих случаетс€, что гусю, вновь прилетевшему в колонию, -- или купленному, если речь идет о домашних, -- требуютс€ буквально годы, чтобы быть прин€тым в группу совместного триумфального крика.

„ужаку легче приобрести членство в группе триумфального крика окольным путем, если кто-то из партнеров этой группы влюбл€етс€ в него и они образуют семью.

«а исключением специальных случаев влюбленности и принадлежности к семье по праву рождени€ -- триумфальный крик бывает тем интенсивнее, а узы, возникающие из него, тем прочнее, чем дольше животные знают друг друга. ѕри прочих равных услови€х можно утверждать, что прочность св€зей триумфального крика пропорциональна степени знакомства партнеров. Ќесколько утриру€, можно сказать, что узы триумфального крика между двум€ или несколькими гус€ми возникают всегда, когда степень знакомства и довери€ станов€тс€ дл€ этого достаточной.

 огда ранней весной старые гуси предаютс€ заботам о потомстве, а молодые, однолетки и двухлетки, любовным помыслам -- всегда остаетс€ какое-то количество неспарившихс€ гусей разного возраста, которые как "третьи лишние" эротически не зан€ты; и они всегда объедин€ютс€ в большие или меньшие группы. ќбычно мы кратко называем их бездетными. Ёто выражение неточно, так как многие молодые новобрачные, уже образовавшие прочные пары, тоже еще не высиживают птенцов. ¬ таких бездетных группах могут возникать по-насто€щему прочные триумфальные крики, не имеющие ни малейшей св€зи с сексуальностью. ќбсто€тельства принуждают каждого из двух одиноких гусей к общению с другим, и случайно может возникнуть бездетное содружество самца и самки. »менно это произошло в нынешнем году, когда стара€ овдовевша€ гусын€ вернулась из нашей дочерней колонии серых гусей на јммерзее и объединилась с вдовцом, жившим на «еевизен, супруга которого скончалась незадолго перед тем по неизвестной причине. я думал, что здесь начинаетс€ образование новой пары, но ’ельга ‘ишер с самого начала была убеждена, что речь идет о типичном бездетном триумфальном крике, который может еще раз св€зать взрослого самца с такой же самкой. “ак что -- вопреки иному мнению -- между мужчинами и женщинами бывают и отношени€ подлинной дружбы, не имеющие ничего общего с влюбленностью. ¬прочем, из такой дружбы легко может возникнуть любовь, и у гусей тоже.

—уществует давно известный трюк в разведении диких гусей: двух гусей, которых хот€т спаровать, вместе пересаживают в другой зоопарк или в другую компанию водоплавающих птиц. “ам их обоих не люб€т, как "гадкого утенка", и им приходитс€ искать общества друг друга. “аким образом добиваютс€, как минимум, возникновени€ бездетного триумфального крика -- и можно наде€тьс€, что из него получитс€ пара. ќднако в моей практике было очень много случаев, когда такие вынужденные св€зи тотчас же разрушались при возвращении птиц в прежнее окружение.

—в€зь между триумфальным криком и сексуальностью, т.е. собственно инстинктом копул€ции, не так легко пон€ть. ¬о вс€ком случае, эта св€зь слаба, и все непосредственно половое играет в жизни диких гусей сугубо подчиненную роль. „то объедин€ет пару гусей на всю жизнь -- это трицмфальный крик, а не половые отношени€ супругов. Ќаличие прочных уз триумфального крика между двум€ индивидами "прокладывает путь", т.е. до какой-то степени способствует по€влению половой св€зи. ≈сли два гус€ -- это могут быть и два гусака -- очень долго св€заны союзом этой церемонии, то в конце концов они, как правило, пробуют совокупл€тьс€. Ќапротив, половые св€зи, которые часто возникают уже у годовалых птиц, -- задолго до наступлени€ половой зрелости, -- по-видимому никак не благопри€тствуют развитию уз триумфального крика. ≈сли две молодые птицы многократно совокупл€ютс€, из этого нельз€ делать каких-либо выводов о возникновении будущей пары.

Ќапротив, достаточно лишь самого малого намека на предложение триумфального крика со стороны молодого гусака, -- если только он находит ответ у самки, -- чтобы со значительной веро€тностью предсказать, что из этих двух сложитс€ прочна€ пара. Ёти нежные отношени€, в которых сексуальные реакции вообще не играют никакой роли, к концу лета или к началу осени кажутс€ уже совершенно исчезнувшими; однако, когда по второй весне своей жизни молодые гуси начинают серьезное ухаживание -- они поразительно часто наход€т свою прошлогоднюю первую любовь. —лаба€ и в некотором смысле односторонн€€ св€зь, существующа€ между триумфальным криком и копул€цией у гусей, в значительной степени аналогична той, кака€ бывает и у людей, -- св€зи между влюбленностью и грубо-сексуальными реакци€ми.

"„иста€" любовь через нежность ведет к физическому сближению, которое при этом отнюдь не рассматриваетс€ как нечто существенное в данной св€зи; в то же врем€, возбуждающие ситуации и партнеры, вызывающие сильнейшее сексуальное влечение, далеко не всегда привод€т к пылкой влюбленности. ” серых гусей эти две функциональные сферы могут быть так же оторваны и независимы одна от другой, как и у людей, хот€, разумеетс€, "в нормальном случае", дл€ выполнени€ своей задачи по сохранению вида, они должны совпадать и относитьс€ к одному и тому же индивиду.

ѕон€тие "нормального" €вл€етс€ одним из самых труднеопределимых во всей биологии; но в то же врем€, к сожалению, оно столь же необходимо, как и обратное ему пон€тие патологического. ћой друг Ѕернхард ’оллман, когда ему попадалось что-нибудь особенно причудливое или необъ€снимое в строении или поведении какого-либо животного, обычно задавал наивный с виду вопрос: " онструктор этого хотел?" » в самом деле, единственна€ возможность определить "нормальную" структуру или функцию состоит в том, что мы утверждаем: они €вл€ютс€ как раз такими, какие под давлением отбора должны были развитьс€ именно в данной форме -- и ни в какой иной -- ради выполнени€ задачи сохранени€ вида,   несчастью, это определение оставл€ет в стороне все то, что развилось именно так, а не иначе, по чистой случайности -- но вовсе не должно подпадать под определение ненормального, патологического. ќднако мы понимаем под "нормальным" отнюдь не какое-то среднее, полученное из всех наблюдавшихс€ случаев; скорее это выработанный эволюционный тип, который -- по пон€тным причинам -- в чистом виде осуществл€етс€ крайне редко или вообще никогда. “ем не менее, эта сугубо идеальна€ конструкци€ нам необходима, чтобы было с чем сравнивать реальные случаи. ¬ учебнике зоологии поневоле приходитс€ описывать -- в качестве представител€ вида -- какого-то совершенного, идеального мотылька; мотылька, который именно в этой форме не встречаетс€ нигде и никогда, потому что все экземпл€ры, какие можно найти в коллекци€х, отличаютс€ от него, каждый чем-то своим. “очно так же мы не можем обойтись без "идеальной" конструкции нормального поведени€ серых гусей или какого-либо другого вида животных; такого поведени€, которое осуществл€лось бы без вли€ни€ каких-либо помех и которое встречаетс€ не чаще, чем безупречный тип мотылька. Ћюди, одаренные хорошей способностью к образному воспри€тию, вид€т идеальный тип структуры или. поведени€ совершенно непосредственно, т.е. они в состо€нии вычленить сущность типичного из фона случайных мелких несообразностей.  огда мой учитель ќскар ’ейнрот в своей, ставшей классической, работе о семействе утиных (1910) описал пожизненную и безусловную супружескую верность серых гусей в качестве "нормы", -- он совершенно правильно абстрагировал свободный от нарушений идеальный тип; хот€ он и не мог наблюдать его в действительности уже потому, что гуси живут иногда более полувека, а их супружеска€ жизнь всего на два года короче. “ем не менее его высказывание верно, и определенный им тип настолько же необходим дл€ описани€ и анализа поведени€, насколько бесполезна была бы средн€€ норма, выведенна€ из множества единичных случаев.  огда € недавно, уже работа€ над этой главой, просматривал вместе с ’ельгой ‘ишер все ее гусиные протоколы, то -- несмотр€ на все вышеуказанные соображени€ -- был как-то разочарован тем, что описанный моим учителем нормальный случай абсолютной "верности до гроба" среди великого множества наших гусей оказалс€ сравнительно редок. ¬озмутившись моим разочарованием, ’ельга сказала бессмертные слова:

"„его ты от них хочешь? ¬едь гуси тоже всего лишь люди!" ” диких гусей, в том числе -- это доказано -- и у живущих на воле, бывают очень существенные отклонени€ от нормы брачного и социального поведени€. ќдно из них, очень частое, особенно интересно потому, что у гусей оно поразительным образом способствует, а не вредит сохранению вида, хот€ у людей во многих культурах сурово осуждаетс€; € имею в виду св€зь между двум€ мужчинами. Ќи во внешнем облике, ни в определении обоих полов у гусей нет резких, качественных различий. ≈динственный ритуал при образовании пары, -- так называемый изгиб шеи, -- который у разных полов существенно отличаетс€, выполн€етс€ лишь в том случае, когда будущие партнеры не знают друг друга и потому несколько побаиваютс€. ≈сли этот ритуал пропущен, то ничто не мешает гусаку адресовать свое предложение триумфального крика не самке, а другому самцу.

“акое происходит особенно часто, хот€ не только в тех случа€х, когда все гуси слишком хорошо знают друг друга изза тесного содержани€ в неволе. ѕока мое отделение ѕланковского »нститута физиологии поведени€ располагалось в Ѕульдерне, в ¬естфалии, и нам приходилось держать всех наших водоплавающих птиц на одном, сравнительно небольшом пруду, -- это случалось настолько часто, что мы долгое врем€ ошибочно считали, будто нахождение разнополых партнеров происходит у серых гусей лишь методом проб и ошибок. Ћишь много позже мы обнаружили функцию церемонии изгиба шеи, в подробности которой не станем здесь вдаватьс€.

 огда молодой гусак предлагает триумфальный крик другому самцу и тот соглашаетс€, то каждый из них приобретает гораздо лучшего партнера и товарища, -- насколько это касаетс€ именно данной функциональной сферы, -- чем мог бы найти в самке. “ак как внутривидова€ агресси€ у гусаков гораздо сильнее, чем у гусынь, то и сильнее предрасположенность к триумфальному крику, и они вдохновл€ют друг друга на великие дела. ѕоскольку ни одна разнопола€ пара не в состо€нии им противосто€ть, така€ пара гусаков приобретает очень высокое, если не наивысшее положение в иерархии своей колонии. ќни хран€т пожизненную верность друг другу, по крайней мере не меньшую, чем в разнополых парах.  огда мы разлучили нашу старейшую пару гусаков. ћакса и  опфшлица, сослав ћакса в дочернюю колонию серых гусей на јмпер-Ўтаузее у ‘юрстенфельдбрюка, то через год траура оба они спаровались с самками, и обе пары вырастили птенцов. Ќо когда ћакса вернули на Ёсс-зее, -- без супруги и без детей, которых мы не смогли поймать, --  опфшлиц моментально бросил свою семью и вернулс€ к нему. —упруга  опфшлица и его сыновь€, по-видимому, оценили ситуацию совершенно точно и пытались прогнать ћакса €ростными атаками, но им это не удалось. —егодн€ два гусака держатс€ вместе, как всегда, а покинута€ супруга  опфшлица уныло ковыл€ет за ними следом, соблюда€ определенную дистанцию.

ѕон€тие, которое обычно св€зываетс€ со словом "гомосексуальность", определено и очень плохо, и очень широко.

"√омосексуалист" -- это и одетый в женское платье, подкрасившийс€ юноша в притоне, и герой греческих мифов; хот€ первый из них в своем поведении приближаетс€ к противоположному полу, а второй -- во всем, что касаетс€ его поступков, -- насто€щий супермен и отличаетс€ от нормального мужчины лишь выбором объектов своей половой активности. ¬ эту категорию попадают и наши "гомосексуальные" гусаки. »м извращение более "простительно", чем јхиллу и ѕатроклу, уже потому, что самцы и самки у гусей различаютс€ меньше, чем у людей.  роме того, они ведут себ€ гораздо более "по-людски", чем большинство людейгомосексуалистов, поскольку никогда не совокупл€ютс€ и не производ€т замен€ющих действий, либо делают это в крайне редких, исключительных случа€х. ѕравда, по весне можно видеть, как они торжественно исполн€ют церемонию прелюдии к совокуплению: то красивое, грациозное погружение шеи в воду, которое видел у лебедей и прославил в стихах поэт √ельдерлин.  огда после этого ритуала они намереваютс€ перейти к копул€ции, то -- естественно -- каждый пытаетс€ взобратьс€ на другого, и ни один не думает распластатьс€ на воде на манер самки. ƒело, таким образом, заходит в тупик, и они бывают несколько рассержены друг на друга, однако оставл€ют свои попытки без особого возмущени€ или разочаровани€.  аждый из них в какой-то степени относитс€ к другому как к своей жене, но если она несколько фригидна и не хочет отдаватьс€ -- это не наносит сколь-нибудь заметного ущерба их великой любви.   началу лета гусаки постепенно привыкают к тому, что копул€ци€ у них не получаетс€, и прекращают свои попытки; однако интересно, что за зиму они успевают это забыть и следующей весной с новой надеждой стараютс€ потоптать друг друга.

„асто, хот€ далеко не всегда, сексуальные побуждени€ таких гусаков, св€занных друг с другом триумфальным криком, наход€т выход в другом направлении. Ёти гусаки оказываютс€ неверо€тно прит€гательны дл€ одиноких самок, что веро€тно объ€сн€етс€ их высоким иерархическим рангом, который они приобретают благодар€ объединенной боевой мощи. ¬о вс€ком случае, рано или поздно находитс€ гусын€, котора€ на небольшом рассто€нии следует за двум€ такими геро€ми, но влюблена -- как показывают детальные наблюдени€ и последующий ход событий -- в одного из них. ѕоначалу така€ девушка стоит или соответственно плавает р€дышком, как бедный "третий лишний", когда гусаки предпринимают свои безуспешные попытки к соитию; но рано или поздно она изобретает хитрость -- ив тот момент, когда ее избранник пытаетс€ взобратьс€ на партнера, она быстренько втискиваетс€ между ними в позе готовности. ѕри этом она всегда предлагает себ€ одному и тому же гусаку!  ак правило, он взбираетс€ на нее; однако тотчас же после этого -- тоже как правило -- поворачиваетс€ к своему другу и выполн€ет дл€ него финальную церемонию:

"Ќо думал-то € при этом о тебе!" „асто второй гусак принимает участие в этой заключительной церемонии, по всем правилам.

¬ одном из запротоколированных случаев гусын€ не следовала повсюду за обоими гусаками, а около полудн€, когда у гусей особенно сильно половое возбуждение, ждала своего возлюбленного в определенном углу пруда.

ќн приплывал к ней второп€х, а тотчас после соити€ снималс€ и летел через пруд назад к своему другу, чтобы исполнить с ним эпилог спаривани€, что казалось особенно недружелюбным по отношению к даме. ¬прочем, она не выгл€дела "оскорбленной".

ƒл€ гусака така€ полова€ св€зь может постепенно превратитьс€ в "любимую привычку", а гусын€ с самого начала была готова добавить свой голос к его триумфальному крику. — упрочением знакомства уменьшаетс€ дистанци€, на которой следует гусын€ за парой самцов; так что другой, который ее не топчет, тоже все больше и больше привыкают к ней. «атем она очень постепенно, сначала робко, а потом со все возрастающей уверенностью начинает принимать участие в триумфальном крике обоих друзей, а они все больше и больше привыкают к ее посто€нному присутствию. “аким обходным путем, через долгое-долгое знакомство, самка из более или менее нежелательного довеска к одному из гусаков превращаетс€ в почти полноправного члена группы триумфального крика, а через очень долгое врем€ -- даже в совершенно полноправного.

Ётот длительный процесс может быть сокращен одним чрезвычайным событием. ≈сли гусын€, не получавша€ ни от кого помощи в защите гаездового участка, сама добыла себе место, сама устроила гнездо и насиживает €йца -- вот тут может случитьс€, что оба гусака наход€т ее и адаптируют (либо во врем€ насиживани€, либо уже после по€влени€ птенцов). “о есть, строго говор€, они адаптируют выводок, гус€т; но мир€тс€ с тем, что у них есть мать и что она шумит вместе со всеми, когда они триумфально кричат со своими приемными детьми, которые в действительности €вл€ютс€ отпрысками одного из них. —то€ть на страже у гнезда и водить за собой детей -- это, как писал уже ’ейнрот, поистине вершины жизни гусака, очевидно более нагруженные эмоци€ми и аффектацией, нежели прелюди€ к соитию и оно само; потому здесь создаетс€ лучший мост дл€ установлени€ тесного знакомства участвующих индивидов и дл€ возникновени€ общего триумфального крика. Ќезависимо от пути, в конце концов через несколько лет они приход€т к насто€щему браку втроем, при котором раньше или позже второй гусак тоже начинает топтать гусыню и все три птицы вместе участвуют в любовной игре. —амое замечательное в этом тройственном браке -- а мы имели возможность наблюдать целый р€д таких случаев -- состоит в его биологическом успехе: они посто€нно держатс€ на самой вершине иерархии в своей колонии, всеща сохран€ют свой гнездовой участок и из года в год выращивают достаточно многочисленное потомство. “аким образом, "гомосексуальные" узы триумфального крика двух гусаков никак нельз€ считать чем-то патологическим, тем более что они встречаютс€ и у гусей, живущих на свободе: ѕитер —котт наблюдал у диких короткоклювых гусей в »сландии значительный процент семей, которые состо€ли из двух самцов и одной самки. “ам биологическое преимущество, вытекающее из удвоени€ оборонной мощи отцов, было еще более €вным, чем у наших гусей, в значительной степени защищенных от хищников.

я достаточно подробно описал, как новый член может быть прин€т в закрытый круг группы триумфального крика в силу долгого знакомства. ќсталось показать еще такое событие, при котором узы триумфального крика возникают внезапно, словно взрыв, и мгновенно св€зывают двух индивидов навсегда. ћы говорим в этом случае -- безо вс€ких кавычек, -- что они влюбились друг в друга.

јнглийское "to fall in love" и ненавистное мне из-за его вульгарности немецкое выражение "втюритьс€" -- оба нагл€дно передают внезапность этого событи€.

” самок и у очень молодых самцов изменени€ в поведении -- из-за некоторой "стыдливой" сдержанности -- бывают не столь €вными, как у взрослых гусаков, но отнюдь не менее глубокими и роковыми, скорее наоборот. «релый же самец оповещает о своей любви фанфарами и литаврами; просто неверо€тно, насколько может внешне изменитьс€ животное, не располагающее ни €рким брачным нар€дом, как костистые рыбы, распаленные таким состо€нием, ни специальной структурой оперени€, как павлины и многие другие птицы, демонстрирующие при сватовстве свое великолепие. —о мной случалось, что € буквально не узнавал хорошо знакомого гусака, если он успевал "влюбитьс€" со вчера на сегодн€. ћышечный тонус повышен, в результате возникает энергична€, напр€женна€ осанка, мен€юща€ обычный контур птицы; каждое движение производитс€ с избыточной мощью; взлет, на который в другом состо€нии решитьс€ трудно, влюбленному гусаку удаетс€ так, словно он не гусь, а колибри; крошечные рассто€ни€, которые каждый разумный гусь прошел бы пешком, он пролетает, чтобы шумно, с триумфальным криком обрушитьс€ возле своей обожаемой. “акой гусак разгон€етс€ и тормозит, как подросток на мотоцикле, и в поисках ссор, как мы уже видели, тоже ведет себ€ очень похоже.

¬любленна€ юна€ самка никогда не нав€зываетс€ своему возлюбленному, никогда не бегает за ним; самое большее -- она "как бы случайно" находитс€ в тех местах, ще он часто бывает. Ѕлагосклонна ли она к его сватовству, гусак узнает только по игре ее глаз; причем когда он совершает свои подвиги, она смотрит не пр€мо на него, а "будто бы" куда-то в сторону. Ќа самом деле она смотрит на него, но не поворачивает головы, чтобы не выдать направление своего взгл€да, а следит за ним краем глаза, точь-в-точь как это бывает у дочерей человеческих.

 ак это, к сожалению, бывает и у людей, иногда волшебна€ стрела јмура попадает только в одного. —уд€ по нашим протоколам, это чаще случаетс€ с юношей, чем с девушкой; но тут возможна ошибка, за счет того, что тонкие внешние про€влени€ девичьей влюбленности у гусей тоже труднее заметить, чем более €вные про€влени€ мужской. ” самца сватовство часто бывает успешным и тогда, когда предмет его любви не отвечает ему таким же чувством, потому что ему дозволено самым беззастенчивым образом преследовать свою возлюбленную, отгон€ть всех других претендентов и безмерным упорством своего посто€нного, преисполненного ожиданий присутстви€ постепенно добитьс€ того, что она привыкает к нему и вносит свой голос в его триумфальный крик. Ќесчастна€ и окончательно безнадежна€ влюбленность случаетс€ главным образом тогда, когда ее объект уже прочно св€зан с кем-то другим. ¬о всех наблюдавшихс€ случа€х такого рода гусаки очень скоро отказывались от своих прит€заний. Ќо об одной очень ручной гусыне, которую € сам вырастил, в протоколе значитс€, что она более четырех лет в неизменной любви своей ходила следом за счастливым в браке гусаком. ќна всегда "как бы случайно" скромно присутствовала на рассто€нии нескольких метров от его семьи. » ежегодно доказывала верность своему возлюбленному неоплодотворенной кладкой.

¬ерность в отношении триумфального крика и сексуальна€ верность своеобразно коррелируютс€, хот€ и по-разному у самок и у самцов. ¬ идеальном нормальном случае, когда все ладитс€ и не возникает никаких помех, -- т.е. когда пара здоровых, темпераментных серых гусей влюбл€етс€ друг в друга по первой своей весне, и ни один из них не тер€етс€, не попадает в зубы к лисе, не погибает от глистов, не сбиваетс€ ветром в телеграфные провода и т.д., -- оба гус€, скорее всего, будут всю жизнь верны друг другу как в триумфальном крике, так и в половой св€зи. ≈сли судьба разрушает узы первой любви, то и гусак, и гусын€ могут вступить в новый союз триумфального крика, -- тем легче, чем раньше случилась беда, -- хот€ при этом заметно нарушаетс€ моногамность половой активности, причем у гусака сильнее, чем у гусыни. “акой самец вполне нормально празднует триумфы со своей супругой, честно стоит на страже у гнезда, защищает свою семью так же отважно, как и любой другой; короче говор€, он во всех отношени€х образцовый отец семейства -- только при случае топчет других гусынь. ¬ особенности он предрасположен к этому греху в тех случа€х, когда его самки нет поблизости; например, он где-то вдали от гнезда, а она сидит на €йцах. Ќо если его "любовница" приближаетс€ к выводку или к центру их гнездового участка, гусак очень часто нападает на нее и гонит прочь. «рители, склонные очеловечивать поведение животных, в таких случа€х обвин€ют гусака в стремлении сохранить его "св€зь" в тайне от супруги, -- что, разумеетс€, означает чрезвычайное преувеличение его умственных способностей.

¬ действительности, возле семьи или гнезда он реагирует на чужую гусыню так же, как на любого гус€, не принадлежащего к их группе; в то врем€ как на нейтральной территории отсутствует реакци€ защиты семейства, котора€ мешала бы ему видеть в ней самку. „ужа€ самка €вл€етс€ лишь партнершей в половом акте; гусак не про€вл€ет никакой склонности задерживатьс€ возле нее, ходить с ней вместе и уж тем более защищать ее или ее гнездо. ≈сли по€вл€етс€ потомство, то выращивать своих внебрачных детей ей приходитс€ самой.

"Ћюбовница", со своей стороны, стараетс€ осторожно и "как бы случайно" быть поближе к своему другу. ќн ее не любит, но она его -- да, т.е. она с готовностью прин€ла бы его предложение триумфального крика, если бы он такое сделал. ” самок серых гусей готовность к половому акту гораздо сильнее св€зана с влюбленностью, чем у самцов; иными словами, известна€ диссоциаци€ между узами любви и сексуальным влечением у гусей тоже легче и чаще про€влет€ среди мужчин, чем среди женщин. » войти в новую св€зь, если порвалась прежн€€, гусыне тоже гораздо труднее, чем гусаку. ѕрежде всего это относитс€ к ее первому вдовству.

„ем чаще она становитс€ вдовой или партнер ее покидает -- тем легче ей становитс€ найти нового; впрочем, тем слабее бывают, как правило, новые узы. ѕоведение многократно вдовевшей или "разводившейс€" гусыни весьма далеко от типичного. —ексуально более активна€, менее заторможенна€ чопорностью, чем молода€ самка, -- одинаково готова€ вступить и в новый союз триумфального крика, и в новую половую св€зь, -- така€ гусын€ становитс€ прототипом "роковой женщины". ќна пр€мо-таки провоцирует серьезное сватовство молодого гусака, который был бы готов к пожизненному союзу, но через короткое врем€ повергает своего избранника в горе, броса€ его ради нового возлюбленного.

Ѕиографи€ самой старой нашей серой гусыни јды -- чудесный пример всего сказанного, ее истори€ закончилась поздней "великой страстью" и счастливым браком, но это довольно редкий случай. ѕротокол јды читаетс€, как захватывающий роман, -- но ему место не в этой книге.

„ем дольше прожила пара в счастливом супружестве и чем ближе подходило их бракосочетание к очерченному выше идеальному случаю, тем труднее бывает, как правило, овдовевшему супругу вступить в новый союз триумфального крика. —амке, как мы уже говорили, еще труднее, чем самцу. ’ейнрот описывает случаи, когда овдовевшие гусыни до конца жизни оставались одинокими и сексуально пассивными. ” гусаков мы ничего подобного не наблюдали:

даже поздно овдовевшие сохран€ли траур не больше года, а затем начинали вступать в систематические половые св€зи, что в конечном итоге окольным путем приводило все к тем же узам триумфального крика. »з только что описанных правил существует масса исключений. Ќапример, мы видели, как одна гусын€, долго проживша€ в безукоризненном браке, тотчас же после потери супруга вступила в новый, во всех отношени€х полноценный брак. Ќаше объ€снение, что, мол, в прежнем супружестве что-то все-таки было, веро€тно, не в пор€дке, уж очень похоже на "домогательство первопричин" ("petitio principii") .

ѕобные исключени€ настолько редки, что мне, пожалуй, лучше было бы вообще о них промолчать, чтобы не портить правильное впечатление о прочности и посто€нстве, которые характеризуют узы триумфального крика не только в идеализированном "нормальном" случае, но и в статистическом среднем из всех наблюдавшихс€ случаев.

≈сли воспользоватьс€ каламбуром, то триумфальный крик -- это лейтмотив среди всех мотиваций, определ€ющих повседневную жизнь диких гусей. ќн посто€нно звучит едва заметным призвуком в обычном голосовом контакте, -- в том гоготанье, которое «елма Ћагерлеф удивительно верно перевела словами: "«десь €, ты где?" -- несколько усилива€сь при недружелюбной встрече двух семей и полностью исчеза€ лишь при кормежке на пастбище, а особенно -- при тревоге, при общем бегстве или при перелетах крупных стай на большие рассто€ни€. ќднако едва лишь проходит такое волнение, временно подавл€ющее триумфальный крик, как у гусей тотчас же вырываетс€ -- в опредленной степени как симптом контраста -- быстрое приветственное гоготанье, которе мы уже знаем как самую слабую степень триумфального крика. „лены группы, объединенной этими узами, целый день и при каждом удобном случае, так сказать, увер€ют друг друга: "ћы едины, мы вместе против всех чужих".

ѕо другим инстинктивным действи€м мы уже знаем о той замечательной спонтанности, об исход€щем из них самих производстве стимулов, которое €вл€етс€ специфичным дл€ какого-то определенного поведенческого акта и масса которого в точности настроена на "потребление" данного действи€; т.е. производство тем обильнее, чем чаще животному приходитс€ выполн€ть данное действие. ћыши должны грызть, курицы клевать, а белки прыгать. ѕри нормальных жизненных услови€х им это необходимо, чтобы прокормитьс€.

Ќо когда в услови€х лабораторного плена такой нужды нет -- им это все равно необходимо; именно потому, что все инстинктивные действи€ порождаютс€ внутренним производством стимулов, а внешние раздражители лишь направл€ют осуществление этих действий в конкретных услови€х места и времени. “очно так же серому гусю необходимо триумфально кричать, и если отн€ть у него возможность удовлетвор€ть эту потребность, то он превращаетс€ в патологическую карикатуру на самого себ€. ќн не может разр€дить накопившийс€ инстинкт на каком-нибудь эрзац-объекте, как это делает мышь, грызуща€ что попало, или белка, стереотипно скачуща€ по клетке, чтобы избавитьс€ от своей потребности в движении. —ерый гусь, не имеющий партнера, с которым можно триумфально кричать, сидит или бродит печальный и подавленный.

≈сли …еркс однажды так метко сказал о шимпанзе, что один шимпанзе -- это вообще не шимпанзе, то к диким гус€м это относитс€ еще в большей степени, даже тогда -- как раз, особенно тогда, -- когда одинокий тусь находитс€ в густонаселенной колонии, где у него нет партнера по триумфальному крику. ≈сли така€ печальна€ ситуаци€ преднамеренно создаетс€ в опыте, в котором одного-единственного гусенка выращивают, как  аспара ’аузера, изолированно от сородичей, то у этого несчастного создани€ наблюдаетс€ р€д характерных поведенческих отклонений. ќни относ€тс€ и к неодушевленному, и -- в еще большей степени -- к одушевленному окружению; и чрезвычайно многозначительно похожи на отклонени€, установленные –ене Ўпицем у госпитализированных детей, которые лишены достаточных социальных контактов. “акое существо не только лишено способности реагировать должным образом на раздражени€ из внешней среды; оно стараетс€, по возможности, уклонитьс€ от любых внешних воздействий.

ѕоза лежа лицом к стене €вл€етс€ при таких состо€ни€х "патогномической", т.е. она уже сама по себе достаточна дл€ диагноза. “ак же и гуси, которых психически искалечили подобным образом, сад€тс€, уткнувшись клювом в угол комнаты; а если поместить в одну комнату двух -- как мы сделали однажды, -- то в два угла, расположенные по диагонали. –ене Ўпиц, которому мы показали этот эксперимент, был просто потр€сен такой аналогией между поведением наших подопытных животных и тех детей, которых он изучал в сиротском приюте. ¬ отличие от детей, про гусей мы еще не знаем, насколько такой калека поддаетс€ лечению, ибо на восстановление требуютс€ годы. ѕожалуй, еще более драматично, чем така€ экспериментальна€ помеха возникновению уз триумфального крика, действует насильственный разрыв этих уз, который в естественных услови€х случаетс€ слишком часто. ѕерва€ реакци€ на исчезновение партнера состоит в том, что серый гусь изо всех сил стараетс€ его отыскать. ќн беспрерывно, буквально день и ночь, издает трехслоговый дальний зов, торопливо и взволнованно обегает привычные места, в которых обычно бывал вместе с пропавшим, и все больше расшир€ет радиус своих поисков, облета€ большие пространства с непрерывным призывным криком. — утратой партнера тотчас же пропадает кака€ бы то ни было готовность к борьбе, осиротевший гусь вообще перестает защищатьс€ от своих сородичей, убегает от более молодых и слабых; а поскольку о его состо€нии сразу же "начинаютс€ толки" в колонии, то он мигом оказываетс€ на самой низшей ступени иерархии. ѕорог всех раздражении, вызывающих бегство, понижаетс€; птица про€вл€ет крайнюю трусость не только по отношению к сородичам, она реагирует на все раздражени€ внешнего мира с большим испугом, чем прежде. √усь, бывший до этого ручным, может начать бо€тьс€ людей, как дикий.

»ногда, правда, у гусей, выращенных человеком, может случитьс€ обратное: осиротевша€ птица снова прив€зываетс€ к своему опекуну, на которого уже не обращала никакого внимани€, пока была счастливо св€зана с другими гус€ми. “ак произошло, например, с гусаком  опфшлицем, когда мы отправили в ссылку его друга ћакса.

ƒикие гуси, нормальным образом выращенные их собственными родител€ми, в случае потери партнера могут вернутьс€ к родител€м, к своим брать€м и сестрам, с которыми они перед тем уже не поддерживали каких-либо заметных отношений, но -- как показывают именно эти наблюдени€ -- сохран€ли латентную прив€занность к ним.

Ќесомненно, к этой же сфере €влений относитс€ и тот факт, что гуси, которых мы уже взрослыми переселили в дочерние колонии нашего гусиного хоз€йства -- на озеро јммерзее или на пруды јмперштаувайер в ‘юрстенфельдбрюке, -- возвращались в прежнюю колонию на Ёсс-зее именно тогда, когда тер€ли своих супругов или партнеров по триумфальному крику.

¬се описанные выше симптомы, относ€щиес€ к вегетативной нервной системе и к поведению, очень похоже про€вл€ютс€ и у скорб€щих людей. ƒжон Ѕаулби в своем исследовании грусти у маленьких детей дал нагл€дную трогательную картину этих €влений; и просто неверо€тно, до каких деталей простираетс€ здесь аналоги€ между человеком и птицей! ¬ точности как человеческое лицо при длительном сохранении описанного депрессивного состо€ни€ бывает отмечено посто€нной неподвижностью -- "убито горем", -- то же самое происходит и с лицом серого гус€. ¬ обоих случа€х за счет длительного снижени€ симпатического тонуса особенно подвержены изменени€м нижние окологлазь€, что характерно дл€ внешнего про€влени€ "опечаленности". ћою любимую старую гусыню јду € издали узнаю среди сотен других гусей по этому скорбному выражению ее глаз; и € получил однажды впечатл€ющее подтверждение, что это не плод моей фантазии. ќдин очень опытный знаток животных, особенно птиц, ничего не знавший о предыстории јды, вдруг показал на нее и сказал:

"Ёто гусын€, должно быть, хлебнула гор€!" »з принципиальных соображений теории познани€ мы считаем ненаучными, незаконными любые высказывани€ о субъективных переживани€х животных, за исключением одного: субъективные переживани€ у животных есть. Ќервна€ система животного отличаетс€ от нашей, как и происход€щие в ней процессы; и можно прин€ть за аксиому, что переживани€, идущие параллельно с этими процессами, тоже качественно отличаютс€ от наших. Ќо эта теоретически трезва€ установка по поводу субъективных переживаний у животных, естественно, никак не означает, что отрицаетс€ их существование. ћой учитель ’ейнрот на упрек, что он будто бы видит в животном бездушную машину, обычно отвечал с улыбкой:

"—овсем наоборот, € считаю животных эмоциональными людьми с очень слабым интеллектом!" ћы не знаем и не можем знать, что субъективно происходит в гусе, который про€вл€ет все объективные симптомы человеческого гор€.

Ќо мы не можем удержатьс€ от чувства, что его страдание сродни нашему!

„исто объективно -- все поведение, какое можно наблюдать у дикого гус€, лишенного уз триумфального крика, имеет наибольшее сходство с поведением животных, очень прив€занных к месту обитани€, когда их вырывают из привычного окружени€ и пересаживают в чужую обстановку. «десь начинаютс€ те же отча€нные поиски, и так же пропадает вс€ка€ боеготовность до тех пор, пока животное не найдет свои родные места. ƒл€ сведущего человека характеристика св€зи серого гус€ с партнером по триумфальному крику будет нагл€дной и меткой, если сказать, что гусь относитс€ к партнеру так же -- со всех точек зрени€, -- как относитс€ к центру своей территории чрезвычайно прив€занное к своему участку животное, у которого эта прив€занность тем сильнее, чем больше "степень его знакомства" с нею. ¬ непосредственной близости к этому центру не только внутривидова€ агресси€, но и многие другие автономные жизненные про€влени€ соответствующего вида достигают наивысшей интенсивности. ћоника ћайер-’ольцапфель определила партнера по личной дружбе как "животное, эквивалентное дому", и тем самым ввела термин, который успешно избегает антропоморфной субъективизации поведени€ животных, но при этом во всей полноте охватывает значение чувств, вызываемых насто€щим другом.

ѕоэты и психоаналитики давно уже знают, как близко соседствуют любовь и ненависть; знают, что и у нас, людей, объект любви почти всегда, "амбивалентно", бывает и объектом агрессии. “риумфальный крик у гусей -- € подчеркиваю снова и снова -- это лишь аналог, в самом лучшем случае лишь €рка€, но упрощенна€ модель человеческой дружбы и любви; однако эта модель знаменательным

образом

показывает, как может

возникнуть така€ двойственность. ≈сли даже -- при нормальных услови€х -- во втором акте церемонии, в дружеском приветственном повороте друг к другу агресси€ у серых гусей совершенно отсутствует, то в целом -- особенно в первой части, сопровождаемой "раскатом", -- ритуал содержит полную меру автохтонной агрессии, котора€ направлена, хот€ и скрытно, против возлюбленного друга и партнера.

„то это именно так -- мы знаем не только из эволюционных соображений, приведенных в предыдущей главе, но и из наблюдени€ исключительных случаев, которые высвечивают взаимодействие первичной агрессии и ставших автономными мотиваций триумфального крика.

Ќаш самый старый белый гусь, ѕаульхен, на втором году жизни спаривалс€ с гусыней своего вида, но в то же врем€ сохран€л узы триумфального крика с другим таким же гусаком, Ўнееротом, который хот€ и не был ему братом, но стал таковым в совместной жизни. ” белых гусаков есть обыкновение -- широко распространенное у насто€щих и у нырковых уток, но очень редкое у гусей -- насиловать чужих самок (особенно тогда, когда они наход€тс€ на гнезде, насижива€ €йца). “ак вот, когда на следующих год супруга ѕаульхена построила гнездо, отложила €йца и стала их насиживать, возникла ситуаци€, столь же интересна€, сколь ужасна€: Ўнеерот насиловал самку посто€нно и жесточайшим образом, а ѕаульхен ничего на мог против этого предприн€ть!  огда Ўнеерот €вл€лс€ на гнездо и хватал гусыню, ѕаульхен с величайшей €ростью бросалс€ на развратника, но затем, добежав до него, обходил его резким зигзагом и в конце концов нападал на какой-нибудь безобидный эрзац-объект, например на нашего фотографа, снимавшего эту сцену. Ќикогда прежде € не видел столь отчетливо эту власть переориентировани€, закрепленного ритуализацией: ѕаульхен хотел напасть на Ўнеерота, -- тот, вне вс€ких сомнений сомнений, возбуждал его гнев, -- но не мог, потому что накатанна€ дорога ритуализованного действи€ проносила его мимо предмета €рости так же жестко и надежно, как стрелка, установленна€ соответствующим образом, посылает локомотив на соседний путь.

ѕоведение этого белого гус€ показывает совершенно однозначно, что даже стимулы, определенно вызывающие агрессию, привод€т не к нападению, а к триумфальному крику, если исход€т от партнера. ” белых гусей вс€ церемони€ не раздел€етс€ на два акта так отчетливо, как у серых, у которых первый акт содержит больше агрессии и направл€етс€ наружу, а второй состоит почти исключительно в социально мотивированном обращении к партнеру. Ѕелые гуси веро€тно вообще сильнее зар€жены агрессивностью, чем наши дружелюбные серые. “ак же и их триумфальный крик, который в этом отношении примитивнее у белых гусей, чем у их серых родственников. “аким образом, в описанном ненормальном случае смогло возникнуть поведение, которое в механике побуждений полностью соответствовало исходному переориентированному нападению, нацеленному мимо партнера, какое мы уже видели у цихлид. «десь хорошо применимо ‘рейдово пон€тие регрессии.

Ќесколько иной процесс регрессии может внести определенные изменени€ и в триумфальный крик серых гусей, а именно -- в его вторую, неагрессивную фазу; и в этих изменени€х отчетливо про€вл€етс€ изначальное участие агрессивного инстинкта. Ёто в высшей степени драматичное событие может произойти лишь в том случае, если два сильных гусака вступают в союз триумфального крика, как описано выше. ћы уже говорили, что даже сама€ боеспособна€ гусын€ уступает в борьбе самому слабому гусаку, так что ни одна нормальна€ пара гусей не может высто€ть против двух таких друзей, и потому они сто€т в иерархии гусиной колонии очень высоко. — возрастом и с долгой привычкой к этому высокому рангу у них растет "самоуверенность", т.е. уверенность в победе, а вместе с тем и агрессивность. ќдновременно интенсивность триумфального крика растет и вместе со степенью знакомства партнеров, т.е. с продолжительностью их союза. ѕри этих обсто€тельствах вполне пон€тно, что церемони€ единства такой пары гусаков приобретает степень интенсивности, котора€ у разнополой пары не достигаетс€ никогда. ”же неоднократно упоминавшихс€ ћакса и  опфшлица, которые "женаты" вот уже дев€ть лет, € узнаю издали по сумашедшей восторженности их триумфального крика.

“ак вот, иногда бывает, что триумфальный крик таких гусаков выходит из вс€ких рамок, доходит до экстаза, -- и тут происходит нечто весьма примечательное и жуткое.

 рики станов€тс€ все громче, сдавленнее и быстрее, шеи выт€гиваютс€ все более горизонтально и тем самым тер€ют характерное дл€ церемонии подн€тое положение, а угол, на который отклон€етс€ переориентированное движение от направлени€ на партнера, становитс€ все меньше. »ными словами, ритуализованна€ церемони€ при чрезмерном нарастании ее интенсивности утрачивает те двигательные признаки, которые отличают ее от неритуализованного прототипа. “аким образом происходит насто€ща€ ‘рейдова регресси€: церемони€ возвращаетс€ к эволюционно более раннему, первоначальному состо€нию. ¬первые такую "разритуализацию" обнаружил ». Ќиколаи на снегир€х. ÷еремони€ приветстви€ у самочек этих птиц, как и триумфальный крик у гусей, возникла за счет ритуализации из исходных угрожающих жестов. ≈сли усилить сексуальные побуждени€ самки снегир€ долгим одиночеством, а затем поместить ее вместе с самцом, то она преследует его жестами приветстви€, которые принимают агрессивный характер тем отчетливее, чем сильнее напр€жение полового инстинкта.

” пары гусаков возбуждение такой экстатической любви-ненависти может на любом уровне остановитьс€ и вновь затихнуть; затем развиваетс€ хот€ еще и крайне возбужденный, однако нормальный триумфальный крик, завершающийс€ тихим и нежным гоготаньем, даже если их жесты только что угрожающе приближались к про€влени€м €ростной агрессивности. ƒаже если видишь такое впервые, ничего не зна€ о только что описанных процессах, -- наблюда€ подобные про€влени€ чрезмерно пылкой любви, испытываешь какое-то непри€тное чувство.

Ќевольно приход€т на ум выражени€ типа "“ак теб€ люблю, что съел бы" -- и вспоминаетс€ стара€ мудрость, которую так часто подчеркивал ‘рейд, что именно обиходна€ речь обладает надежным и верным чутьем к глубочайшим психологическим взаимосв€з€м.

ќднако в единичных случа€х -- за дес€ть лет наблюдений у нас в протоколах всего три таких -- разритуализаци€, дошедша€ до наивысшего экстаза, не поворачивает всп€ть; и тогда происходит событие, непоправимое и влекущее чрезвычайно т€желые последстви€ дл€ дальнейшей жизни участников: угрожающие и боевые позы обоих гусаков приобретают все более чистую форму, возбуждение доходит до точки кипени€, -- и прежние друзь€ внезапно хватают друг друга "за воротник" и ороговелым сгибом крыла обрушивают град ударов, грохот которых разноситс€ по округе. “акую смертельно серьезную схватку слышно буквально за километр. ќбычна€ драка двух гусаков, котора€ разгораетс€ из-за соперничества по поводу самки или места под гнездо, редко длитс€ больше нескольких секунд, а больше минуты -- никогда. ¬ одной их трех схваток между бывшими партнерами по триумфальному крику мы запротоколировали продолжительность бо€ в четверть часа, после чего бросились к ним встревоженные шумом сражени€. ”жасающа€, ожесточенна€ €рость таких схваток лишь в малой степени объ€сн€етс€, пожалуй, тем обсто€тельством, что противники слишком хорошо знакомы и потому испытывают друг перед другом меньше страха, чем перед чужаком. „резвычайна€ ожесточенность супружеских ссор тоже черпаетс€ не только из этого источника. ћне кажетс€, что, скорее, в каждой насто€щей любви спр€тан такой зар€д латентной агрессии, замаскированной узами партнеров, что при разрыве этих уз возникает тот отвратительный феномен, который мы называем ненавистью. Ќет любви без агрессии, но нет и ненависти без любви!

ѕобедитель никогда не преследует побежденного, и мы ни разу не видели, чтобы между ними возникла втора€ схватка. Ќаоборот, в дальнейшем эти гусаки намеренно избегают друг друга; если гуси большим стадом пасутс€ на болотистом лугу за оградой, они всегда наход€тс€ в диаметрально противоположных точках. ≈сли они случайно -- когда не замет€т друг друга воврем€ -- или в нашем эксперименте оказываютс€ р€дом, то демонстрируют, пожалуй, самое достопримечательное поведение, какое мне приходилось видеть у животных; трудно решитьс€ описать его, риску€ попасть под подозрение в необузданной фантазии. √усаки -- смущаютс€\ ¬ подлинном смысле этого слова! ќни не в состо€нии друг друга видеть, друг на друга посмотреть; у каждого взгл€д беспокойно блуждает вокруг, колдовски прит€гиваетс€ к объекту его любви и ненависти -- и отскакивает, как отдергиваетс€ палец от раскаленного металла.

ј в добавление к тому оба беспрерывно через что-то перепрыгивают, оправл€ют оперение, тр€сут клювом нечто несуществующее и т.д. ѕросто уйти они тоже не в состо€нии, ибо все, что может выгл€деть бегством, запрещено древним заветом: "сохран€ть лицо" любой ценой. ѕоневоле становитс€ жалко их обоих; чувствуетс€, что ситуаци€ чрезвычайно болезненна€. »сследователь, зан€тый проблемами внутривидовой агрессии, много бы дал за возможность посредством

точного

количественного анализа мотиваций установить пропорциональные соотношени€, в которых первична€ агресси€ и автономное, обособившеес€ побуждение к триумфальному крику взаимодействуют друг с другом в различных частных случа€х такой церемонии. ѕо-видимому, мы постепенно приближаемс€ к решению этой задачи, но рассмотрение соответствующих исследований здесь увело бы нас слишком далеко.

¬место того мы хотели бы еще раз окинуть взгл€дом все то, что узнали из данной главы об агрессии и о своеобразных механизмах торможени€, которые не только исключают какую бы то ни было борьбу между совершенно определенными индивидами, посто€нно св€занными друг с другом, но и создают между ними особого рода союз. — примером такого союза мы подробнее познакомились на триумфальном крике гусей. «атем мы хотим исследовать отношени€ между союзом такого рода и другими механизмами социальной совместной жизни, которые € описал в предыдущих главах.  огда € сейчас перечитываю ради этого соответствующие главы, мен€ охватывает чувство бессили€: € сознаю, что мне не удалось воздать должное величию и важности эволюционных процессов, о которых -- мне кажетс€ -- € знаю, как они происходили, и которые € решилс€ описать. Ќадо полагать, более или менее одаренный речью ученый, который всю свою жизнь занималс€ какой-то материей, должен бы быть в состо€нии изложить результаты трудов своих таким образом, чтобы передать слушателю или читателю не только то, что он знает, но и то, что он при этом чувствует. ћне остаетс€ лишь наде€тьс€, что чувство, которое € не сумел выразить в словах, повеет на читател€ из краткого изложени€ фактов, когда € воспользуюсь здесь подобающим мне средством краткого научного резюме.

 ак мы знаем из 8-й главы, существуют животные, которые полностью лишены внутривидовой агрессии и всю жизнь держатс€ в прочно св€занных ста€х. ћожно было бы думать, что этим создани€м предначертано развитие посто€нной дружбы и братского единени€ отдельных особей; но как раз у таких мирных стадных животных ничего подобного не бывает никогда, их объединение всегда совершенно анонимно. Ћичные узы, персональную дружбу мы находим только у животных с высокоразвитой внутривидовой агрессией, причем эти узы тем прочнее, чем агрессивнее соответствующий вид. ≈два ли есть рыбы агрессивнее цихлид и птицы агрессивнее гусей. ќбщеизвестно, что волк -- самое агрессивное животное из всех млекопитающих ("bestia senza pace" у ƒанте); он же -- самый верный из всех друзей. ≈сли животное в зависимости от времени года попеременно становитс€ то территориальным и агрессивным, то неагрессивным и общительным, -- люба€ возможна€ дл€ него персональна€ св€зь ограничена периодом агрессивности.

ѕерсональные узы возникли в ходе великого становлени€, вне вс€ких сомнений, в тот момент, когда у агрессивных животных по€вилась необходимость в совместной де€тельности двух или более особей ради какой-то задачи сохранени€ вида; веро€тно, главным образом ради заботы о потомстве. Ќесомненно, что личные узы и любовь во многих случа€х возникли из внутривидовой агрессии, в известных случа€х это происходило путем ритуализации переориентированного нападени€ или угрозы. ѕоскольку возникшие таким образом ритуалы св€заны лично с партнером, и поскольку в дальнейшем, превратившись в самосто€тельные инстинктивные действи€, они станов€тс€ потребностью, -- они превращают в насущную потребность и посто€нное присутствие партнера, а его самого -- в "животное, эквивалентное дому".

¬нутривидова€ агресси€ на миллионы лет старше личной дружбы и любви. «а врем€ долгих эпох в истории «емли наверн€ка по€вл€лись животные, исключительно свирепые и агрессивные. ѕочти все рептилии, каких мы знаем сегодн€, именно таковы, и трудно предположить, что в древности это было иначе. ќднако личные узы мы знаем только у костистых рыб, у птиц и у млекопитающих, т.е. у групп, ни одна их которых не известна до позднего мезозо€. “ак что внутривидовой агрессии без ее контр-партнера, без любви, бывает сколько угодно; но любви без агрессии не бывает.

Ќенависть, уродливую младшую сестру любви, необходимо четко отдел€ть от внутривидовой агрессии. ¬ отличие от обычной агрессии она бывает направлена на индивида, в точности как и любовь, и по-видимому любовь €вл€етс€ предпосылкой ее по€влени€: по-насто€щему ненавидеть можно, наверно, лишь то, что когда-то любил, и все еще любишь, хоть и отрицаешь это.

ѕожалуй, излишне указывать на аналогии между описанным выше социальным поведением некоторых животных -- прежде всего диких гусей -- и человека. ¬се прописные истины наших пословиц кажутс€ в той же мере подход€щими и дл€ этих птиц. Ѕудучи эволюционистами и дарвинистами с колыбели, мы можем и должны извлечь из этого важные выводы. ѕрежде всего мы знаем, что самыми последними общими предками птиц и млекопитающих были примитивные рептилии позднего девона и начала каменноугольного периода, которые наверн€ка не обладали высокоразвитой общественной жизнью и вр€д ли были умнее л€гушек. ќтсюда следует, что подоби€ социального поведени€ у серых гусей и у человека не могут быть унаследованы об общих предков; они не "гомологичны", а возникли -- это не подлежит сомнению -- за счет так называемого конвергентного приспособлени€. » так же несомненно, что их существование не случайно; веро€тность -- точнее, неверо€тность -- такого совпадени€ можно вычислить, но она выразилась бы астрономическим числом нулей.

≈сли в высшей степени сложные нормы поведени€ -- как, например, влюбленность, дружба, иерархические устремлени€, ревность, скорбь и т.д. и т.д. -- у серых гусей и у человека не только похожи, но и просто-таки совершенно одинаковы до забавных мелочей -- это говорит нам наверн€ка, что каждый такой инстинкт выполн€ет какую-то совершенно определенную роль в сохранении вида, и притом такую, котора€ у гусей и у людей почти или совершенно одинакова. ѕоведенческие совпадени€ могут возникнуть только так.

 ак подлинные естествоиспытатели, не вер€щие в "безошибочные инстинкты" и прочие чудеса, мы считаем самоочевидным, что каждый такой поведенческий акт €вл€етс€ функцией соответствующей специальной телесной структуры, состо€щей из нервной системы, органов чувств и т.д.; иными словами -- функцией структуры, возникшей в организме под давлением отбора. ≈сли мы -- с помощью какой-нибудь электронной или просто мысленной модели -- попытаемс€ представить себе, какую сложность должен иметь физиологический аппарат такого рода, чтобы произвести хот€ бы, к примеру, социальное поведение триумфального крика, то с изумлением обнаружим, что такие изумительные органы, как глаз или ухо, кажутс€ чем-то совсем простеньким в сравнении с этим аппаратом.

„ем сложнее и специализированное два органа, аналогично устроенных и выполн€ющих одну и ту же функцию, тем больше у нас оснований объединить их общим, функционально определенным пон€тием -- и обозначить одним и тем же названием, хот€ их эволюционное происхождение совершенно различно. ≈сли, скажем, каракатицы или головоногие, с одной стороны, и позвоночные, с другой, независимо друг от друга изобрели глаза, которые построены по одному и тому принципу линзовой камеры и в обоих случа€х состо€т из одних и тех же конструктивных элементов -- линза, диафрагма, стекловидное тело и сетчатка, -- то нет никаких разумных доводов против того, чтобы оба органа -- у каракатиц и у позвоночных -- называть глазами, безо вс€ких кавычек. — таким же правом мы можем это себе позволить и в отношении элементов социального поведени€ высших животных, которое как минимум по многим признакам аналогично поведению человека.

¬ысокомерным умникам сказанное в этой главе должно послужить серьезным предупреждением. ” животного, даже не принадлежащего к привилегированному классу млекопитающих, исследование обнаруживает механизм поведени€, который соедин€ет определенных индивидов на всю жизнь и превращаетс€ в сильнейший мотив, определ€ющий все поступки, который пересиливает все "животные" инстинкты -- голод, сексуальность, агрессию и страх -- и создает общественные отношени€ в формах, характерных дл€ данного вида. “акой союз по всем пунктам аналогичен тем отношени€м, какие у нас, у людей, складываютс€ на основе любви и дружбы в их самом чистом и благородном про€влении.

ѕ–ќѕќ¬≈ƒ№ —ћ»–≈Ќ»я

–убанок не проходит здесь --

¬ доске сучки торчат везде --

“во€ то спесь.

» ты всегда -- всегда

√арцуешь у нее в узде.

’ристиан ћоргенштерн

¬се, что содержитс€ в предыдущих одиннадцати главах, -- это научное естествознание. ѕриведенные факты достаточно проверены, насколько это вообще можно утверждать в отношении результатов такой молодой науки, как сравнительна€ этологи€. ќднако теперь мы оставим изложение того, что вы€вилось в наблюдени€х и в экспериментах с агрессивным поведением животных, и обратимс€ к вопросу: можно ли из всего этого извлечь что-нибудь применимое к человеку, полезное дл€ предотвращени€ тех опасностей, которые вырастают из его собственного агрессивного инстинкта.

≈сть люди, которые уже в самом этом вопросе усматривают оскорбление рода людского. „еловеку слишком хочетс€ видеть себ€ центром мироздани€; чем-то таким, что по самой своей сути не принадлежит остальной природе, а противостоит ей как нечто иное и высшее. ”порствовать в этом заблуждении -- дл€ многих людей потребность. ќни остаютс€ глухи к мудрейшему из наказов, какие когда-либо давал им мудрец, -- к призыву "познай себ€"; это слова ’илона, хот€ обычно их приписывают —ократу. „то же мешает люд€м прислушатьс€ к ним?

≈сть три преп€тстви€ тому, усиленные могучими эмоци€ми. ѕервое из них легко устранимо у каждого разумного человека; второе, при всей его пагубности, все же заслуживает уважени€; третье пон€тно в свете духовной эволюции -- и потому его можно простить, но с ним управитьс€, пожалуй, труднее всего на свете. » все они неразрывно св€заны и переплетены с тем человеческим пороком, о котором древн€€ мудрость гласит, что он шагает впереди падени€, -- с гордыней. я хочу прежде всего показать эти преп€тстви€, одно за другим; показать, каким образом они вред€т. ј затем постараюсь по мере сил способствовать их устранению.

ѕервое преп€тствие -- самое примитивное. ќно мешает самопознанию человека тем, что запрещает ему увидеть историю собственного возникновени€. Ёмоциональна€ окраска и упр€ма€ сила такого запрета парадоксальным образом возникают из-за того, что мы очень похожи на наших ближайших родственников. Ћюдей было бы легче убедить в их происхождении, если бы они не были знакомы с шимпанзе. Ќеумолимые законы образного воспри€ти€ не позвол€ют нам видеть в обезь€не -- особенно в шимпанзе -- просто животное, как все другие, а заставл€ют разгл€деть в ее физиономии человеческое лицо. ¬ таком аспекте шимпанзе, измеренный человеческой меркой, кажетс€ чем-то ужасным, дь€вольской карикатурой на нас. ”же с гориллой, отсто€щей от нас несколько дальше в смысле родства, и уж тем более с орангутангом, мы испытываем меньшие трудности. Ћица стариков -- причудливые дь€вольские маски -- мы воспринимаем вполне серьезно и иногда даже находим в них какую-то красоту. — шимпанзе это совершенно невозможно. ќн выгл€дит неотразимо смешно, но при этом настолько вульгарно, настолько отталкивающе, -- таким может быть лишь совершенно опустившийс€ человек. Ёто субъективное впечатление не так уж ошибочно: есть основани€ предполагать, что общие предки человека и шимпанзе по уровню развити€ были гораздо выше нынешних шимпанзе.  ак ни смешна сама по себе эта оборонительна€ реакци€ человека по отношению к шимпанзе, ее т€жела€ эмоциональна€ нагрузка склонила очень многих ученых к построению совершенно безосновательных теорий о возникновении человека. ’от€ происхождение от животных не отрицаетс€, но близкое родство с шимпанзе либо перепрыгиваетс€ серией логических кульбитов, либо обходитс€ изощренными окольными пут€ми.

¬торое преп€тствие к самопознанию -- это эмоциональна€ антипати€ к признанию того, что наше поведение подчин€етс€ законам естественной причинности. Ѕернгард ’ассенштайн дал этому определение "антикаузальна€ оценка". —мутное, похожее на клаустрофобию чувство несвободы, которое наполн€ет многих людей при

размышлении

о всеобщей

причинной предопределенности природных €влений, конечно же, св€зано с их оправданной потребностью в свободе воли и со столь же оправданным желанием, чтобы их действи€ определ€лись не случайными причинами, а высокими цел€ми.

“ретье великое преп€тствие человеческого самопознани€ -- по крайней мере в нашей западной культуре -- это наследие идеалистической философии. ќна делит мир на две части: мир вещей, который идеалистическое мышление считает в принципе индифферентным в отношении ценностей, и мир человеческого внутреннего закона, который один лишь заслуживает признани€ ценности. “акое деление замечательно оправдывает эгоцентризм человека, оно идет навстречу его антипатии к собственной зависимости от законов природы -- и потому нет ничего удивительного в том, что оно так глубоко вросло в общественное сознание. Ќасколько глубоко -- об этом можно судить по тому, как изменилось в нашем немецком €зыке значение слов "идеалист" и "материалист"; первоначально они означали лишь философскую установку, а сегодн€ содержат и моральную оценку. Ќеобходимо у€снить себе, насколько привычно стало, в нашем западном мышлении, уравнивать пон€ти€ "доступное научному исследованию" и "в принципе оценочно-индифферентное". ћен€ легко обвинить, будто € выступаю против этих трех преп€тствий человеческого самопознани€ лишь потому, что они противоречат моим собственным научным и философским воззрени€м, -- € должен здесь предостеречь от подобных обвинений. я выступаю не как закоренелый дарвинист против непри€ти€ эволюционного учени€, и не как профессиональный исследователь причин -- против беспричинного чувства ценности, и не как убежденный материалист -- против идеализма. ” мен€ есть другие основани€. —ейчас естествоиспытателей часто упрекают в том, будто они накликают на человечество ужасные напасти и приписывают ему слишком большую власть над природой. Ётот упрек был бы оправдан, если бы ученым можно было поставить в вину, что они не сделали предметом своего изучени€ и самого человека. ѕотому что опасность дл€ современного человечества происходит не столько из его способности властвовать над физическими процессами, сколько из его неспособности разумно направл€ть процессы социальные. ќднако в основе этой неспособности лежит именно непонимание причин, которое €вл€етс€ -- как € хотел бы показать -- непосредственным следствием тех самых помех к самопознанию.

ќни преп€тствуют исследованию именно тех и только тех €влений человеческой жизни, которые кажутс€ люд€м имеющими высокую ценность; иными словами, тех, которыми мы гордимс€. Ќе может быть излишней резкость следующего утверждени€: если нам сегодн€ основательно известны функции нашего пищеварительного тракта -- и на основании этого медицина, особенно кишечна€ хирурги€, ежегодно спасает жизнь тыс€чам людей, -- мы здесь об€заны исключительно тому счастливому обсто€тельству, что работа этих органов ни в ком не вызывает особого почтени€ и благоговени€. ≈сли, с другой стороны, человечество в бессилии останавливаетс€ перед патологическим разложением своих социальных структур, если оно -- с атомным оружием в руках -- в социальном плане не умеет себ€ вести более разумно, нежели любой животный вид, -- это в значительной степени обусловлено тем обсто€тельством, что собственное поведение высокомерно переоцениваетс€ и, как следствие, исключаетс€ из числа природных €влений, которые можно изучать.

»сследователи -- воистину -- совершенно не виноваты в том, что люди отказываютс€ от самопознани€.  огда ƒжордано Ѕруно сказал им, что они вместе с их планетой -- это всего лишь пылинка среди бесчисленного множества других пылевых облаков, -- они сожгли его.  огда „арлз ƒарвин открыл, что они одного корн€ с животными, они бы с удовольствием прикончили и его; попыток заткнуть ему рот было предостаточно.  огда «игмунд ‘рейд попыталс€ проанализировать мотивы социального поведени€ человека и объ€снить его причинность, -- хот€ и с субъективной психологической точки зрени€, но вполне научно в смысле методики постановки проблем, -- его обвинили в нигилизме, в слепом материализме и даже в порнографических наклонност€х. „еловечество преп€тствует самооценке всеми средствами; и поистине уместно призвать его к смирению -- и всерьез попытатьс€ взорвать эти завалы чванства на пути самопознани€.

—егодн€ мне уже не приходитс€ сталкиватьс€ с тем сопротивлением, которое противосто€ло открыти€м ƒжордано Ѕруно, -- это ободр€ющий признак распространени€ естественно-научных знаний, -- так что € начну с того, что противостоит открыти€м „арлза ƒарвина. ћне кажетс€, есть простое средство примирить людей с тем фактом, что они сами возникли как часть природы, без нарушени€ ее законов: нужно лишь показать им, насколько ¬селенна€ велика и прекрасна, насколько достойны величайшего благоговени€ цар€щие в ней законы. ѕрежде всего, € более чем уверен, что человек, достаточно знающий об эволюционном становлении

органического мира, не может внутренне сопротивл€тьс€ осознанию того, что и сам он об€зан своим существованием этому прекраснейшему из всех естественных процессов. я не хочу обсуждать здесь веро€тность -- или, лучше сказать, неоспоримость -- учени€ о происхождении видов, многократно превышающую веро€тность всех наших исторических знаний. ¬се, что нам сегодн€ известно, органически вписываетс€ в это учение, ничто ему не противоречит, и ему присущи все достоинства, какими может обладать учение о творении: убедительна€ сила, поэтическа€ красота и впечатл€ющее величие.

 то усвоил это во всей полноте, тот не может испытывать отвращение ни к открытию ƒарвина, что мы с животными имеем общее происхождение, ни к выводам ‘рейда, что и нами руковод€т те же инстинкты, какие управл€ли нашими дочеловеческими предками. Ќапротив, сведущий человек почувствует лишь новое благоговение перед –азумом и ќтветственной ћоралью, которые впервые пришли в этот мир лишь с по€вление человека -- и вполне могли бы дать ему силу, чтобы подчинить животное наследие в себе самом, если бы он в своей гордыне не отрицал само существование такого наследи€.

≈ще одно основание дл€ всеобщего отказа от эволюционного учени€ состоит в глубоком почтении, которое мы, люди, испытываем по отношению к своим предкам. "ѕроисходить" по-латыни звучит "аехсепоеге", т.е. буквально "нисходить, опускатьс€", и уже в римском праве было прин€то помещать прародителей наверху родословной и рисовать генеалогическое древо, разветвл€вшеес€ сверху вниз. “о, что человек имеет хот€ всего двух родителей, но 256 пра-пра-пра-пра-пра-прадедов и бабок, -- это в родословных не отражалось даже в тех случа€х, когда они охватывали соответствующее число поколений. ѕолучалось это потому, что среди всех тех предков набиралось не так уж много таких, которыми можно было похвастатьс€. ѕо мнению некоторых авторов, выражение "нисходить", возможно, св€зано и с тем, что в древности любили выводить свое происхождение от богов. „то древо жизни растет не сверху вниз, а снизу вверх -- это, до ƒарвина, ускользало от внимани€ людей. “ак что слово "нисхождение" означает нечто, как раз обратное тому, что оно хотело бы означать: его можно отнести к тому, что наши предки в свое врем€ в самом буквальном смысле спустились с деревьев.

»менно это они и сделали, хот€ -- как мы теперь знаем -- еще задолго до того, как стали людьми.

Ќемногим лучше обстоит дело и со словами "развитие", "эволюци€". ќни тоже вошли в обиход в то врем€, когда мы не имели пон€ти€ о возникновении видов в ходе эволюции, а знали только о возникновении отдельного организма из €йца или из семени. ÷ыпленок развиваетс€ из €йца или подсолнух из семечка в самом буквальном смысле, т.е. из зародыша не возникает ничего такого, что не было в нем упр€тано с самого начала.

¬еликое ƒрево ∆изни растет совершенно иначе. ’от€ древние формы €вл€ютс€ необходимой предпосылкой дл€ возникновени€ их более развитых потомков, этих потомков никоим образом нельз€ вывести из исходных форм, предсказав их на основе особенностей этих форм. “о, что из динозавров получились птицы или из обезь€н люди, -- это в каждом случае исторически единственное достижение эволюционного процесса, который хот€ в общем направлен ввысь -- согласно законам, управл€ющим всей жизнью, -- но во всех своих детал€х определ€етс€ так называемой случайностью, т.е. бесчисленным множеством побочных причин, которые в принципе невозможно охватить во всей полноте. ¬ этом смысле "случайно", что в јвстралии из примитивных предков получились эвкалипт и кенгуру, а в ≈вропе и јзии -- дуб и человек.

Ќовое приобретение -- которое нельз€ вывести из предыдущей ступени, откуда оно берет свое начало, -- в подавл€ющем большинстве случаев бывает чем-то высшим в сравнении с тем, что было. Ќаивна€ оценка, выраженна€ в заглавии "Ќизшие животные" -- оно оттиснено золотыми буквами на первом томе доброй, старой "∆изни животных" Ѕрэма, -- дл€ каждого непредубежденного человека €вл€етс€ неизбежной закономерностью мысли и чувства.  то хочет во что бы то ни стало остатьс€ "объективным" натуралистом и избежать насили€ со стороны своего субъективного воспри€ти€, тот может попробовать -- разумеетс€, лишь в воображении -- уничтожить по очереди редиску, муху, л€гушку, морскую свинку, кошку, собаку и, наконец, шимпанзе. ќн поймет, как поразному трудно далось бы ему убийство на разных уровн€х жизни. «апреты, которые противосто€ли бы каждому такому убийству, -- хорошее мерило той разной ценности, какую представл€ют дл€ нас различные формы высшей жизни, хотим мы этого или нет.

Ћозунг свободы от оценок в естествознании не должен приводить к убеждению, будто происхождение видов -- эта великолепнейша€ из всех цепей естественно объ€снимых событий -- не в состо€нии создавать новые ценности.

¬озникновение какой-то высшей формы жизни из более простого предка означает дл€ нас приращение ценности -- это столь же очевидна€ действительность, как наше собственное существование.

Ќи в одном из наших западных €зыков нет непереходного глагола, который мог бы обозначить филогенетический процесс, сопровождаемый приращением ценности.

≈сли нечто новое и высшее возникает из предыдущей ступени, на которой нет того, и из которой не выводитс€ то, что составл€ет саму суть этого нового и высшего, -- такой процесс нельз€ называть развитием. ¬ принципе это относитс€ к каждому значительному шагу, сделанному генезисом органического мира, в том числе и к первому -- к возникновению жизни, -- и к последнему на сегодн€шний день -- к превращению антропоида в человека.

Ќесмотр€ на все достижени€ биохимии и вирусологии, поистине великие и глубоко волнующие, возникновение жизни остаетс€ -- пока! -- самым загадочным из всех событий. –азличие между органическими и неорганическими процессами удаетс€ изложить лишь "инъюнктивным" определением, т.е. таким, которое заключает в себе несколько признаков живого, создающих жизнь только в их общем сочетании.  аждый из них в отдельности -- как, например, обмен веществ, рост, ассимил€ци€ и т.д. -- имеет и неорганические аналоги.  огда мы утверждаем, что жизненные процессы суть процессы физические и химические, это безусловно верно. Ќет никаких сомнений, что они в принципе объ€снимы в качестве таковых вполне естественным образом. ƒл€ объ€снени€ их особенностей не нужно обращатьс€ к чуду, так как сложность молекул€рных и прочих структур, в которых эти процессы протекают, вполне достаточна дл€ такого объ€снени€.

«ато не верно часто звучащее утверждение, будто жизненные процессы -- это в сущности процессы химические и физические. ¬ этом утверждении незаметно содержитс€

неверна€ оценка, вытекающа€ из иллюзорного представлени€, о котором уже много говорили.  ак раз "в сущности" -- т.е. с точки зрени€ того, что характерно дл€ этих процессов и только дл€ них, -- они представл€ют собой нечто совершенно иное, нежели то, что обычно понимаетс€ под физико-химическими процессами. » презрительное высказывание, что они "всего лишь" таковы, тоже неверно. Ёто процессы, которые -- в силу особенностей той материи, в коей они происход€т, -- выполн€ют совершенно особые функции самосохранени€, саморегулировани€, сбора информации -- и, самое главное, функцию воспроизведени€ необходимых дл€ всего этого структур. Ёти процессы могут иметь причинное объ€снение; однако в материи, структурированной иначе или менее сложно, они протекать не могут.

¬ принципе так же, как соотнос€тс€ процессы и структуры живого с процессами и структурами неживого, внутри органического мира люба€ высша€ форма жизни соотноситс€ с низшей, от которой произошла. ќрлиное крыло, ставшее дл€ нас символом вс€кого стремлени€ ввысь, -- это "в сущности всего лишь" передн€€ лапа рептилии? “ак же и человек -- далеко не "в сущности всего лишь" обезь€на.

ќдин сентиментальный мизантроп изрек часто повтор€емый афоризм: "ѕознав людей, € полюбил зверей". я утверждаю обратное: кто по-насто€щему знает животных, в том числе высших и наиболее родственных нам, и притом имеет хоть какое-то пон€тие об истории развити€ животного мира, только тот может по достоинству оценить уникальность человека. ћы -- самое высшее достижение ¬еликих  онструкторов эволюции на «емле, какого им удалось добитьс€ до сих пор; мы их "последний крик", но, разумеетс€, не последнее слово. ƒл€ естествоиспытател€ запрещены любые абсолютные определени€, даже в области теории познани€. ќни -- грех против —в€того ƒуха "pagta pei", великого учени€ √ераклита, что нет ничего статичного, но все течет в вечном становлении.

¬озводить в абсолют и объ€вл€ть венцом творени€ сегодн€шнего человека на нынешнем этапе его марша сквозь врем€ -- хочетс€ наде€тьс€, что этот этап будет пройден поскорее -- это дл€ натуралиста сама€ кичлива€ и сама€ опасна€ из всех необоснованных догм. —чита€ человека окончательным подобием Ѕога, € ошибусь в Ѕоге. Ќо если € не забываю о том, что чуть ли не вчера (с точки зрени€ эволюции) наши предки еще были самыми обыкновенными обезь€нами из ближайших родственников шимпанзе, -- тут € могу разгл€деть какой-то проблеск надежды.

Ќе нужно слишком большого оптимизма, чтобы предположить, что из нас, людей, может возникнуть нечто лучшее и высшее. Ѕудучи далек от того, чтобы видеть в человеке подобие Ѕожие, лучше которого ничего быть не может, € утверждаю более скромно и, как мне кажетс€, с большим почтением к “ворению и его неиспользованным возможност€м: св€зующее звено между животными и подлинно человечными людьми, которое долго ищут и никак не могут найти, -- это мы! ѕервое преп€тствие к человеческому самопознанию -- нежелание верить в наше происхождение от животных -- основано, как € только что показал, на незнании или на неверном понимании сущности органического творени€. ѕоэтому просвещение может его устранить, по крайней мере в принципе. “о же относитс€ и ко второму, на котором мы сейчас остановимс€ подробнее, -- к антипатии против причинной обусловленности мировых процессов. Ќо в этом случае устранить недоразумение гораздо труднее.

≈го корень -- принципиальное заблуждение, будто некий процесс, если он причинно определен, не может быть в то же врем€ направлен к какой-либо цели.  онечно же, во ¬селенной существует бесчисленное множество €влений, вовсе не целенаправленных, в отношении которых вопрос "«ачем?" должен остатьс€ без ответа, если только нам не захочетс€ найти его любой ценой; и тогда мы в неумеренной переоценке собственной значимости, например, воспринимаем восход Ћуны как ночное освещение в нашу честь. Ќо нет такого €влени€, к которому был бы неприложим вопрос о его причине.

 ак уже говорилось в 3-й главе, вопрос "«ачем?" имеет смысл только там, где работали ¬еликие  онструкторы или сконструированный ими живой конструктор. Ћишь там, где отдельные части общей системы специализировались при "разделении труда" дл€ выполнени€ различных, дополн€ющих друг друга функций, там разумен вопрос "«ачем? ". Ёто относитс€ и к жизненным процессам, и к тем неживым структурам и функци€м, которые жизнь поставила на службу своим цел€м: например, к машинам, созданным людьми. ¬ этих случа€х вопрос "ƒл€ чего?" не только разумен, но и необходим. Ќельз€ догадатьс€, по какой причине у кошки острые когти, если не знать, что ловл€ мышей -- это специальна€ функци€, дл€ которой они созданы.

Ќо ответ на вопрос "ƒл€ чего?" отнюдь не делает излишним вопрос "ѕочему? " ; это обсуждалось в начале 6-й главы о ¬еликом ѕарламенте »нстинктов. я покажу на примитивном сравнении, что эти вопросы вовсе не исключают друг друга. я еду на своей старой машине через страну, чтобы сделать доклад в дальнем городе, что €вл€етс€ целью моего путешестви€. ѕо дороге размышл€ю о целесообразности, о "финалистичности" машины и ее конструкции -- и радуюсь, как хорошо она служит цели моей поездки. Ќо тут мотор пару раз чихает и глохнет. ¬ этот момент € с огорчением понимаю, что мою машину движет не цель. Ќа ее несомненной финалистичности далеко нс уедешь; и лучшее, что € смогу сделать, -- это сконцентрироватьс€ на естественных причинах ее движени€ и разобратьс€, в каком месте нарушилось их взаимодействие.

Ќасколько ошибочно мнение, будто причинные и целевые взаимосв€зи исключают друг друга, можно еще нагл€днее показать на примере "царицы всех прикладных наук" -- медицины. Ќикакой "—мысл ∆изни", никакой "¬сесоздающий ‘актор", ни одна сама€ важна€ неисполненна€ "∆изненна€ «адача" не помогут несчастному, у которого возникло воспаление в аппендиксе; ему может помочь молоденький ординатор хирургической клиники, если только правильно продиагностирует причину расстройства. “ак что целевое и причинное рассмотрение жизненных процессов не только не исключают друг друга, но вообще имеют смысл лишь в совокупности. ≈сли бы человек не стремилс€ к цел€м, то не имел бы смысла его вопрос о причинах; если он не имеет пон€ти€ о причинных взаимосв€з€х, он бессилен направить событи€ к нужной цели, как бы хорошо он ее ни представл€л.

“ака€ св€зь между целевым и причинным рассмотрением €влени€ жизни кажетс€ мне совершенно очевидной, однако иллюзи€ их несовместимости оказываетс€ дл€ многих совершенно непреодолимой.  лассический пример тому, насколько подвержены этому заблуждению даже великие умы, содержитс€ в стать€х ”. ћак-ƒугалла, основател€ "психологии цели". ¬ своей книге "ќчерки психологии" он отвергает все причинно-психологические объ€снени€ поведени€ животных с одним-единственным

исключением: то нарушение функции ориентировани€ по световому компасу, которое заставл€ет насекомых в темноте лететь на плам€, он объ€сн€ет с помощью так называемых тропизмов, т.е. на основе причинного анализа механизмов ориентировани€.

¬еро€тно, люди так сильно бо€тс€ причинного исследовани€ потому, что их мучает безрассудный страх, будто полное проникновение в причины €влений может обратить в иллюзию свободу человеческой воли, свободу хотеть.  онечно, тот факт, что человек может сам чего-то хотеть, так же мало подлежит сомнению, как и само его существование. Ѕолее глубокое проникновение в физиологические причинные взаимосв€зи собственного поведени€ ничего не может изменить в том, что человек хочет; но может внести изменени€ в то, чего он хочет.

“олько при очень поверхностном рассмотрении свобода воли кажетс€ состо€щей в том, что человек -- совершенно не св€занный никакими законами -- "может хотеть, чего хочет". “акое может померещитьс€ только тому, кто из-за клаустрофобии бежит от причинности. ¬споминаетс€, как алчно был подхвачен принцип неопределенности из €дерной физики, "беспричинный" выброс квантов; как на этой почве строились теории, которые должны были посредничать между физическим детерминизмом и верой в свободу воли, хот€ и оставл€ли ей жалкую свободу игральной кости, выпадающей чисто случайно. ќднако нельз€ всерьез говорить о свободной воле, представл€€ ее как произвол некоего безответственного тирана, которому предоставлена возможность определ€ть все наше поведение. —ама свободна€ вол€ наша подчинена строгим законам морали, и наше стремление к свободе существует, между прочим, и дл€ того, чтобы преп€тствовать нам подчин€тьс€ другим законам, кроме именно этих. ѕримечательно, что бо€зливое чувство несвободы никогда не вызываетс€ сознанием, что наши поступки так же жестко св€заны законами морали, как физиологические процессы законами физики. ћы все единодушны в том, что наивысша€ и прекраснейша€ свобода человека идентична моральному закону в нем. Ѕольшее знание естественных причин собственного поведени€ может только приумножить возможности человека и дать ему силу претворить его свободную волю в поступки; однако это знание никак не может ослабить его стремлени€. » если -- в утопическом случае окончательного успеха причинного анализа, который в принципе невозможен, -- человеку удалось бы полностью раскрыть причинные св€зи всех €влений, в том числе и происход€щих в его собственном организме, -- он не перестал бы хотеть, но хотел бы того же самого, чего "хот€т" свободные от противоречий ¬селенский закон, ¬семирный разум, Ћогос. Ёта иде€ чужда лишь современному западному мышлению; древнеиндийским философам и средневековым мистикам она была очень знакома.

я подошел к третьему великому преп€тствию на пути самопознани€ человека: к вере, глубоко укоренившейс€ в нашей западной культуре, будто естественно объ€снимое ценности не имеет. Ёта вера происходит из утрировани€ кантианской философии ценностей, котора€ в свою очередь €вл€етс€ следствием идеалистического разделени€ мира на две части.  ак уже указывалось, страх перед причинностью, о котором мы только что говорили, €вл€етс€ одним из эмоционально мотивированных оснований дл€ высокой оценки непознаваемого; однако здесь замешаны и другие неосознанные факторы. Ќепредсказуемо поведение ¬ластител€, ќтца, в образе которых всегда присутствует кака€-то дол€ произвола и несправедливости. Ќепостижим приговор Ѕожий. ≈сли нечто можно естественным образом объ€снить, им можно и овладеть; и вместе со своей непредсказуемостью оно часто тер€ет почти всю свою ужасность. »з перуна -- который «евс метал по своему произволу, не поддающемус€ никакому разумению, -- Ѕенждамен ‘ранклин сделал простую электрическую искру, и громоотвод защищает от нее наши дома.

Ќеобоснованное опасение, что причинное постижение природы может ее развенчать, €вл€етс€ вторым главным мотивом страха перед причинностью. “ак возникает еще одна помеха исследованию, котора€ тем сильнее, чем выше в человеке благоговение перед красотой и величием ¬селенной, чем прекраснее и значительнее кажетс€ ему какое-то €вление природы.

«апрет исследований, происход€щий из этой трагической причины, тем опаснее, что он никогда не переступает порог сознани€. —просите -- и каждый с чистой совестью отрекомендуетс€ поклонником естественных наук. Ѕолее того, такие люди могут и сами быть крупными исследовател€ми в какой-то ограниченной области; но в подсознании они решительно настроены не заходить в попытках научного исследовани€ в границы того, к чему относ€тс€ с благоговением. ¬озникающа€ таким образом ошибка состоит не в том, что допускаетс€ существование непознаваемого. Ќикто не знает лучше самих ученых, что человеческое познание не безгранично; но оно посто€нно доказывает, что мы не знаем, где проходит, его граница. "¬ глубь ѕрироды, -- писал  ант, -- проникают исследование и анализ ее €влений. Ќеизвестно, как далеко это может повести в будущем". ¬озникающее подобным образом преп€тствие к исследованию €вл€етс€ совершенно произвольной границей между познаваемым и уже не познаваемым. ћногие отличные натуралисты испытывали такое благоговение перед жизнью и ее особенност€ми, что проводили границу у ее возникновени€. ќни предполагали особую жизненную силу, некий направл€ющий всесоздающий фактор, который нельз€ признать ни необходимым, ни достаточным дл€ научного объ€снени€. ƒругие провод€т границу там, где, по их ощущению, человеческое достоинство требует прекратить все попытки естественного объ€снени€.

 ак относитс€ или как должен относитьс€ к действительным границам человеческого познани€ насто€щий ученый, € пон€л в ранней молодости из высказывани€ одного крупного биолога, которое наверн€ка не было обдумано заранее. Ќикогда не забуду, как јльфред  юн делал однажды доклад в јвстрийской академии наук и закончил его словами √ете: "¬ысшее счастье мысл€щего человека -- постичь постижимое и спокойно почитать непостижимое". —казав это, он на миг задумалс€, потом протестующе подн€л руку и звонко, перекрыва€ уже начавшиес€ аплодисменты, воскликнул: "Ќет, господа! Ќе спокойно, а не спокойно!" Ќасто€щего естествоиспытател€ можно определить именно по его способности уважать то постижимое, которое ему удалось постичь, не меньше чем прежде. ¬едь именно из этого вырастает дл€ него возможность хотеть, чтобы было постигнуто то, что кажетс€ непостижимым; он совершенно не боитс€ развенчать природу проникновением в причины ее €влений. ¬прочем, природа -- после научного объ€снени€ какого-либо из ее процессов -- никогда не оставалась в положении €рмарочного шарлатана, потер€вшего репутацию волшебника. ≈стественно-причинные взаимосв€зи всегда оказывались еще прекраснее и значительнее, чем самые красивые мифические толковани€.

«наток природы не может испытывать благоговени€ к непознаваемому, сверхъестественному; дл€ него существует лишь одно чудо, и состоит оно в том, что решительно все в мире, включа€ и наивысший расцвет жизни, возникло без чудес в обычном смысле этого слова. ¬селенна€ утратила бы дл€ него свое величие, если бы ему пришлось узнать, что какое-то €вление -- скажем, поведение благородного человека, направл€емое разумом и моралью, -- может происходить лишь при нарушении вездесущих и всемогущих законов единого ¬сего.

„увство, которое испытывает натуралист по отношению к великому единству законов природы, нельз€ выразить лучше, чем словами: "ƒве вещи наполн€ют душу все новым и растущим изумлением: звездное небо надо мною и моральный закон во мне". »зумление и благоговение не помешали »ммануилу  анту найти естественное объ€снение закономерност€м звездного неба, и притом именно такое, которое исходит из его происхождени€. ћы и моральный закон рассматриваем не как нечто данное a priori, но как нечто возникшее естественным путем, -- точно так же, как он рассматривал законы неба. ќн ничего не знал о великом становлении органического мира. Ѕыть может, он согласилс€ бы с нами?

—≈ „≈Ћќ¬≈ 

я на то, с ноги снима€

свой сапог, ему ответил:

"Ёто, ƒемон, страшный символ

человека: вот нога из

грубой кожи; то,что больше

не природа, но и в дух не

превратилось; нечто меж звериной

лапой и сандалией √ермеса".

’ристиан ћоргенштерн

ѕредположим, что некий беспристрастный этолог сидит на какой-то другой планете, скажем на ћарсе, и наблюдает социальное поведение людей с помощью зрительной трубы, увеличение которой слишком мало, чтобы можно было узнавать отдельных людей и прослеживать их индивидуальное поведение, но вполне достаточно, чтобы наблюдать такие крупные событи€, как переселение народов, битвы и т.п. ≈му никогда не пришло бы в голову, что человеческое поведение направл€етс€ разумом или, тем более, ответственной моралью.

≈сли предположить, что наш внеземной наблюдатель -- это чисто интеллектуальное существо, которое само лишено каких-либо инстинктов и ничего не знает о том, как функционируют инстинкты вообще и агресси€ в частности, и каким образом их функции могут нарушатьс€, ему было бы очень нелегко пон€ть историю человечества. ѕосто€нно повтор€ющиес€ событи€ этой истории нельз€ объ€снить, исход€ из человеческого разума. —казать, что они обусловлены тем, что обычно называют "человеческой натурой", -- это пустые слова. –азумна€, но нелогична€ человеческа€ натура заставл€ет две нации сост€затьс€ и боротьс€ друг с другом, даже когда их не вынуждает к этому никака€ экономическа€ причина; она подталкивает к ожесточенной борьбе две политические партии или религии, несмотр€ на поразительное сходство их программ всеобщего благополучи€; она заставл€ет какого-нибудь јлександра или Ќаполеона жертвовать миллионами своих подданных ради попытки объединить под своим скипетром весь мир. ѕримечательно, что в школе мы учимс€ относитьс€ к люд€м, совершавшим все эти дикости, с уважением; даже почитать их как великих мужей. ћы приучены покор€тьс€ так называемой политической мудрости государственных руководителей -- и настолько привыкли ко всем таким €влени€м, что большинство из нас не может пон€ть, насколько глупо, насколько вредно дл€ человечества историческое поведение народов.

Ќо если осознать это, невозможно уйти от вопроса: как же получаетс€, что предположительно разумные существа могут вести себ€ столь неразумно?

—овершенно очевидно, что здесь должны действовать какие-то подавл€ющие сильные факторы, способные полностью вырывать управление у человеческого разума и, кроме того, совершенно не способные учитьс€ на опыте.  ак сказал √егель, уроки истории учат нас, что народы и правительства ничему не учатс€ у истории и не извлекают из нее никаких уроков.

¬се эти поразительные противоречи€ наход€т естественное объ€снение и полностью поддаютс€ классификаци, если заставить себ€ осознать, что социальное поведение людей диктуетс€ отнюдь не только разумом и культурной традицией, но по-прежнему подчин€етс€ еще и тем закономерност€м, которые присущи любому филогенетически возникшему поведению; а эти закономерности мы достаточно хорошо узнали, изуча€ поведение животных.

ѕредположим теперь, что наш наблюдатель-инопланет€нин -- это опытный этолог, досконально знающий все, что кратко изложено в предыдущих главах. “огда он должен сделать неизбежный вывод, что с человеческим обществом дело обстоит почти так же, как с обществом крыс, которые так же социальны и миролюбивы внутри замкнутого клана, но сущие дь€волы по отношению к сородичу, не принадлежащему к их собственной партии. ≈сли бы наш наблюдатель на ћарсе узнал еще и о демографическом взрыве, о том, что оружие становитс€ все ужаснее, а человечество разделилось на несколько политических лагерей, -- он оценил бы наше будущее не более оптимистично, чем будущее нескольких враждебных крысиных стай на почти опустошенном корабле. ѕритом этот прогноз был бы еще слишком хорош, так как о крысах можно предсказать, что после ¬еликого »стреблени€ их останетс€ достаточно, чтобы сохранить вид; в отношении людей, если будет использована водородна€ бомба, это весьма проблематично.

¬ символе ƒрева ѕознани€ заключена глубока€ истина.

«нание, выросшее из абстрактного мышлени€, изгнало человека из ра€, в котором он, бездумно следу€ своим инстинктам, мог делать все, чего ему хотелось. ѕроисход€щее из этого мышлени€ вопрошающее экспериментирование с окружающим миром подарило человеку его первые оруди€: огонь и камень, зажатый в руке. » он сразу же употребил их дл€ того, чтобы убивать и жарить своих собратьев. Ёто доказывают находки на сто€нках синантропа: возле самых первых следов использовани€ огн€ лежат раздробленные и отчетливо обожженные человеческие кости. јбстрактное мышление дало человеку господство над всем вневидовым окружением и тем самым спустило с цепи внутривидовой отбор; а мы уже знаем, к чему это обычно приводит. ¬ "послужной список" такого отбора нужно, наверно, занести и ту гипертрофированную агрессивность, от которой мы страдаем и сегодн€. ƒав человеку словесный €зык, абстрактное мышление одарило его возможностью передачи над-индивидуального опыта, возможностью культурного развити€; но это повлекло за собой настолько резкие изменени€ в услови€х его жизни, что приспособительна€ способность его инстинктов потерпела крах.

ћожно подумать, что каждый дар, достающийс€ человеку от его мышлени€, в принципе должен быть оплачен какой-то опасной бедой, котора€ неизбежно идет следом.

Ќа наше счастье, это не так, потому что из абстрактного мышлени€ вырастает и та разумна€ ответственность человека, на которой только и основана надежда управитьс€ с посто€нно растущими опасност€ми.

„тобы придать какую-то обозримость моему представлению о современном биологическом состо€нии человечества, € хочу рассмотреть отдельные угрожающие ему опасности в той же последовательности, в какой они перечислены выше, а затем перейти к обсуждению ответственной морали, ее функций и пределов ее действенности.

¬ главе о моралеподобном поведении мы уже слышали о тех тормоз€щих механизмах, которые сдерживают агрессию у различных общественных животных и предотвращают ранение или смерть сородича.  ак там сказано, естественно, что эти механизмы наиболее важны и потому наиболее развиты у тех животных, которые в состо€нии легко убить существо примерно своего размера. ¬орон может выбить другому глаз одним ударом клюва, волк может однимединственньш укусом вспороть другому €ремную вену. ≈сли бы надежные запреты не предотвращали этого -- давно не стало бы ни воронов, ни волков. √олубь, за€ц и даже шимпанзе не в состо€нии убить себе подобного одним-единственным ударом или укусом.   тому же добавл€етс€ способность к бегству, развита€ у таких не слишком вооруженных существ настолько, что позвол€ет им уходить даже от "профессиональных" хищников, которые в преследовании и в убийстве более сильны, чем любой, даже самый быстрый и сильный сородич. ѕоэтому на свободной охотничьей тропе обычно не бывает, чтобы такое животное могло серьезно повредить себе подобного; и соответственно нет селекционного давлени€, которое бы вырабатывало запреты убийства. ≈сли тот, кто держит животных, к своей беде и к беде своих питомцев, не принимает всерьез внутривидовую борьбу совершенно "безобидных тварей" -- он убеждаетс€, что таких запретов действительно не существует. ¬ неестественных услови€х неволи, где побежденный не может спастись бегством, посто€нно происходит одно и то же: победитель старательно добивает его -- медленно и ужасно. ¬ моей книге " ольцо цар€ —оломона" в главе "ћораль и оружие" описано, как горлица -- символ всего самого мирного, -- не имеюща€ этих запретов, может замучить до смерти своего собрата.

Ћегко себе представить, что произошло бы, если бы игра природы одарила какого-нибудь голуб€ вороньим клювом.

ѕоложение такого выродка, наверно, было бы совершенно аналогично положению человека, который только что обнаружил возможность использовать острый камень в качестве оружи€. ѕоневоле содрогнешьс€ при мысли о существе, возбудимом, как шимпанзе, с такими же внезапными вспышками €рости -- и с камнем, зажатым в руке.

ќбщераспространенное мнение, которого придерживаютс€ даже многие специалисты в этой области, сводитс€ к тому, что все человеческое поведение, служащее интересам не индивида, а общества, диктуетс€ осознанной ответственностью. “акое мнение ошибочно; что мы и покажем на конкретных примерах в этой главе. Ќаш общий с шимпанзе предок наверн€ка был по меньшей мере так же предан своему другу, как дикий гусь или галка, а уж тем более волк или павиан; несомненно, что он с таким же презрением к смерти был готов отдать свою жизнь, встава€ на защиту своего сообщества, так же нежно и бережно относилс€ к молодым сородичам и обладал такими же запретами убийства, как и все эти животные. Ќа наше счастье, мы тоже в полной мере унаследовали соответствующие "животные" инстинкты.

јнтропологи, которые занимались образом жизни австралопитека и африканского человека, за€вл€ют, что эти предки -- поскольку они жили охотой на крупную дичь -- передали человечеству опасное наследство "природы хищника". ¬ этом утверждении заключено опасное смешение двух пон€тий -- хищного животного и каннибала, -- в то врем€ как эти пон€ти€ почти полностью исключают друг друга; каннибализм представл€ет у хищников крайне редкое исключение. ¬ действительности можно лишь пожалеть о том, что человек как раз не имеет "натуры хищника".

Ѕольша€ часть опасностей, которые ему угрожают, происходит от того, что по натуре он сравнительно безобидное все€дное существо; у него нет естественного оружи€, принадлежащего его телу, которым он мог бы убить крупное животное. »менно потому у него нет и тех механизмов безопасности, возникших в процессе эволюции, которые удерживают всех "профессиональных" хищников от применени€ оружи€ против сородичей. ѕравда, львы и волки иногда убивают чужих сородичей, вторгшихс€ на территорию их группы; может случитьс€ даже, что во внезапном приступе €рости неосторожным укусом или ударом лапы убьют члена собственной группы, как это иногда происходит, по крайней мере в неволе. ќднако подобные исключени€ не должны заслон€ть тот важный факт, что все т€желовооруженные хищники такого рода должны обладать высокоразвитыми механизмами торможени€, которые -- как уже сказано в главе о моралеподобном поведении -- преп€тствуют самоуничтожению вида.

¬ предыстории человека никакие особенно высокоразвитые механизмы дл€ предотвращени€ внезапного убийства не были нужны: такое убийство было попросту невозможно.

Ќападающий, убива€ свою жертву, мог только царапать, кусать или душить; причем жертва имела более чем достаточную возможность апеллировать к тормозам агрессивности нападающего -- жестами покорности и испуганным криком. ѕон€тно, что на слабо вооруженных животных не действовало селекционное давление, которое могло бы вызывать к жизни те сильные и надежные запреты примен€ть оружие, какие попросту необходимы дл€ выживани€ видов, обладающих оружием опасным.  огда же изобретение искусственного оружи€ открыло новые возможности убийства, -- прежнее равновесие между сравнительно слабыми запретами агрессии и такими же слабыми возможност€ми убийства оказалось в корне нарушено.

„еловечество уничтожило бы себ€ уже с помощью самых первых своих великих открытий, если бы не одно замечательное совпадение: возможность открытий, изобретений и великий дар ответственности в равной степени €вл€ютс€ плодами одной и той же сугубо человеческой способности, способности задавать вопросы. „еловек не погиб в результате своих собственных открытий -- по крайней мере до сих пор -- только потому, что он способен поставить перед собой вопрос о последстви€х своих поступков -- и ответить на него. Ётот уникальный дар не принес человечеству гарантий против самоуничтожении. ’от€ со времени открыти€ камн€ выросли и моральна€ ответственность, и вытекающие из нее запреты убийства, но, к сожалению, в равной мере возросла и легкость убийства, а главное -- утонченна€ техника убийства привела к тому, что последстви€ де€ни€ уже не тревожат того, кто его совершил. –ассто€ние, на котором действует все огнестрельное оружие, спасает убийцу от раздражающей ситуации, котора€ в другом случае оказалась бы в чувствительной близости от него, во всей ужасной отвратительности последствий. Ёмоциональные глубины нашей души попросту не принимают к сведению, что сгибание указательного пальца при выстреле разворачивает внутренности другого человека. Ќи один психически нормальный человек не пошел бы даже на охоту, если бы ему приходилось убивать дичь зубами и ногт€ми. Ћишь за счет отгораживани€ наших чувств становитс€ возможным, чтобы человек, который едва ли решилс€ бы дать вполне заслуженный шлепок хамоватому ребенку, вполне способен нажать пусковую кнопку ракетного оружи€ или открыть бомбовые люки, обрека€ сотни самых прекрасных детей на ужасную смерть в огне. Ѕомбовые ковры расстилали добрые, хорошие, пор€дочные отцы -- факт ужасающий, сегодн€ почти неправдоподобный! ƒемагоги обладают, очевидно, очень хорошим, хот€ и только практическим знанием инстинктивного поведени€ людей -- они целенаправленно, как важное орудие, используют отгораживание подстрекаемой партии от раздражающих ситуаций, тормоз€щих агрессивность.

— изобретением оружи€ св€зано господство внутривидового отбора и все его жуткие про€влени€. ¬ третьей главе, где речь шла о видосохран€ющей функции агрессии, и в дес€той -- об организации сообщества крыс -- € достаточно подробно разъ€снил, как конкуренци€ сородичей, если она действует без св€зи с вневидовым окружением, может повести к самым странным и нецелесообразным уродствам.

ћой учитель ’ейнрот дл€ иллюстрации такого вредного воздействи€ приводил в пример крыль€ аргус-фазана и темп работы в западной цивилизации.  ак уже упоминалось, € считаю, что и гипертрофи€ человеческого агрессивного инстинкта -- это следствие той же причины.

¬ 1955 году € писал в небольшой статье "ќб убийстве сородича": "я думаю -- специалистам по человеческой психологии, особенно глубинной, и психоаналитикам следовало бы это проверить, -- что сегодн€шний цивилизованный человек вообще страдает от недостаточной разр€дки инстинктивных агрессивных побуждений. Ѕолее чем веро€тно, что пагубные про€влени€ человеческого агрессивного инстинкта, дл€ объ€снени€ которых «игмунд ‘рейд предположил особый инстинкт смерти, основаны просто-напросто на том, что внутривидовой отбор в далекой древности снабдил человека определенной мерой агрессивности, дл€ которой он не находит адекватного выхода при современной организации общества". ≈сли в этих словах чувствуетс€ легкий упрек, сейчас € должен решительно вз€ть его назад.   тому времени, когда € это писал, уже были психоаналитики, совершенно не верившие в инстинкт смерти и объ€сн€вшие самоуничтожительные про€влени€ агрессии как нарушени€ инстинкта, который в принципе должен поддерживать жизнь. я даже познакомилс€ с человеком, который уже в то врем€ -- в полном соответствии с только что

изложенной постановкой вопроса

-- изучал проблему гипертрофированной агрессивности, обусловленной внутривидовым отбором.

—идней ћарголин, психиатр и психоаналитик из ƒенвера, штат  олорадо, провел очень точное психоаналитическое и социально-психологическое исследование на индейцах прерий, в частности из племени юта, и показал, что эти люди т€жко страдают от избытка агрессивных побуждений, которые им некуда деть в услови€х урегулированной жизни сегодн€шней индейской резервации в —еверной јмерике.

ѕо мнению ћарголина, в течение сравнительно немногих столетий -- во врем€ которых индейцы прерий вели дикую жизнь, состо€вшую почти исключительно из войн и грабежей, -- чрезвычайно сильное селекционное давление должно было заметно усилить их агрессивность. ¬полне возможно, что значительные изменени€ наследственной картины были достигнуты за такой короткий срок; при жестком отборе породы домашних животных мен€ютс€ так же быстро.

 роме того, в пользу предположени€ ћарголина говорит то, что индейцы-юта, выросшие при другом воспитании, страдают так же, как их старшие соплеменники, -- а также и то, что патологические про€влени€, о которых идет речь, известны только у индейцев из прерий, племена которых были подвержены упом€нутому процессу отбора.

»ндейцы-юта страдают неврозами чаще, чем какие-либо другие группы людей; и ћарголин обнаружил, что общей причиной этого заболевани€ оказываетс€ посто€нно подавленна€ агрессивность. ћногие индейцы чувствуют себ€ больными и говор€т, что они больны, но на вопрос, в чем же состоит их болезнь, не могут дать никакого ответа, кроме одного: "Ќо ведь € -- юта!" Ќасилие и убийство по отношению к чужим -- в пор€дке вещей; по отношению к соплеменникам, напротив, оно крайне редко, поскольку запрещено табу, безжалостную суровость которого так же легко пон€ть из предыдущей истории юта: плем€, находившеес€ в состо€нии беспрерывной войны с белыми и с соседними племенами, должно было любой ценой пресекать ссоры между своими членами. ”бивший соплеменника был об€зан, согласно традиции, покончить с собой. Ёта заповедь оказалась в силе даже дл€ юта-полицейского, который, пыта€сь арестовать соплеменника, застрелил его при вынужденной обороне. “от, напившись, ударил своего отца ножом и попал в бедренную артерию, что вызывало смерть от потери крови.  огда полицейский получил приказ арестовать убийцу, -- хот€ о предумышленном убийстве не было и речи, -- он обратилс€ к своему бледнолицему начальнику с рапортом. јргументировал он так: преступник хочет умереть, он об€зан совершить самоубийство и теперь наверн€ка совершит его таким образом, что станет сопротивл€тьс€ аресту и вынудит его, полицейского, его застрелить. Ќо тогда и самому полицейскому придетс€ покончить с собой. ѕоскольку более чем недальновидный сержант настаивал на своем распор€жении -- трагеди€ развивалась, как и было предсказано. Ётот и другие протоколы ћарголина читаютс€, как древнегреческие трагедии, в которых неотвратима€ судьба вынуждает людей быть виновными и добровольно искупать невольно совершенные грехи.

ќбъективно и убедительно, даже доказательно говорит за правильность марголинской интерпретации такого поведени€ юта их предрасположенность к несчастным случа€м.

ƒоказано, что "предрасположенность к авари€м" €вл€етс€ следствием подавленной агрессивности; у индейцев-юта норма автомобильных аварий чудовищно превышает норму любой другой группы автомобилистов.  ому приходилось когда-нибудь вести скоростную машину, будучи в состо€нии €рости, тот знает -- если только он был при этом способен к самонаблюдению, -- насколько сильно про€вл€етс€ в такой ситуации склонность к самоуничтожающим действи€м. ѕо-видимому, и выражение "инстинкт смерти" произошло от таких особых случаев.

–азумеетс€, внутривидовой отбор и сегодн€ действует в нежелательном направлении, но обсуждение всех этих €влений увело бы нас слишком далеко от темы агрессии. ќтбор так же интенсивно поощр€ет инстинктивную подоплеку накопительства, тщеслави€ и проч., как подавл€ет простую пор€дочность. Ќынешн€€ коммерческа€ конкуренци€ грозит вызвать по меньшей мере такую же ужасную гипертрофию упом€нутых побуждений, какую у внутривидовой агрессии вызвало военное сост€зание людей каменного века.

—частье лишь в том, что выигрыш богатства и власти не ведет к многочисленности потомства, иначе положение человечества было бы еще хуже.

 роме действи€ оружи€ и внутривидового отбора, головокружительно растущий темп развити€ -- это третий источник бед, который человечество должно принимать в расчет, пользу€сь великим даром своего абстрактного мышлени€. »з абстрактного мышлени€ и всех его результатов -- прежде всего из символики словесной речи -- у людей выросла способность, которой не дано ни одному другому существу.  огда биолог говорит о наследовании приобретенных признаков, то он имеет в виду лишь приобретенное изменение наследственности, генома. ќн совершенно не задумываетс€ о том, что "наследование" имело -- уже за много веков до √регора ћендел€ -- юридический смысл, и что это слово поначалу примен€лось к биологическим €влени€м по чистой аналогии. —егодн€ это второе значение слова стало дл€ нас настолько привычным, что мен€ бы наверно не пон€ли, если бы € просто написал: "“олько человек обладает способностью передавать по наследству приобретенные качества".

я здесь имею в виду следующее: если человек, скажем, изобрел лук и стрелы -- или украл их у более развитого соседа, -- то в дальнейшем не только его потомство, но и все его сообщество имеет в распор€жении это оружие так же посто€нно, как если бы оно было телесным органом, возникшим в результате мутации и отбора. »спользование этого оружи€ забудетс€ не легче, чем станет рудиментарным какой-нибудь столь же жизненно важный орган.

ƒаже если один-единственный индивид приобретает какую-то важную дл€ сохранени€ вида особенность или способность, она тотчас же становитс€ общим досто€нием всей попул€ции; именно это и обусловливает упом€нутое тыс€чекратное ускорение исторического процесса, который по€вилс€ в мире вместе с абстрактным мышлением. ѕроцессы приспосабливани€, до сих пор поглощавшие целые геологические эпохи, теперь могут произойти за врем€ нескольких поколений. Ќа эволюцию, на филогенез -- протекающий медленно, почти незаметно в сравнении с новыми процессами, -- отныне накладываетс€ истори€; над филогенетически возникшим сокровищем наследственности возвышаетс€ громадное здание исторически приобретенной и традиционно передаваемой культуры.

 ак применение оружи€ и орудий труда -- и выросшее из него мировое господство человека, -- так и третий, прекраснейший дар абстрактного мышлени€ влечет за собой свои опасности. ¬се культурные достижени€ человека имеют одно большое "но": они касаютс€ только тех его качеств и действий, которые подвержены вли€нию индивидуальной модификации, вли€нию обучени€. ќчень многие из врожденных поведенческих актов, свойственных нашему виду, не таковы: скорость их изменени€ в процессе изменени€ вида осталась такой же, с какой измен€ютс€ все телесные признаки, с какой шел весь процесс становлени€ до того, как на сцене по€вилось абстрактное мышление.

„то могло произойти, когда человек впервые вз€л в руку камень? ¬полне веро€тно, нечто подобное тому, что можно наблюдать у детей в возрасте двух-трех лет, а иногда и старше: никакой инстинктивный или моральный запрет не удерживает их от того, чтобы изо всей силы бить друг друга по голове т€желыми предметами, которые они едва могут подн€ть. ¬еро€тно, первооткрыватель камн€ так же мало колебалс€, стукнуть ли своего товарища, который его только что разозлил. ¬едь он не мог знать об ужасном действии своего изобретени€; врожденный запрет убийства тогда, как и теперь, был настроен на его естественное вооружение. —мутилс€ ли он, когда его собрат по племени упал перед ним мертвым? ћы можем предположить это почти наверн€ка.

ќбщественные высшие животные часто реагируют на внезапную смерть сородича самым драматическим образом. —ерые гуси сто€т над мертвым другом с шипением, в наивысшей готовности к обороне. Ёто описывает ’ейнрот, который однажды застрелил гус€ в присутствии его семьи. я видел то же самое, когда египетский гусь ударил в голову молодого серого; тот, шата€сь, добежал до родителей и тотчас умер от мозгового кровоизли€ни€. –одители не могли видеть удара и потому реагировали на падение и смерть своего ребенка точно так же. ћюнхенский слон ¬астл, который без какого-либо агрессивного умысла, игра€, т€жело ранил своего служител€, -- пришел в величайшее волнение и встал над раненым, защища€ его, чем, к сожалению, помешал оказать ему своевременную помощь. Ѕернхард √ржимек рассказывал мне, что самец шимпанзе, который укусил и серьезно поранил его, пыталс€ ст€нуть пальцами кра€ раны, когда у него прошла вспышка €рости.

¬полне веро€тно, что первый  аин тотчас же пон€л ужасность своего поступка. ƒовольно скоро должны были пойти разговоры, что если убивать слишком много членов своего племени -- это поведет к нежелательному ослаблению его боевого потенциала.  акой бы ни была воспитательна€ кара, предотвращавша€ беспреп€тственное применение нового оружи€, во вс€ком случае, возникла кака€-то, пусть примитивна€, форма ответственности, котора€ уже тогда защитила человечество от самоуничтожени€.

“аким образом, перва€ функци€, которую выполн€ла ответственна€ мораль в истории человечества, состо€ла в том, чтобы восстановить утраченное равновесие между вооруженностью и врожденным запретом убийства. ¬о всех прочих отношени€х требовани€ разумной ответственности могли быть у первых людей еще совсем простыми и легко выполнимыми.

–ассуждение не будет слишком нат€нутым, если мы предположим, что первые насто€щие люди, каких мы знаем из доисторических эпох -- скажем, кроманьонцы, -- обладали почти в точности такими же инстинктами, такими же естественными наклонност€ми, что и мы; что в организации своих сообществ и в столкновени€х между ними они вели себ€ почти так же, как некоторые еще и сегодн€ живущие племена, например папуасы центральной Ќовой √винеи. ” них каждое из крошечных селений находитс€ в посто€нном состо€нии войны с сосед€ми, в отношени€х взаимной умеренной охоты за головами. "”меренность", как ее определ€ет ћаргарэт ћид, состоит в том, что не предпринимаютс€ организованные разбойничьи походы с целью добычи вожделенных человеческих голов, а лишь при оказии, случайно встретив на границе своей области какую-нибудь старуху или пару детей, "зовут с собой" их головы.

Ќу а теперь -- предполага€ наши допущени€ верными -- представим себе, что мужчина живет в таком сообществе с дес€тком своих лучших друзей, с их женами и детьми.

¬се мужчины неизбежно должны стать побратимами; они -- друзь€ в самом насто€щем смысле слова, каждый не раз спасал другому жизнь. » хот€ между ними возможно какое-то соперничество из-за главенства, из-за девушек и т.д., -- как бывает, скажем, у мальчишек в школе, -- оно неизбежно отходит на задний план перед посто€нной необходимостью вместе защищатьс€ от враждебных соседей. ј сражатьс€ с ними за само существование своего сообщества приходилось так часто, что все побуждени€ внутривидовой агрессии насыщались с избытком. я думаю, что при таких обсто€тельствах в этом содружестве из п€тнадцати мужчин, любой из нас уже по естественной склонности соблюдал бы дес€ть заповедей ћоисе€ по отношению к своему товарищу и не стал бы ни убивать его, ни клеветать на него, ни красть жену его или что бы там ни было, ему принадлежащее. Ѕезо вс€ких сомнений, каждый по естественной склонности стал бы чтить не только отца своего и мать, но и вообще всех старых и мудрых, что и происходит, по ‘резер ƒарлинг, уже у оленей, и уж тем более у приматов, как €вствует из наблюдений ”ошбэрна, ƒеворэ и  ортландта.

»ными словами, естественные наклонности человека не так уж и дурны. ќт рождени€ человек вовсе не так уж плох, он только недостаточно хорош дл€ требований жизни современного общества.

”же само увеличение количества индивидов, принадлежащих к одному и тому же сообществу, должно иметь два результата, которые нарушают равновесие между важнейшими инстинктами взаимного прит€жени€ и отталкивани€, т.е. между личными узами и внутривидовой агрессией. ¬о-первых, дл€ личных уз вредно, когда их становитс€ слишком много. —таринна€ мудра€ пословица гласит, что по-насто€щему хороших друзей у человека много быть не может.

Ѕольшой "выбор знакомых", который неизбежно по€вл€етс€ в каждом более крупном сообществе, уменьшает прочность каждой отдельной св€зи. ¬о-вторых, скученность множества индивидов на малом пространстве приводит к притуплению всех социальных реакций.  аждому жителю современного большого города, перекормленному всевозможными социальными св€з€ми и об€занност€ми, знакомо тревожащее открытие, что уже не испытываешь той радости, как ожидал, от посещени€ друга, даже если действительно любишь его и давно его не видел. «амечаешь в себе и отчетливую наклонность к ворчливому недовольству, когда после ужина еще звонит телефон. ¬озрастающа€ готовность к агрессивному поведению

€вл€етс€

характерным

следствием

скученности; социологи-экспериментаторы это давно уже знают.

  этим нежелательным последстви€м увеличени€ нашего сообщества добавл€ютс€ и невозможность разр€дить весь объем агрессивных побуждений, "предусмотренный" дл€ вида. ћир -- это первейша€ об€занность горожанина, а враждебна€ соседн€€ деревн€, котора€ когда-то предлагала объект дл€ высвобождени€ внутривидовой агрессии, ушла в далекое прошлое.

„ем больше развиваетс€ цивилизаци€, тем менее благопри€тны все предпосылки дл€ нормальных про€влений нашей естественной склонности к социальному поведению, а требовани€ к нему посто€нно возрастают: мы должны обращатьс€ с нашим "ближним" как с лучшим другом, хот€, быть может, в жизни его не видели; более того, с помощью своего разума мы можем прекрасно сознавать, что об€заны любить даже врагов наших, -- естественные наклонности никогда бы нас до этого не довели... ¬се проповеди аскетизма, предостерегающие от того, чтобы отпускать узду инстинктивных побуждений, учение о первородном грехе, утверждающее, что человек от рождени€ порочен, -- все это имеет общее рациональное зерно: понимание того, что человек не смеет слепо следовать своим врожденным наклонност€м, а должен учитьс€ властвовать над ними и ответственно контролировать их про€влени€.

ћожно ожидать, что цивилизаци€ будет развиватьс€ все более ускоренным темпом -- хотелось бы наде€тьс€, что культура не будет от нее отставать, -- ив той же мере будет возрастать и становитьс€ все т€желее брем€, возложенное на ответственную мораль. –асхождение между тем, что человек готов сделать дл€ общества, и тем, чего общество от него требует, будет расти; и ответственности будет все труднее сохран€ть мост через эту пропасть. Ёта мысль очень тревожит, потому что при всем желании не видно каких-либо селективных преимуществ, которые хоть один человек сегодн€ мог бы извлечь из обостренного

чувства ответственности или из добрых естественных наклонностей. —корее следует серьезно опасатьс€, что нынешн€€ коммерческа€ организаци€ общества своим дь€вольским вли€нием соперничества между людьми направл€ет отбор в пр€мо противоположную сторону. “ак что задача ответственности посто€нно усложн€етс€ и с этой стороны.

ћы не облегчим ответственной морали решение всех этих проблем, переоценива€ ее силу. √ораздо полезнее скромно осознать, что она -- "всего лишь" компенсационный механизм, который приспосабливает наше инстинктивное наследие к требовани€м культурной жизни и образует с ним функционально единую систему. “ака€ точка зрени€ разъ€сн€ет многое из того, что непон€тно при ином подходе.

ћы все страдаем от необходимости подавл€ть свои побуждени€; одни больше, другие меньше -- по причине очень разной врожденной склонности к социальному поведению.

ѕо доброму, старому психиатрическому определению, психопат -- это человек, который либо страдает от требований, предъ€вл€емых ему обществом, либо заставл€ет страдать само общество. “ак что, в определенном смысле, все мы психопаты, поскольку нав€занное общим благом отречение от собственных побуждений заставл€ет страдать каждого из нас. Ќо особенно это определение относитс€ к тем люд€м, которые в результате ломаютс€ и станов€тс€ либо невротиками, т.е. больными, либо преступниками. ¬ соответствии с этим точным определением, "нормальный" человек отличаетс€ от психопата -- или добрый гражданин от преступника -- вовсе не так резко, как здоровый от больного. –азличие, скорее, аналогичное тому, какое существует между человеком с компенсированной

сердечной недостаточностью и больным, страдающим "некомпенсированным пороком", сердце которого при возрастающей мышечной нагрузке уже не в состо€нии справитьс€ с недостаточным закрыванием клапана или с его сужением. Ёто сравнение оправдываетс€ и тем, что компенсаци€ требует затрат энергии.

“ака€ точка зрени€ на ответственную мораль может разрешить противоречие в  антовой концепции морали, которое поразило уже ‘ридриха Ўиллера. ќн говорил, что √ердер -- это "одухотвореннейший из всех кантианцев"; восставал против отрицани€ какой-либо ценности естественных наклонностей в этике  анта и издевалс€ над ней в

замечательной эпиграмме: "я с радостью служу другу, но, к несчастью, делаю это по склонности, потому мен€ часто гложет мысль, что € не добродетелен!" ќднако мы не только служим своему другу по собственной склонности, мы еще и оцениваем его дружеские поступки с точки зрени€ того, в самом ли деле тепла€ естественна€ склонность побудила его к такому поведению! ≈сли бы мы были до конца последовательными кантианцами, то должны были бы поступать наоборот -- и ценить, прежде всего, такого человека, который по натуре совершенно нас не переносит, но которого "ответственный вопрос к себе", вопреки его сердечной склонности, заставл€ет вести себ€ прилично по отношению к нам. ќднако в действительности мы относимс€ к таким благодетел€м в лучшем случае с весьма прохладным вниманием, а любим только того, кто относитс€ к нам по-дружески потому, что это доставл€ет ему радость, и если делает что-то дл€ нас, то не считает, будто совершил нечто, достойное благодарности.

 огда мой незабвенный учитель ‘ердинанд ’охштеттер в возрасте 71 года читал свою прощальную лекцию, тогдашний ректор ¬енского университета сердечно благодарил его за долгую и плодотворную работу. Ќа эту благодарность ’охштеттер дал ответ, в котором сконцентрирован весь парадокс ценности -- или ее отсутстви€ -- естественных наклонностей. ќн сказал так:

"¬ы здесь благодарите мен€ за то, за что € не заслуживаю ни малейшей благодарности. Ќадо благодарить моих родителей, моих предков, которые дали мне в наследство именно такие, а не другие наклонности.

Ќо если вы спросите мен€, чем € занималс€ всю жизнь и в науке, и в преподавании, то € должен честно ответить: €, собственно, всегда делал то, что доставл€ло мне наибольшее удовольствие!"  акое замечательное возражение! Ётот великий натуралист, который -- € это знаю совершенно точно -- никогда не читал  анта, принимает здесь именно его точку зрени€ по поводу ценностной индифферентности естественных наклонностей; но в то же врем€ примером своей ценнейшей жизни и работы приводит  антово учение о ценност€х к еще более полному абсурду, нежели Ўиллер в своей эпиграмме. » выходом из этого противоречи€ становитс€ очень простое решение кажущейс€ проблемы, если признать ответственную мораль компенсационным механизмом и не отрицать ценности естественных наклонностей.

≈сли приходитс€ оценивать поступки какого-то человека, в том числе и собственные, то -- очевидно -- они оцениваютс€ тем выше, чем меньше соответствовали простым и естественным наклонност€м. ќднако если нужно оценить самого человека -- например, при выборе друзей, -- с той же очевидностью предпочтение отдаетс€ тому, чье дружеское расположение определ€етс€ вовсе не разумными соображени€ми -- как бы высокоморальны они ни были, -- а исключительно чувством теплой естественной склонности.

 огда мы подобным образом используем дл€ оценки человеческих поступков и самих людей совершенно разные критерии -- это не только не парадокс, но про€вление простого здравого смысла.

 то ведет себ€ социально уже по естественной склонности, тому в обычных обсто€тельствах почти не нужны механизмы компенсации, а в случае нужды он обладает мощными моральными резервами.  то уже в повседневных услови€х вынужден тратить все сдерживающие силы своей моральной ответственности, чтобы держатьс€ на уровне требований культурного общества, -- тот, естественно, гораздо раньше ломаетс€ при

возрастании

нагрузки. Ёнергетическа€ сторона нашего сравнени€ с пороком сердца и здесь подходит очень точно, поскольку возрастание нагрузки, при которой социальное поведение людей становитс€ "некомпенсированным", может быть самой различной природы, но так или иначе "истощает силы". ћораль легче всего отказывает не под вли€нием одиночного, резкого и чрезмерного испытани€; легче всего это происходит

под воздействием истощающего, долговременного нервного перенапр€жени€, какого бы рода оно ни было. «аботы, нужда, голод, страх, переутомление, крушение надежд и т.д. -- все это действует одинаково.  то имел возможность наблюдать множество людей в услови€х такого рода -- на войне или в заключении, -- тот знает, насколько непредвиденно и внезапно наступает моральна€ декомпенсаци€. Ћюди, на которых, казалось, можно положитьс€ как на каменную гору, неожиданно ломаютс€; а в других, не вызывавших особого довери€, открываютс€ просто-таки неисчерпаемые источники сил, и они одним лишь своим примером помогают бесчисленному множеству остальных сохранить моральную стойкость.ќднако пережившие нечто подобное знают и то, что сила доброй воли и ее устойчивость -- две независимые переменные. ќсознав это, основательно учишьс€ не чувствовать себ€ выше того, кто сломалс€ раньше, чем ты сам. Ќаилучший и благороднейший в конце концов доходит до такой точки, что больше не может:" Ёли. Ёли, ламма ассахфани?"1

¬ соответствии с этикой  анта, только внутренний закон человеческого разума сам по себе порождает категорический императив в качестве ответа на "ответственный вопрос к себе".  антовы пон€ти€ "разум, рассудок" и "ум, интеллект" отнюдь не идентичны. ƒл€ него само собой разумеетс€, что разумное создание просто не может хотеть причинить вред другому, подобному себе. ¬ самом слове "рассудок" этимологически заключена способность "судить", "входить в соглашение", иными словами -- существование высоко ценимых социальных св€зей между всеми разумными существами. ƒл€  анта совершенно €сно и самоочевидно то, что дл€ этолога нуждаетс€ в разъ€снении: тот факт, что человек не хочет вредить другому. ¬еликий философ предполагает здесь очевидным нечто, требующее объ€снени€, и это -- хот€ и вносит некоторую непоследовательность в великий ход его мыслей -- делает его учение более приемлемым дл€ биолога. “ут по€вл€етс€ небольша€ лазейка, через которую в изумительное здание его умозаключений -- чисто рациональных -- может пробратьс€ чувство; иными словами -- инстинктивна€ мотиваци€.  ант и сам не верил, что человек удерживаетс€ от каких-либо действий, к которым его побуждают естественные склонности, чисто разумным пониманием логического противоречи€ в нормах его поступков. —овершенно очевидно, что необходим еще и эмоциональный фактор, чтобы преобразовать некое чисто рассудочное осознание в императив или в запрет. ≈сли мы уберем из нашего жизненного опыта эмоциональное чувство ценности -- скажем, ценности различных ступеней эволюции, -- если дл€ нас не будут представл€ть никакой ценности человек, человеческа€ жизнь и человечество в целом, то самый безукоризненный аппарат нашего интеллекта останетс€ мертвой машиной без мотора. —ам по себе он в состо€нии лишь дать нам средство к достижению каким-то образом поставленной цели; но не может ни определить эту цель, ни отдать приказ к ее достижению. ≈сли бы мы были нигилистами типа ћефистофел€ и считали бы, что "нет в мире вещи, сто€щей пощады", -- мы могли бы нажать пусковую кнопку водородной бомбы, и это никак бы не противоречило нормам нашего разумного поведени€.

“олько ощущение ценности, только чувство присваивает знак "плюс" или "минус" ответу на наш "категорический самовопрос" и превращает его в императив или в запрет. “ак что и тот, и другой вытекают не из рассудка, а из прорывов той тьмы, в которую наше сознание не проникает. ¬ этих сло€х, лишь косвенно доступных человеческому разуму, унаследованное и усвоенное образуют в высшей степени сложную структуру, котора€ не только состоит в теснейшем родстве с такой же структурой высших животных, но в значительной своей части попросту ей идентична. ѕо существу, наша отлична от той лишь постольку, поскольку у человека в усвоенное входит культурна€ традици€. »з структуры этих взаимодействий, протекающих почти исключительно в подсознании, вырастают побуждени€ ко всем нашим поступкам, в том числе и к тем, которые сильнейшим образом подчинены управлению нашего самовопрошающего разума.

“ак возникают любовь и дружба, все теплые чувства, пон€тие красоты, стремление к художественному творчеству и к научному познанию. „еловек, избавленный от всего так сказать "животного", лишенный подсознательных стремлений, человек как чисто разумное существо был бы отнюдь не ангелом, скорее наоборот!

ќднако нетрудно пон€ть, каким образом могло утвердитьс€ мнение, будто все хорошее -- и только хорошее, -- что служит человеческому сообществу, об€зано своим существованием морали, а все "эгоистичные" мотивы человеческого поведени€, которые не согласуютс€ с социальными требовани€ми, вырастают из "животных" инстинктов. ≈сли человек задаст себе категорический вопрос  анта:" ћогу ли € норму своего поведени€ возвысить до уровн€ естественного закона или при этом возникло бы нечто, противоречащее разуму?" -- то все поведение, в том числе и инстинктивное, окажетс€ в высшей степени разумным; при условии, что оно выполн€ет задачи сохранени€ вида, ради которых было создано ¬еликими  онструкторами эволюции.

ѕротиворазумное возникает лишь в случае нарушени€ какого-либо инстинкта. ќтыскать это нарушение -- задача категорического вопроса, а компенсировать -- категорического императива. ≈сли инстинкты действуют правильно, "по замыслу конструкторов", вопрос к себе не сможет отличить их от –азумного. ¬ этом случае вопрос: "ћогу ли € возвысить норму моих поступков до уровн€ естественного закона?" -- имеет бесспорно положительный ответ, ибо эта норма уже сама €вл€етс€ таким законом!

–ебенок падает в воду, мужчина прыгает за ним, вытаскивает его, исследует норму своего поступка и находит, что она -- будучи возвышена до естественного закона -- звучала бы примерно так: " огда взрослый самец Homo Sapiens видит, что жизни детеныша его вида угрожает опасность, от которой он может его спасти, -- он это делает". Ќаходитс€ така€ абстракци€ в каком-либо противоречии с разумом?

 онечно же, нет! —паситель может похлопать себ€ по плечу и гордитьс€ тем, как разумно и морально он себ€ вел. ≈сли бы он на самом деле зан€лс€ этими рассуждени€ми, ребенок давно бы уже утонул, прежде чем он прыгнул бы в воду. ќднако человек -- по крайней мере принадлежащий нашей западной культуре -- крайне неохотно узнает, что действовал он чисто инстинктивно, что каждый павиан в аналогичной ситуации сделал бы то же самое.

ƒревн€€ китайска€ мудрость гласит, что не все люди есть в звер€х, но все звери есть в люд€х. ќднако из этого вовсе не следует, что этот "зверь в человеке" с самого начала €вл€ет собой нечто злое и опасное, по возможности подлежащее искоренению. —уществует одна человеческа€ реакци€, в которой лучше всего про€вл€етс€, насколько необходимо может быть безусловно "животное" поведение, унаследованное от антропоидных предков, причем именно дл€ поступков, которые не только считаютс€ сугубо человеческими и высокоморальными, но и на самом деле €вл€ютс€ таковыми. Ёта реакци€ -- так называемое воодушевление. ”же само название, которое создал дл€ нее немецкий €зык, подчеркивает, что человеком овладевает нечто очень высокое, сугубо человеческое, а именно -- дух. √реческое слово "энтузиазм" означает даже, что человеком владеет бог. ќднако в действительности воодушевленным человеком овладевает наш давний друг и недавний враг -- внутривидова€ агресси€ в форме древней и едва ли сколь-нибудь сублимированной реакции социальной защиты, ¬ соответствии с этим, воодушевление пробуждаетс€ с предсказуемостью рефлекса во всех внешних ситуаци€х, требующих вступлени€ в борьбу за какие-то социальные ценности, особенно за такие, которые осв€щены культурной традицией. ќни могут быть представлены конкретно -- семь€, наци€, Alma Mater или спортивна€ команда -- либо абстрактными пон€ти€ми, как прежнее величие студенческих корпораций, неподкупность художественного творчества или профессиональна€ этика индуктивного исследовани€. я одним духом называю подр€д разные вещи -- которые кажутс€ ценными мне самому или, непон€тно почему, вид€тс€ такими другим люд€м -- со специальным умыслом показать недостаток избирательности, который при случае позвол€ет воодушевлению стать столь опасным.

¬ радражающих ситуаци€х, которые наилучшим образом вызывают воодушевление и целенаправленно создаютс€ демагогами, прежде всего должна присутствовать угроза высоко почитаемым ценност€м. ¬раг, или его мул€ж, могут быть выбраны почти произвольно, и -- подобно угрожаемым ценност€м -- могут быть конкретными или абстрактными.

"Ёти" евреи, боши, гунны, эксплуататоры, тираны и т.д. год€тс€ так же, как мировой капитализм, большевизм, фашизм, империализм и многие другие "измы". ¬о-вторых, к раздражающей ситуации такого рода относитс€ и по возможности увлекающа€ за собой фигура вожд€, без которой, как известно, не могут обойтись даже самые антифашистски настроенные демагоги, ибо вообще одни и те же методы самых разных политических течений обращены к инстинктивной природе человеческой реакции воодушевлени€, которую можно использовать в своих цел€х. “ретьим, и почти самым важным фактором воодушевлени€ €вл€етс€ еще и по возможности наибольшее количество увлеченных. «акономерности воодушевлени€ в этом пункте совершенно идентичны закономерност€м образовани€ анонимных стай, описанным в 8-й главе: увлекающее действие стаи растет, повидимому, в геометрической прогрессии при увеличении количества индивидов в ней.

 аждый сколь-нибудь чувствительный человек знает, какие субъективные ощущени€ сопровождают эту реакцию.

ѕрежде всего она характеризуетс€ качеством чувства, известного под именем воодушевлени€. ѕо спине и -- как вы€сн€етс€ при более внимательном наблюдении -- по наружной поверхности рук пробегает "св€щенный трепет". „еловек чувствует себ€ вышедшим из всех св€зей повседневного мира и подн€вшимс€ над ними; он готов все бросить, чтобы повиноватьс€ зову —в€щенного ƒолга. ¬се преп€тстви€, сто€щие на пути к выполнению этого долга, тер€ют вс€кую важность; инстинктивные запреты калечить и убивать сородичей утрачивают, к сожалению, большую часть своей силы. –азумные соображени€, люба€ критика или встречные доводы, говор€щие против действий, диктуемых воодушевлением, заглушаютс€ за счет того, что замечательна€ переоценка всех ценностей заставл€ет их казатьс€ не только не основательными, но и просто ничтожными и позорными.

 ороче, как это прекрасно выражено в украинской пословице: " олы прапор в'этьс€, про голову нэйдэтьс€".

— этими переживани€ми коррелируютс€ объективно наблюдаемые €влени€: повышаетс€ тонус всех поперечнополосатых мышц, осанка становитс€ более напр€женной, руки несколько приподнимаютс€ в стороны и слегка поворачиваютс€ внутрь, так что локти выдвигаютс€ наружу. √олова гордо подн€та, подбородок выдвинут вперед, а лицева€ мускулатура создает совершенно определенную мимику, всем нам известную из кинофильмов, -- "героическое лицо". Ќа спине и по наружной поверхности рук топорщатс€ кожные волосы -- именно это и €вл€етс€ объективной стороной пресловутого "св€щенного трепета".

¬ св€щенности этого трепета и в одухотворенности воодушевлени€ усомнитс€ тот, кто видел соответствующие поведенческие акты самца шимпанзе, который с беспримерным мужеством выходит защищать свое стадо или семью.

ќн тоже выдвигает вперед подбородок, напр€гает все тело и поднимает локти в стороны; у него тоже шерсть встает дыбом, что приводит к резкому и наверн€ка устрашающему увеличению контура его тела при взгл€де спереди. ѕоворот рук внутрь совершенно очевидно предназначен дл€ того, чтобы вывести наружу наиболее заросшую сторону и тем усилить упом€нутый эффект. ќбща€ комбинаци€ осанки и вздыбленной шерсти служит тому же "блефу", что и у горб€щейс€ кошки: она выполн€ет задачу изобразить животное более крупным и опасным, чем на самом деле. “ак что и наш "св€щенный трепет" -- это не что иное, как попытка взъерошить остатки некогда бывшего меха.

„то переживает обезь€на при своей социальной защитной реакции, этого мы не знаем; однако вполне веро€тно, что она так же самоотверженно и героически ставит на карту свою жизнь, как и воодушевленный человек. Ќет сомнений в подлинной эволюционной гомологии реакций защиты стада у шимпанзе -- и воодушевлени€ у человека; более того, можно очень хорошо представить себе, как одно произошло из другого. ¬едь и у нас те ценности, на защиту которых мы поднимаемс€ с воодушевлением, имеют прежде всего общественную значимость. ≈сли мы припомним сказанное в главе "ѕривычка, церемони€ и волшебство", покажетс€ почти неверо€тным, что реакци€, котора€ первоначально служила защите индивидуально знакомого, конкретного члена сообщества, все больше и больше брала под свою защиту над-индивидуальные, передаваемые традицией культурные ценности, имеющие более долгую жизнь, нежели группы отдельных людей.

≈сли наше мужественное выступление за то, что нам кажетс€ высочайшей ценностью, протекает по тем же нервным пут€м, что и социальные защитные реакции наших антропоидных предков, -- € воспринимаю это не как отрезвл€ющее напоминание, а как чрезвычайно серьезный призыв к самопознанию. „еловек, у которого такой реакции нет -- это калека в смысле инстинктов, и € не хотел бы иметь его своим другом; но тот, кого увлекает слепа€ рефлекторность этой реакции, представл€ет собой угрозу дл€ человечества:

он легка€ добыча тех демагогов, которые умеют провоцировать раздражающие ситуации, вызывающие человеческую агрессивность, так же хорошо, как мы -- разбиратьс€ в физиологии поведени€ наших подопытных животных.  огда при звуках старой песни или какого-нибудь марша по мне хочет пробежать св€щенный трепет, -- € оборон€юсь от искушени€ и говорю себе, что шимпанзе тоже производ€т ритмичный шум, готов€сь к совместному нападению. ѕодпевать -- значит класть палец в рот дь€волу.

¬оодушевление -- это насто€щий автономный инстинкт человека, как, скажем, инстинкт триумфального крика у серых гусей. ќно обладает своим собственным поисковым поведением, своими собственными вызывающими стимулами, и доставл€ет -- как каждый знает по собственному опыту -- настолько сильное удовлетворение, что противитьс€ его заманчивому действию почти невозможно.  ак триумфальный крик очень существенно вли€ет на социальную структуру серых гусей, даже господствует в ней, так и инстинкт воодушевленного боевого порыва в значительной степени определ€ет общественную и политическую структуру человечества. ќно не потому агрессивно и посто€нно готово к борьбе, что разделено на партии, враждебно противосто€щие друг другу; оно структурировано именно таким образом потому, что это предоставл€ет раздражающую ситуацию, необходимую дл€ разр€дки социальной агрессии. "≈сли бы какое-то вероучение на самом деле охватило весь мир, -- пишет Ёрих фон ’ольст, -- оно бы тотчас же раскололось по меньшей мере на два резко враждебных толковани€ (одно истинное, другое еретическое), и вражда и борьба процветали бы, как и раньше; ибо человечество, к сожалению, таково, каково оно есть".

“аков ƒвуликий янус -- человек. ≈динственное существо, способное с воодушевлением посв€щать себ€ высшим цел€м, нуждаетс€ дл€ этого в психофизиологической организации, звериные особенности которой несут в себе опасность, что оно будет убивать своих собратьев в убеждении, будто так надо дл€ достижени€ тех самых высших целей.

—е -- человек!

Ќјƒ≈ё—№ » ¬≈–ё

ћне не мнитс€, что знанье могу предоставить,

„тоб исправить людей и на путь наставить.

√ете

¬ отличие от ‘ауста, € представл€ю себе, что мог бы преподать нечто такое, что исправит людей и наставит их на путь. Ёта мысль не кажетс€ мне слишком заносчивой. ѕо крайней мере она менее заносчива, нежели обратна€, -- если та исходит не из убеждени€, что сам не способен учить, а из предположени€, что "эти люди" не способны пон€ть новое учение. “акое бывает лишь в чрезвычайных случа€х, когда какой-нибудь гений опережает свое врем€ на века.

≈сли современники кого-то слушают и даже читают его книги, можно с уверенностью утверждать, что это не гений.

¬ лучшем случае он может потешить себ€ мыслью, что ему есть что сказать как раз "по делу". ¬се, что может быть сказано, наилучшим образом действует как раз тогда, когда говор€щий своими новыми иде€ми лишь чуть-чуть опережает слушателей. “огда они реагируют мыслью: "Ќа самом деле, € сам должен был догадатьс€!" “ак что здесь не самомнение -- наоборот: € искренне убежден, что в ближайшем будущем очень многие, может быть даже большинство, все сказанное в этой книге о внутривидовой агрессии и об опасност€х, вытекающих дл€ человечества из ее нарушений, будут принимать за самоочевидные и даже банальные истины.

 огда € здесь вывожу следстви€ из содержани€ этой книги и, подобно древнегреческим мудрецам, свожу их в практический устав поведени€, -- мне наверн€ка нужно больше опасатьс€ упреков в банальности, нежели обоснованных возражений. ѕосле того что сказано в предыдущей главе о современном положении человечества, предлагаемые меры защиты от гроз€щих опасностей покажутс€ жалкими. ќднако это отнюдь не говорит против правильности сказанного. »сследование редко приводит к драматическим переменам в мировых событи€х; такие перемены возможны разве что в смысле разрушени€, поскольку новые открыти€ легко употребить во вред. Ќапротив, чтобы применить результаты исследований творчески и благотворно, требуетс€, как правило, не меньше остроуми€ и трудной кропотливой работы, чем дл€ того, чтобы их получить.

ѕервое и самое очевидное правило высказано уже в "познай себ€" -- это требование углубить понимание причин нашего собственного поведени€. Ќаправлени€, в которых, по-видимому, будет развиватьс€ прикладна€ этологи€, уже начинают определ€тьс€. ќдно из них -- это объективное физиологическое исследование возможностей разр€дки агрессии в ее первоначальных формах на эрзац-объекты; и мы уже сегодн€ знаем, что пуста€ бочка из-под карбида -- это не самый лучший вариант.

¬торое -- это исследование так называемой сублимации методами психоанализа. ћожно ожидать, что и эта человеческа€ форма катарсиса существенно поможет ослабить напр€женные агрессивные побуждени€.

ƒаже на сегодн€шнем скромном уровне наши знани€ о природе агрессии имеют некоторую практическую ценность. ќна состоит хот€ бы в том, что мы уже можем с уверенностью сказать, что не получитс€. ѕосле всего того, что мы узнали об инстинктах вообще и об агрессии в частности, два "простейших" способа управл€тьс€ с агрессией оказываютс€ совершенно безнадежными. ¬о-первых, ее наверн€ка нельз€ исключить, избавл€€ людей от раздражающих ситуаций; и, во-вторых, с ней нельз€ совладать, навесив на нее морально-мотивированный запрет. ќбе эти стратегии так же хороши, как зат€жка предохранительного клапана на посто€нно подогреваемом котле дл€ борьбы с избыточным давлением пара.

≈ще одно меропри€тие, которое € считаю теоретически возможным, но крайне нежелательным, состо€ло бы в попытке избавитьс€ от агрессивного инстинкта с помощью направленной евгеники. ћы знаем из предыдущей главы, что внутривидова€ агресси€ участвует в человеческой реакции воодушевлени€, которое хот€ и опасно, однако необходимо дл€ достижени€ наивысших целей человечества. ћы знаем из главы о союзе, что агресси€ у очень многих животных -- веро€тно, так же и у человека -- €вл€етс€ необходимой составной частью личной дружбы. » наконец, в главе о ¬еликом ѕарламенте »нстинктов очень подробно показано, насколько сложно взаимодействие различных побуждений.

≈сли бы одно из них, причем одно из сильнейших, полностью исчезло -- последстви€ были бы непредсказуемы. ћы не знаем, насколько важны все поведенческие акты человека, в которых агресси€ принимает участие как мотивирующий фактор; не знаем, сколько их всего. я подозреваю, что очень много. ¬с€кое "начинание", в самом изначальном и широком смысле слова; самоуважение, без которого, пожалуй, исчезло бы все, что человек делает с утра до вечера, начина€ с ежедневного брить€ и конча€ наивысшими достижени€ми в культуре и науке; все, что как-то св€зано с честолюбием, со стремлением к положению, и многое, многое другое, столь же необходимое, -- все это было бы, веро€тно, потер€но с исчезновением агрессивных побуждений из жизни людей. »счезла бы, наверное, даже очень важна€ и сугубо человеческа€ способность -- сме€тьс€.

ѕеречислению того, что не получитс€ совершенно точно, €, к сожалению, могу противопоставить только такие меропри€ти€, успех которых мне всего лишь кажетс€ возможным.

Ќаиболее веро€тен успех того катарсиса, который создаетс€ разр€дкой агрессивности на эрзац-объект. Ётим путем, как изложено в главе "—оюз", уже пошли и ¬еликие  онструкторы, когда нужно было воспреп€тствовать борьбе между определенными индивидами.  роме того, здесь есть основани€ дл€ оптимизма и потому, что каждый человек, сколь-нибудь способный к самонаблюдению, в состо€нии намеренно переориентировать свою пробудившуюс€ агрессию на подход€щий эрзац-объект.  огда € -- как рассказано в главе о спонтанности агрессии, -- будучи в лагере дл€ военнопленных, несмотр€ на т€желейшую пол€рную болезнь, не ударил своего друга, а расплющил пустую жест€нку из-под карбида, -- это произошло наверн€ка лишь потому, что € знал симптомы инстинктивных напр€жений.

ј когда мо€ тетушка, описанна€ в 7-й главе, была так непоколебимо уверена в безграничной испорченности своих горничных, -- она упорствовала в своем заблуждении лишь потому, что ничего не знала о физиологических процессах, о коих идет речь. ѕонимание причинных св€зей нашего собственного поведени€ может предоставить нашему разуму и морали действительную возможность властно проникнуть туда, где категорический императив, предоставленный самому себе, безнадежно рушитс€.

ѕереориентирование агрессии -- это самый простой и самый надежный способ обезвредить ее. ќна довольствуетс€ эрзац-объектами легче, чем большинство других инстинктов, и находит в них полное удовлетворение. ”же древние греки знали пон€тие катарсиса, очищающей разр€дки; а психоаналитики прекрасно знают, кака€ масса похвальнейших поступков получает стимулы из "сублимированной" агрессии и приносит добавочную пользу за счет ее уменьшени€. –азумеетс€, сублимаци€ -- это отнюдь не только простое переориентирование. ≈сть существенна€ разница между человеком, который бьет кулаком по столу вместо физиономии собеседника, -- и другим, который гнев, не израсходованный на своего начальника, переплавл€ет в воодушевл€ющие боевые статьи, призывающие к благороднейшим цел€м.

ќсобой ритуализованной формой борьбы, развившейс€ в культурной жизни людей, €вл€етс€ спорт.  ак и филогенетически возникшие турнирные бои, он предотвращает социально вредные про€влени€ агрессии и одновременно поддерживает в состо€нии готовности ее функцию сохранени€ вида. ќднако кроме того, эта культурно-ритуализованна€ форма борьбы выполн€ет задачу, важность которой не с чем сравнить: она учит людей сознательному контролю, ответственной власти над своими инстинктивными боевыми реакци€ми. –ыцарственность спорта, котора€ сохран€етс€ даже при сильных раздражени€х, вызывающих агрессию, €вл€етс€ важным культурным достижением человечества.

 роме того, спорт благотворен в том смысле, что создает возможности поистине воодушевленного соперничества между над-индивидуальными сообществами. ќн не только открывает замечательный клапан дл€ накопившейс€ агрессии в ее более грубых, более индивидуальных и эгоистических про€влени€х, но и позвол€ет полностью про€витьс€ и израсходоватьс€ ее более специализированной, сугубо коллективной форме. Ѕорьба за иерархическое положение внутри группы, общий и трудный бой за вдохновл€ющую цель, мужественное преодоление серьезных опасностей, не считающа€с€ с собственной жизнью взаимопомощь и т.д. -- это поведенческие акты, которые в предыстории человечества имели высокую селективную ценность. ѕод уже описанным воздействием внутривидового отбора их ценность посто€нно возрастала; и до самого последнего времени это опасным образом вело к тому, что многие доблестные, но простодушные люди вовсе не считали войну чем-то, достойным отвращени€. ѕоэтому великое счастье, что все эти склонности наход€т полное удовлетворение в т€желых видах спорта, как альпинизм, подводный спорт и т.п. ѕоиски большего, максимально международного и максимально опасного соперничества €вл€ютс€, по мнению Ёрика фон ’ольста, главным мотивом космических полетов, которые именно поэтому привлекают такой огромный общественный интерес . ѕусть бы так было и впредь!

“акое соперничество между наци€ми благотворно не только потому, что дает возможность разр€дки национальному воодушевлению; оно имеет еще два следстви€, уменьшающие опасность войны. ¬о-первых, оно создает личное знакомство между людьми разных наций и партий; а во-вторых -- объедин€ет людей тем, что они (в остальном имеющие очень мало общего) воодушевл€ютс€ одним и тем же идеалом. Ёти две мощные силы противосто€т агрессии, и нам необходимо остановитьс€ на том, каким образом они осуществл€ют свое благотворное вли€ние и каким способом их можно активизировать.

»з главы "—оюз" мы уже знаем, что личное знакомство -- это не только предпосылка сложных механизмов, тормоз€щих агрессию; оно уже само по себе способствует притуплению агрессивных побуждений. јнонимность значительно облегчает прорывы агрессивности. Ќаивный человек испытывает чрезвычайно пылкие чувства злобы, €рости по отношению к "этим »ванам", "этим фрицам", "этим жидам", "этим макаронникам"... -- т.е. к соседним народам, клички которых по возможности комбинируютс€ с приставкой "гады -- . “акой человек может бушевать против них у себ€ за столом, но ему и в голову не придет даже проста€ невежливость, если он оказываетс€ лицом к лицу с представителем ненавистной национальности. –азумеетс€, демагог прекрасно знает о тормоз€щем агрессивность действии личного знакомства и потому последовательно стремитс€ предотвратить любые контакты между отдельными людьми тех сообществ, в которых хочет сохранить насто€щую взаимную вражду. » стратеги знают, насколько опасно любое "братание" между окопами дл€ боевого духа солдат.

я уже говорил, насколько высоко оцениваю практические знани€ демагогов в отношении инстинктивного поведени€ людей. » не могу предложить ничего лучшего, как перен€ть испытанные ими методы и использовать их дл€ достижени€ наших целей. ≈сли дружба между индивидами враждебных наций так пагубна дл€ национальной вражды, как это предполагают демагоги, -- очевидно, не без веских оснований, -- значит, мы должны делать все, чтобы содействовать индивидуальной дружбе. Ќи один человек не может ненавидеть народ, среди которого у него есть друзь€.

Ќескольких "выборочных проб" такого рода бывает достаточно, чтобы возбудить справедливое недоверие к тем абстракци€м, которые обычно сочин€ютс€ о €кобы типичных -- и, разумеетс€, достойных ненависти -- национальных особенност€х "этих" русских, немцев или англичан.

Ќасколько € знаю, мой друг ¬альтер –оберт  орти был первым, кто предприн€л серьезную попытку затормозить межнациональную агрессию с помощью интернациональной дружбы. ќн собрал в своем знаменитом детском селе в “рогене, в Ўвейцарии, молодежь всех нацональностей, какие только смог отыскать, и объединил реб€т совместной жизнью. ¬от бы ему последователей с большим размахом!

“реть€ мера, за которую можно и должно братьс€ сразу же, чтобы предотвратить пагубные про€влени€ одного из благороднейших человеческих инстинктов, -- это разумное и критическое овладение реакцией воодушевлени€, о которой мы говорили в предыдущей главе. » здесь тоже нам незачем стесн€тьс€ использовать опыт традиционной демагогии; то, что служило военному психозу, мы обратим на дело добра и мира.  ак мы уже знаем, в раздражающей ситуации, вызывающей

воодушевление, присутствуют три независимых друг от друга переменных фактора. ѕервый -- нечто, в чем вид€т ценность и что надо защищать; второй -- враг, который этой ценности угрожает; и третий -- среда сообщников, с которой человек чувствует себ€ заодно, когда поднимаетс€ на защиту угрожаемой ценности.   этому может добавитьс€ и какой-нибудь "вождь", призывающий к "св€щенной" борьбе, но этот фактор менее важен.

ћы говорили уже и о том, что эти роли в драме могут разыгрыватьс€ самыми различными фигурами; конкретными или абстрактными, одушевленными или нет.  ак и у многих других инстинктивных реакций, прорывы воодушевлени€ подчин€ютс€ так называемому правилу суммировани€ раздражении. ќно гласит, что действие различных провоцирующих раздражении складываетс€ так что слабость или даже отсутствие одного может быть компенсировано усиленным действием другого. »з этого следует, что подлинное воодушевление возможно и только ради чего-то ценного; враждебность против действительного или выдуманного противника не необходима.

‘ункци€ воодушевлени€ во многих отношени€х сходна с функцией триумфального крика у серых гусей и аналогично возникших реакций, которые состо€т из про€влений сильных социальных св€зей с товарищами и агрессии по отношению к врагам. я говорил в 11-й главе, что в случа€х наименьшей специализированности этого инстинктивного поведени€ -- скажем, у цихлид, у пеганок -- фигура врага еще необходима; но на более высокой ступени развити€ -- как у серых гусей -- она уже не нужна, чтобы сохран€ть взаимную принадлежность и взаимодействие друзей. я хотел бы думать и наде€тьс€, что реакци€ воодушевлени€ у людей уже достигла такой же независимости от исходной агрессии, или по крайней мере собираетс€ это сделать.

ќднако сегодн€ пугало врага еще €вл€етс€ очень сильным средством демагогов дл€ создани€ единства и воодушевл€ющего чувства принадлежности; воинствующие религии все еще имеют наибольший политический успех.

ѕотому -- это отнюдь не легка€ задача: нужно возбудить столь же сильное воодушевление массы людей ради мирного идеала, без помощи пугала, как это удаетс€ поджигател€м, у которых пугало есть.

ќчевидна€ на первый взгл€д иде€ -- использовать пугалом дь€вола и попросту натравить людей на "«ло" -- оказалась бы сомнительной даже с людьми, высокоразвитыми духовно. ¬едь зло -- по определению -- это нечто, несущее угрозу добру, т.е. чему-то такому, что ощущаетс€ ценностью. Ќо поскольку дл€ ученого наивысшую ценность представл€ет познание, он видит наихудшее из всех зол во всем, что преп€тствует расширению познани€. ѕоэтому мне лично злой шепот агрессивного инстинкта рекомендовал бы видеть воплощение враждебного начала в пренебрежении к естественно-научному исследованию, особенно у противников эволюционной теории. » если бы € ничего не знал о физиологии воодушевлени€ -- не знал бы, что оно "требует своего" как рефлекс, -- € мог бы начать религиозную войну со своими оппонентами. “ак что кака€ бы то ни было персонификаци€ зла недопустима. ќднако и без нее воодушевление, объедин€ющее отдельные группы, может повести к вражде между ними -- в том случае, если кажда€ из них выступает за свой, четко очерченный идеал и только с ним себ€ идентифицирует (€ употребл€ю здесь это слово в обычном, не психоаналитическом смысле). я. ’олло с полным основанием указывал, что в наше врем€ национальные идентификации очень опасны именно потому, что имеют такие четкие границы. „еловек может чувствовать себ€ "насто€щим американцем" в противоположность "русскому" -- и наоборот. ≈сли человеку знакомо множество ценностей и, воодушевл€€сь ими, он чувствует себ€ заодно со всеми людьми, которых так же, как и его, воодушевл€ет музыка, поэзи€, красота природы, наука и многое другое, -- он может реагировать незаторможенной боевой реакцией только на тех, кто не принимает участи€ ни в одной из этих групп. «начит, нужно увеличивать количество таких возможностей идентификации, а дл€ этого есть только один путь -- улучшение общего образовани€ молодежи. »сполненное любви отношение к человеческим ценност€м невозможно без обучени€ и воспитани€ в школе и в родительском доме. “олько они делают человека человеком, и не без оснований определенный вид образовани€ называетс€ гуманитарным: спасение могут принести ценности, которые кажутс€ далекими от борьбы и от политики как небо от земли.

ѕри этом не необходимо, может быть даже и нежелательно, чтобы люди разных обществ, наций и партий воспитывались в стремлении к одним и тем же идеалам. ƒаже незначительное совпадение взгл€дов на то, что именно €вл€етс€ вдохновл€ющими ценност€ми, достойными защиты, может уменьшить национальную вражду и принести согласие.

Ёти ценности в отдельных случа€х могут быть весьма специфическими. я, например, уверен, что те люди по обе стороны великого занавеса, которые посв€тили свою жизнь великому делу покорени€ космоса, испытывают друг к другу лишь глубочайшее уважение. «десь кажда€ из сторон, конечно же, согласитс€, что и друга€ боретс€ за подлинные ценности. ¬ этом плане космические полеты принос€т великую пользу.

—уществуют однако два дела -- еще более значительных и в подлинном смысле общечеловеческих, -- которые объедин€ют прежде разобщенные или даже враждебные партии или народы общим воодушевлением ради одних и тех же целей. Ёто -- искусство и наука. ÷енность их неоспорима; и даже самые отча€нные демагоги ни разу еще не посмели объ€вить никчемным или "выродившимс€" все искусство тех партий или народов, против которых они натравливали своих адептов.  роме того, музыка и изобразительное искусство не знают €зыковых барьеров -- и уже потому призваны говорить люд€м с одной стороны занавеса, что служители добра и красоты живут и по другую его сторону. » как раз дл€ выполнени€ этой задачи искусство должно оставатьс€ аполитичным. ¬полне оправданно безграничное отвращение, которое вызывает у нас тенденциозное искусство, подчиненное политике.

Ќаука, так же как и искусство, представл€ет собой неоспоримую и самосто€тельную ценность, независимую от партийной принадлежности тех людей, которые ею занимаютс€. ¬ отличие от искусства, она не €вл€етс€ непосредственно общедоступной и поэтому поначалу может св€зывать мостами общего воодушевлени€ лишь нескольких человек; но зато их -- очень прочно. ќб относительной ценности произведений искусства можно иметь разные мнени€, хот€ и здесь подлинные ценности отличимы от ложных. ¬ естественных науках эти слова имеют более узкий смысл: здесь подлинность или ложность высказывани€ определ€ютс€ не мнением отдельных личностей, а результатами дальнейших исследований.

Ќа первый взгл€д кажетс€ безнадежным воодушевить широкие массы современных людей абстрактной ценностью научной истины.  ажетс€, что это пон€тие слишком далеко от жизни, слишком бескровно, чтобы успешно конкурировать с той бутафорией воображаемой угрозы собственному сообществу и воображаемого врага, котора€ всегда была в руках изощренных демагогов удобным ключом дл€ высвобождени€ массового энтузиазма. ќднако при ближайшем рассмотрении можно усомнитьс€ в этой пессимистической мысли. ¬ противоположность той бутафории, истина -- не фикци€. Ќаука -- это ведь не что иное, как применение здравого человеческого разума; и далекой от жизни ее никак не назовешь. √ораздо легче говорить правду, чем ткать паутину лжи, котора€ бы не разоблачила себ€ своей противоречивостью. "¬едь правда, разум, здравый смысл -- видны без вс€ких ухищрений".

Ѕольше любых других достижений культуры научна€ истина €вл€етс€ коллективной собственностью всего человечества. ќна €вл€етс€ таковой потому, что не создана человеческим мозгом, как искусство или философи€ (хот€ философи€ -- это тоже "поэзи€", в высочайшем и благороднейшем смысле греческого слова поiе√'у, "творить, создавать"). Ќаучна€ истина -- это нечто такое, что человеческий мозг не сотворил, но отвоевал у окружающей внесубъективной действительности. ѕоскольку эта действительность дл€ всех людей одна и та же, то и в научных исследовани€х -- со всех сторон любых политических занавесов -- всегда, с надежным соответствием, обнаруживаетс€ одно и то же. ≈сли исследователь хоть чуточку сфальсифицирует результаты в плане своих политических убеждений, -- это может быть сделано бессознательно и с совершенно чистой совестью, -- действительность скажет на это "нет": попытка практического применени€ таких результатов будет безуспешна. Ќа ¬остоке, например, одно врем€ существовала школа, котора€ развивала учение о наследственности, утверждавшее наследование приобретенных признаков. Ёто делалось €вно из политических соображений -- можно только наде€тьс€, что бессознательно, -- и все, кто верил в единство научной истины, были весьма встревожены. “еперь о том утверждении больше не вспоминают, мнени€ генетиков всего мира снова совпали. Ёто, конечно же, всего лишь маленька€ победа, частична€; но это победа истины -- и потому основание дл€ высокого воодушевлени€.

ћногие жалуютс€ на рассудочность нашего времени, на глубокий скепсис нашей молодежи. Ќо € надеюсь, даже убежден, что это -- результат здоровой самозащиты от искусственных идеалов, от воодушевл€ющей бутафории, в сети которой так прочно попадали люди, особенно молодые, в недавнем прошлом. я полагаю, что как раз эту рассудочность и следует использовать дл€ пропаганды таких истин, которые, столкнувшись с недоверием, могут быть доказаны числом. ѕеред ним вынужден капитулировать любой скепсис. Ќаука -- не мистери€ и не черна€ маги€, методика ее усвоени€ проста. я полагаю, именно рассудочных скептиков можно воодушевить доказуемой истиной и всем тем, что она с собой несет.

—овершенно определенно, что человек может воодушевитьс€ абстрактной истиной; но все-таки она остаетс€ суховатым, скучноватым идеалом, и потому хорошо, что дл€ ее защиты можно привлечь другой поведенческий акт человека -- антагонистичный скуке смех. ќн во многом подобен воодушевлению: и в своих особенност€х, свойственных инстинктивному поведению, и в своем эволюционном происхождении от агрессии, но главное -- в своей социальной функции.  ак воодушевление во им€ одного и того же идеала, так и

смех по одному и тому же поводу создает чувство братской общности. —пособность сме€тьс€ вместе -- это не только предпосылка насто€щей дружбы, но почти уже первый шаг к ее возникновению.  ак мы знаем из главы "ѕривычка, церемони€ и волшебство", смех, веро€тно, возник путем ритуализации из переориентированного угрожающего жеста, в точности как триумфальный крик гусей. “ак же как триумфальный крик и воодушевление, смех не только создает общность его участников, но и направл€ет их агрессивность против постороннего. ≈сли человек не может сме€тьс€ вместе с остальными, он чувствует себ€ исключенным, даже если смех вовсе не направлен против него самого или вообще против чего бы то ни было. ≈сли кого-то высмеивают, здесь еще более отчетливо выступают как агрессивна€ составл€юща€ смеха, так и его аналоги€ с определенной формой триумфального крика.

Ќо, однако, смех -- это сугубо человеческий акт еще в большей степени, чем воодушевление. » формально и функционально он подн€лс€ выше над угрожающей мимикой, котора€ еще содержитс€ в обоих этих поведенческих актах. ¬ противоположность воодушевлению, даже при наивысшей интенсивности смеха не возникает опасность, что исходна€ агресси€ прорветс€ и поведет к нападению. —обаки, которые лают, иногда все-таки кусаютс€; но люди, которые смеютс€, не стрел€ют никогда! » хот€ моторика смеха более спонтанна и инстинктивна, чем моторика воодушевлени€, -- но вызывающие его механизмы более избирательны и лучше контролируютс€ человеческим разумом. —мех не лишает критических способностей.

Ќесмотр€ на все эти качества, смех -- это серьезное оружие, которое может причинить много вреда, если незаслуженно бьет беззащитного. (¬ысмеивать ребенка -- преступление.) » все же надежный контроль разума позвол€ет обращатьс€ с хохотом так, как с воодушевлением было бы крайне опасно: оно слишком по-звериному серьезно. ј смех можно сознательно и целенаправленно обратить против врага. Ётот враг -- совершенно определенна€ форма лжи. ¬ этом мире мало вещей, которые могут считатьс€ заслуживающим уничтожени€ злом так определенно, как фикци€ какого-нибудь "дела", искусственно созданного, чтобы вызывать почитание и воодушевление, -- и мало таких, которые настолько смешны при их внезапном разоблачении.  огда искусственный пафос вдруг сваливаетс€ с присвоенных котурнов, когда пузырь чванства с треском лопаетс€ от укола юмора, -- мы вправе безраздельно отдатьс€ освобождающему хохоту, который прекрасно вызываетс€ такой внезапной разр€дкой.

Ёто одно из немногих инстинктивных действий человека, которое безоговорочно одобр€етс€ категорическим самовопросом.

 атолический философ и писатель √.  . „естертон высказал поразительную мысль, что религи€ будущего будет в значительной степени основана на более высокоразвитом, тонком юморе. Ёто, может быть, несколько преувеличено, но € полагаю -- позволю парадокс и себе, -- что сегодн€ мы еще относимс€ к юмору недостаточно серьезно. я полагаю, что он €вл€етс€ благотворной силой, оказывающей мощную товарищескую поддержку ответственной морали -- котора€ очень перегружена в наше врем€ -- и что эта сила находитс€ в процессе не только культурного развити€, но и эволюционного роста.

ќт изложени€ того, что € знаю, € постепенно перешел к описанию того, что считаю очень веро€тным, и, наконец, -- на последних страницах, -- к исповеданию того, во что верю. Ёто позволено и ученому -- верить.

 оротко, € верю в победу »стины. я верю, что знание природы и ее законов будет все больше и больше служить общему благу людей; более того, € убежден, что уже сегодн€ такое знание ведет к этому. я верю, что возрастающее знание даст человеку подлинные идеалы, а в равной степени возрастающа€ сила юмора поможет ему высме€ть ложные. я верю, что они вместе уже сейчас способны направить отбор в желательном направлении.

ћногие людские качества, которые от палеолита и до самого недавнего прошлого считались высочайшими добродетел€ми, многие девизы типа "права иль нет -- мо€ страна", которые совсем недавно действовали в высшей степени воодушевл€юще, сегодн€ уже кажутс€ мысл€щим люд€м опасными; а тем, кто наделен чувством юмора, -- попросту комичными. Ёто должно действовать благотворно! ≈сли у индейцев-юта, этого несчастнейшего из всех народов, принудительный отбор в течение немногих столетий привел к пагубной гипертрофии агрессивного инстинкта, то можно -- не будучи чрезмерным оптимистом -- наде€тьс€, что у культурных людей под вли€нием нового вида отбора этот инстинкт будет ослаблен до приемлемой степени.

я вовсе не думаю, что ¬еликие  онструкторы эволюции решат проблему человечества таким образом, чтобы полностью ликвидировать его внутривидовую агрессию.

Ёто совершенно не соответствовало бы их проверенным методам. ≈сли какой-то инстинкт начинает в некоторых, вновь возникших услови€х причин€ть вред -- он никогда не устран€етс€ целиком; это означало бы отказ и от всех его необходимых функций. ¬место того всегда создаетс€ какой-то тормоз€щий механизм, который -- будучи приспособлен к новой ситуации -- предотвращает вредные про€влени€ этого инстинкта. ѕоскольку в процессе эволюции многих существ агресси€ должна была быть заморожена, чтобы дать возможность мирного взаимодействи€ двух или многих индивидов, -- возникли узы личной любви и дружбы, на которых построены и наши, человеческие общественные отношени€. ¬новь возникшие сегодн€ услови€ жизни человечества категорически требуют по€влени€ такого тормоз€щего механизма, который запрещал бы про€влени€ агрессии не только по отношению к нашим личным друзь€м, но и по отношению ко всем люд€м вообще. »з этого вытекает само собой разумеющеес€, словно у самой ѕрироды заимствованное требование -- любить всех братьев-людей, без огл€дки на личности. Ёто требование не ново, разумом мы понимаем его необходимость, чувством мы воспринимаем его возвышенную красоту, -- но так уж мы устроены, что выполнить его не можем. »стинные, теплые чувства любви и дружбы мы в состо€нии испытывать лишь к отдельным люд€м; и самые благие наши намерени€ ничего здесь не могут изменить.

Ќо ¬еликие  онструкторы -- могут. я верю, что они это сделают, ибо верю в силу человеческого разума, верю в силу отбора -- и верю, что разум приведет в движение разумный отбор. я верю, что наши потомки -- не в таком уж далеком будущем -- станут способны выполн€ть это величайшее и прекраснейшее требование подлинной „еловечности.

——џЋ ј Ќј »—“ќ„Ќ» 


Rambler's Top100 –ейтинг@Mail.ru
«јѕ»—№ Ќј ѕ–»≈ћ   ƒ≈“— ќћ” ¬–ј„”-ѕ—»’ќ“≈–јѕ≈¬“” д.м.н. ѕ≈–≈∆ќ√»Ќ” Ћ. ќ. 8-495-695-0229 (регистратура)